Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Жить долго

Почему дети растут во сне?

03.07.2020 22:19:49 | Автор: admin
Дети растут во сне не расхожая метафора, а научный факт. Все дело в соматотропном гормоне, который усиливает рост трубчатых костей и ускоряет синтез белка.Соматотропин гормон роста, который выделяется передней частью гипофиза. 80% суточной продукции этого гормона приходится на глубокий сон, что особенно важно для детей. В первые годы жизни организм ребенка быстро растет, поэтому ему необходим здоровый сон. Например, младенцы в среднем спят 18 часов в сутки, а шестимесячный ребенок 14,2 часа. Уровень продукции гормона роста постепенно повышается в детстве, достигая максимальных значений в период полового созревания, а затем по мере взросления снижается.Соматотропин не только отвечает за рост он контролирует процессы регенерации, отдыха и восстановления. Поэтому и взрослые после длительных и изнурительных тренировок часто не прочь вздремнуть. Но механизмы, согласно которым сон способствует восстановлению организма, еще слабо изучены.Из-за дефицита гормона роста у взрослых уменьшаются скелетные мышцы и увеличивается жировая масса, а еще снижается плотность костей. У детей нехватка гормона роста связана с замедленным ростом костей, что приводит к карликовости. Поэтому дети должны спать достаточное количество времени, чтобы физически развиваться.Подписывайтесь на гид Гормоны, чтобы узнать больше.Дополнительные материалыМихаил Полуэктов, Загадки сна: от бессоницы до летаргииhttps://pediatrics.aappublications.org/content/111/2/302 Подробнее..
Категории: Жить долго

Иван Болдырев Нарушать границы дисциплин интересно, но больно

06.07.2020 20:04:19 | Автор: admin
Междисциплинарность обязательное требование для сосуществования наук или просто дань моде и условие получения грантов? О том, как взаимодействуют различные дисциплины, какие из них более открыты к сотрудничеству и как междисциплинарность меняет научное знание и влияет на идеал науки, соучредитель ПостНауки Роман Авдеев побеседовал с философом Иваном Болдыревым.Что такое междисциплинарность Что такое междисциплинарность? Существует много разных определений. Интуитивно кажется, что есть два вида междисциплинарности, две ее разные формы. Первая когда собираются команды разных ученых:медиков и специалистов по Computer Science, математиков и физиков и так далее. Вместе они занимаются задачей, для решения которой нужно их взаимодействие, то есть отдельные задачи в данном случае разделены между разными людьми.Второе понимание междисциплинарности предполагает размытие дисциплинарных границ: химик перестает быть только химиком и берет на себя решение всех остальных задач. Это куда более проблематично, трудно и, наверное, интересно. Но с такой междисциплинарностью я сталкивался, как ни странно, чаще. Она была все время или это новое веяние? Не знаю историю понятия, но оно производно от феномена дисциплины, возникшего примерно в XIX веке, когда появились профессиональные области знания, связанные с университетами, и происходила их институционализация. Если раньше можно было заниматься наукой более-менее для себя, то профессиональная наука в том виде, в котором она сформировалась в XIX веке, конечно, требует институциональной укорененности.
Междисциплинарность внутри одного человека У вас два образования, философское и экономическое. Вам это мешает или помогает? У меня гораздо больше идентичностей. Всегда думаю о междисциплинарности, когда пытаюсь обновить свой CV. В Германии я защитил диссертацию по философии, но формально по немецкой литературе. Какое, казалось бы, экономика имеет отношение к немецкой литературе? Но мне всегда было скучно внутри одной дисциплины.Впрочем, с этим связаны и проблемы, потому что ученому важно идентифицироваться. Наука дифференцируется, становится сложнее, и постоянно возникают новые границы и группы ученых, которые не понимают друг друга даже внутри одной науки. Например, есть физики-теоретики и физики-экспериментаторы, которые часто терпеть друг друга не могут, считают, что другая сторона занимается полной чепухой и зря финансируется государством. Бывает так, что лагеря внутри дисциплины называются одинаково, а приезжаешь с одного факультета на другойи даже не понимаешь, о чем люди говорят.Нарушать эти границы безумно интересно, но больно и страшно, потому что новое сообщество может твою работу не признать и вообще счесть тебя шарлатаном. Боль, страх аффекты, которые постоянно преследуют нарушителей дисциплинарных границ, это расплата за интерес. Исходя из вашего личного опыта, кажется, что междисциплинарность больше мешает. Для решения междисциплинарных задач,наверное, нет. Но это в идеале, если бы не было никаких препятствий, тебе платили бы зарплату, а ты занимался бы тем, что тебя интересует. В реальности же нужно постоянно завоевывать место под солнцем и доказывать другим ученым, что ты не верблюд. Так устроено научное сообщество: именно ученые решают, достоин ли кто-то из них вхождения в определенную группу.Меня как исследователя всегда интересовали вопросы, находящиеся вне узкой дисциплинарной повестки, поэтому меня всегда и тянуло к таким же людям. Например, мой научный руководитель в Берлине профессор немецкой литературы, но пишет книги по экономике. Мне казалось вначале, что германисты в основном обсуждают Шиллера, Гёте или Кафку. Но на первом же коллоквиуме выяснилось, что литературоведение как исследование художественных текстов уже давно не есть что-то обязательное в этой дисциплине. Любой текст научный, журналистский, личный, какой угодно может стать объектом историко-литературного, гуманитарного теоретического исследования. Я написал диссертацию про философский текст Гегеля, читая его как художественный. Междисциплинарность такого и вообще всякого рода очень стимулирует ум и дает возможность по-новому посмотреть на привычные вещи.Как сотрудничают науки Есть ли уже междисциплинарные союзы? Наверное, есть, но мне о таковых за пределами знакомых мне наук неизвестно (если речь идет о реально организованных, институционализированных союзах). У разных дисциплин разная степеньоткрытости по отношению к другим наукам, у каких-то из них действительно есть установка на диалог с другими областями. Она проявляется по-разному. Например, ученые публикуют в своих журналах статьи представителей других дисциплин, приглашают их на конференции, прислушиваются к их мнению, чему-то у них учатся.Моя междисциплинарная ориентация всегда позволяла мне существовать или пытаться это делать в очень разных сообществах, по-разному организованных, с разными системами авторитетов, правил, представлений о том, что такое хорошая наука, интересная задача или вопрос. Поэтому и оказалось, что странным образом я философ, преподающий на экономическом факультете. Я не экономист и никогда не хотел им считаться, хотя эта наука меня очень интересует. У академических экономистов, кстати, есть только один способ идентификации: профессиональный ученый-экономист это тот, у кого есть PhD по экономике. Если у тебя этой степени нет, то с вероятностью 99% соответствующее сообщество тебя считать экономистом не будет. А философом? Философское сообщество более расколото, гетерогенно, так что здесь такого прямолинейного критерия нет. Экономическая наука сейчас гораздо более гомогенна. Во времена Маркса экономисты были очень разными, среди них было гораздо меньше единства с точки зрения дисциплинарной ориентации. А вот с конца XIX века и все последующее столетие эта наука сильно дисциплинировалась, становилась все более однородной, скреплялась едиными стандартами. Экономисты постоянно предпринимали усилия, чтобы сделать эти стандарты жесткими и жестко же их соблюдать. Сейчас это постепенно меняется. Но поскольку я изучал именно эту науку, то мне казалось, что все науки такие. Это, конечно, не так. Например, социология и политология пока еще не такие.Мода или необходимость Сегодня междисциплинарность необходимость науки или сиюминутное веяние? Зависит от конкретной науки. Например, философия тоже сильно разделена. Самое простое разделение аналитическая и континентальная философия. Вместе с тем мой философский бэкграунд изначально предполагает междисциплинарность. История или философия науки простейший вариант контактов между философией и наукой, сфера, междисциплинарная по своейприроде. Отвечая на какой-то философский или исторический вопрос, ты изучаешь и какую-то науку со стороны. Но, будучи извне, ты, конечно, должен быть и внутри, иначе будет неясно, как развивалась эта наука. Я занимаюсь историей экономической мысли, то есть работаю историком, который должен понимать устройство экономической науки.Другая сторона вопроса гранты и то, как устроены системы финансирования. Здесь значение имеет мода. Если мы как научное сообщество говорим, что поддерживаем междисциплинарные проекты, что это вообще значит? Многие люди плохо относятся к такому подходу: мол, если у вас в проекте есть представители разных дисциплин, то только тогда мы вам дадим денег. Я понимаю аллергию профессиональных ученых, потому что это навязывают им извне. Скажем, я математик и буду заниматься математикой зачем мне нужен непременно биолог, если мои задачи с биологией никак не связаны?Но я все-таки думаю, что это процесс эндогенный и интерес к междисциплинарности возник сам по себе. Думаю, что внутренняя потребность в этом есть во многих науках, потому что они тоже часть общества. Почти все вопросы в общественных науках по своей природе междисциплинарны. Допустим, налоги вопрос не только экономический, но и этический, политический и социальный, потому что возникает неравенство, связанное с тем или иным форматом налогообложения. Все больше обсуждается тема экологии, которая тоже междисциплинарна. Реакцией на изменение климата занимаются и экологи, и физики, и климатологи, и экономисты.Проблемы междисциплинарности Благо ли междисциплинарность? Приведу пример. Не хочу называть имен, но вот я подписан в Facebook на профессора экономики в одном американском университете, он специалист по работе с данными. Когда разверзся коронакризис, он решил посчитать какие-то вещи, связанные с заболеваемостью, динамикой и прочим. И влез на территорию другой дисциплины эпидемиологии. Оказалось, что культура работы с данными у эпидемиологов совершенно не такая, как у экономистов, эконометристов и всех, кто занимается количественным анализом данных, что эпидемиологи,с точки зрения экономистов,хуже подготовлены в этом отношении. Попытки что-то им доказать в соцсетях не увенчались ничем, кроме непонимания, жесткой критики и взаимной фрустрации. Получается, отсутствует культура междисциплинарности. Почему? Может, такой подход надо вводить уже в школе? Действительно, важно по крайней мере дать представление об этом, чтобы люди не боялись переходить междисциплинарные границы. Но за это нужно нести ответственность. Есть, как мне кажется, этика междисциплинарности, и ее главная заповедь примерно такая: ты не имеешь права говорить о какой-то дисциплине, если не знаешь ее или знаешь ее плохо. Простая максима, которая часто нарушается. Из-за этого в так называемых междисциплинарных работах, особенно в гуманитарных и социальных науках, много чепухи, которая в разных странах и сообществах по-разному отсеивается где-то хуже, где-то лучше. Но все это рождает недоверие к междисциплинарности. Кажется (и это приятная мысль, ее легко думать), что этим занимаются какие-то болтуны, ничего не понимающие в конкретных дисциплинах.Говорить о дисциплине в целом, даже будучи ее профессиональным представителем, тоже опасно и часто безответственно. Математики считают... или Экономическая наука показала, что... такого рода суждения проблематичны и нуждаются в миллионе оговорок, которые скучно слушать. Меж тем дьявол как раз в деталях: там, где говорится, что в науке нет однозначных решений, всегда есть вероятность ошибки и очень трудно найти консенсус.В идеале междисциплинарная работа концентрирует в себе лучшее, что есть в разных дисциплинах. В ней достигается самый высокий уровень, который возможен для тех или иных наук. Есть сложная совокупность знаний, и я, находясь как бы между этими науками, ни одну из них не теряю и не пренебрегаю уровнем пониманияпроисходящих в ней процессов, того, что эта наука достигла. Если и есть этический идеал междисциплинарности, то он таков. Можно это воспринимать как максиму, то, к чему должна стремиться наука в целом?В моем понимании, да. Это культура открытости, но из этого есть некое следствие: дисциплины все-таки первичны. Не зная дисциплин, про междисциплинарность говорить как-то странно.Будущее междисциплинарности Сегодня уже целые науки сразу возникают как междисциплинарные. Если заглянуть в будущее, теперь так и будет? Думаю, да, но эти процессы идут параллельно. Есть две простые тенденции. Первая как раз стремление к междисциплинарности, постоянные попытки навести мосты между науками и увидеть аналогии между разными задачами, обнаружить неожиданные связи между дисциплинами. Вторая тенденция обратная: все большая дифференциация и усложнение, возникновение новых границ и расхождений между дисциплинами. Это пагубная тенденция? Понятно, что существуют разные области, но все-таки разве не является целью науки создание некой целостной картины? Например, мечта физиков создать теорию, которая объясняла бы все, и они к этому идут. Думаю, не все. Но есть люди, тоскующие по временам Возрождения и идее, что человек гармоничен, все знает и это знание едино. А наука должна быть гармонична?У меня нет окончательного ответа, и я не хотел бы нормативных суждений. Думаю, ученые в итоге разберутся сами. И вообще непонятно, что такое прогресс в науке. В социальных науках это вообще вечная проблема. Я сейчас даже не про прогресс, а про идеал. Он тоже может меняться. Возникла новая болезнь, мы не знаем, как ее лечить, и на этом фоне сразу меняется отношение к науке:кажется, что она достигла не всего, чего нужно. Когда я учился в школе, учителя говорили, что наука это храм, некая цельность, что фрагментарность хоть и существует, но все мы в первую очередь ученые. Сейчас это представление сильно изменилось, но, если заглянуть в будущее, может быть, появятся какие-то новые дисциплины, которые не будут столь фрагментированными? Возможно, перемешаются самые неожиданные науки? История, которую я знаю, показывает, что время от времени появляются области знания, претендующие на синтезирующую функцию. В такие моменты кажется, что появляется фундаментальный язык, к которому сводимы разные науки. Но интересно, что и это универсальное знание меняется, люди работают в одном направлении, а потом оказывается, что другой язык лучше. И все начинают искать в ином месте.Раньше философия была таким языком, претендующим на это универсальное описание. В XX веке был период, когда казалось, что кибернетика должна объединить собойвсе науки. Сейчас, наверное, на такой статус претендуют нейронауки.Дополнительные материалыPhilip Mirowski. Machine Dreams: Economics Becomes a Cyborg Science,2001Экономическая социология: автопортреты. 2-е изд,2007Маркс К. Письмо к отцу в Трир (1837) // Из ранних произведений (18351844) Подробнее..
Категории: Жить долго

Архитектурные объекты и символическая система

06.07.2020 20:04:19 | Автор: admin
Идея рассматривать архитектуру как знаковую систему возникла из трех источников: из самой архитектурной теории, антропологических исследований традиционных культур и семиологии. Антропологическая и семиотическая логики концептуализации близки, но каждая из них по-своему интерпретирует архитектурный объект. О том, как здание становится слепком коллективных представлений и социальной структуры одновременно, рассказывает социолог Виктор Вахштайн.Устройство кабильского домаСередина 1950-х годов, грядет война за независимость в Алжире, ситуация во Франции неспокойная. Молодой французский философ, недавно защитивший диссертацию по Лейбницу и устроившийся преподавателем, отказался служить в армии, и его направляют на альтернативную воинскую службу в Версаль. Впрочем, очень быстро у него обнаруживают запрещенный цензурой журнал. В качестве наказания молодого французского философа отсылают в Алжир служить рядовым. Вначале он устраивается на склад, стараясь держаться подальше от зоны военных действий. Некоторое время спустя отмечают его редакторский талант, и в 1958 году, когда его воинская служба заканчивается, он решает переквалифицироваться в этнолога и остаться в Алжире еще на два года, чтобы собрать полевой материал.Этого молодого философа зовут Пьер Бурдьё. Он едет в регион Кабилии один из наиболее напряженных центров арабского национализма того времени. Бурдьё берет большое количество интервью с местными и фотографирует их дома. Так появляется одно из самых интересных исследований по символической, или структурной, антропологии жилища исследование кабильского дома, которое сейчас входит в анналы в большей степени социологии, чем антропологии.Как устроен кабильский дом? Представьте себе помещение, главная дверь которого всегда обращена на восток. Вы входите туда и видите, что помещение поделено на две неравные части треть и две трети его длины. Треть отведена под пространство для скота, которое находится уровнем ниже, чем основная часть. Над ним чердак, где хранится корм и ночуют женщины и дети. В жилой части, у стены напротив входа, стоит ткацкий станок (это место так и называется стена ткацкого станка), и там же расположен выход в огород. У противоположной от хлева стены, справа от входа, находится пространство очага (kanun), и вокруг него расставлены все предметы, которые сделаны с использованием огня, кувшины и посуда, а на самой стене висит, например, ружье хозяина. Когда приходит гость, его всегда сажают к светлой стене стене ткацкого станка или возле очага. Это связано с понятием честь, и если гостя посадили возле темной стены, у входа, то это знак наивысшего неуважения.
Символическое структурирование пространстваБурдьё начинает анализировать, как устроены те символические оппозиции, которые структурируют пространство кабильского дома. Центральная из них оппозиция мужского и женского, и легко догадаться, где хозяева дома занимаются сексом. Также это оппозиция высокого и низкого: жилое пространство находится выше, чем пространство для животных, и огонь как символический центр оказывается тоже прямо противоположным хлеву.Кроме того, очень важна оппозиция светлого и темного, сухого и влажного. Когда восходит солнце, свет падает на западную стену помещения, и получается, что западная стена дома это внутренний восток, а восточная стена темная и влажная это внутренний запад. Так Бурдьё обнаруживает феномен символической инверсии: каждая стена ассоциируется с определенным временем года, но не с точки зрения его внешней ориентации, а с точки зрения его внутренней логики. Если западная стена это внутренний восток, который ассоциируется с весной, то восточная стена это внутренний запад, который ассоциируется с осенью. Северная стена, где находится огонь, это внутренний юг, а значит, лето. Южная стена, где находится хлев, это внутренний север и, соответственно, зима.Это жесткое символическое структурирование архитектурного пространства (а мы можем говорить об архитектуре именно в тех терминах, в которых о них говорят антропологи-структуралисты) предполагает поиск такого рода взаимосвязей между символическими оппозициями, которые организуют как физическое пространство, так и расположение материальных объектов и регулируют наши повседневные действия в этом пространстве. Например, хозяин дома может максимизировать магическую прибыль, потому что он входит и выходит с правой ноги. Символическая инверсия, то есть переворачивание дома внутри, где запад становится востоком, а восток западом, имеет конкретные коннотации в системе коллективных представлений кабилов.Такова логика, которую нам предлагает структуралистская антропология, а уже понятно, что Бурдьё в этот период находится под сильным влиянием Леви-Стросса, несмотря на то что в высшей школе больше читал Гуссерля и находился под влиянием Сартра. Несомненно, Леви-Стросс оказывается его кумиром, и все это исследование это по большому счету исследование экспликации, выявление символических оппозиций и их связей друг с другом в организации пространства дома. Есть оппозиции центральные (мужское женское, верх низ), есть оппозиции вспомогательные (зеленое желтое, сухое влажное).Трансформация символических системНам может показаться, что антропологическое исследование того, как в архитектурных объектах материализуются символические системы, применимо только к истории с кабилами, к антропологии первобытных племен (хотя антропологи сейчас меня бы обругали за словосочетание первобытные племена), но нет: например, есть замечательные исследования Сергея Юрьевича Неклюдова, который на протяжении многих лет изучает в том числе трансформации монгольских символических систем. Он показывает, как происходит трансформация изофункциональных объектов. Например, он говорит, что конь это очень символически нагруженный объект в монгольской культуре, и, когда коней начинают вытеснять автомобили, на последние переносится та же самая логика обращения. Если мы обратим внимание на цвета, в которые покрашены парковки в Монголии, то это белый и голубой традиционные цвета монгольской коновязи. И мы можем также обнаружить, что на покрышку переносятся функции подковы: если раньше на каменные насыпи, являющиеся ритуальными местами, приносили подковы своих коней, то сейчас вполне легитимно принести туда покрышку своего автомобиля.Если сделать следующий шаг и проанализировать, что происходит с архитектурой монгольской юрты, то мы обнаружим, что ее традиционная модель обязательно включает в себя круглое окошко (тооно), расположенное наверху, и шест, на котором юрта держится, кажется, что это вполне себе функциональный объект. На шест повязывается ритуальный платок (хадак), который тоже имеет массу символических коннотаций. И когда свет падает через окошко, хадак начинает выполнять функцию солнечных часов, поэтому хозяйка всегда знает, какое сейчас время. Легко догадаться, где будут размещены большие механические часы в монгольских юртах: конечно, там же, где и хадак. Свет и время метонимически связаны, а потому прибор для измерения времени должен висеть там, где находится свет, где повязан хадак.Начинается урбанизация, и люди, привыкшие к кочевому образу жизни и архитектуре юрты, переселяются в квартиры, где теперь надо найти место для ритуального платка и всех тех символических элементов, которые структурировали пространство юрты. Место хадаку найдется на люстре, потому что там и источник света, и источник времени, и это ровно то же место, которое оказывается изоморфно тооно окошку в крыше.
Символические классификации и коллективные представленияЭта модель концептуализации очень близка, на первый взгляд, другой модели, которая предполагает движение от семиотики, где здания это текст, а архитектура язык, то есть мы можем интерпретировать здание так, как если бы оно представляло собой набор означающих, и будем долго искать означаемые, которые в этом здании выражены. Но в символической логике исследования в логике, идущей от символических систем, в логике структуралистской антропологии в частности и культурной антропологии в целом появляется другой мотив, который предполагает, что первичными являются те символические оппозиции, которые структурируют наше восприятие пространства и материальных объектов, а вовсе не те символические значения, которые этим объектам приписаны.Такого рода модель в социологии да и в антропологии тоже, поскольку у нас общие классики, возникает благодаря Альфреду Ховитту, в середине XIX столетия сделавшему очень много важных исследовательских проектов в Австралии. Он один из тех, кто смог описать гомологию между социальной структурой австралийского племени, его системой символических классификаций тех решеток, благодаря которым каждый член этого племени может структурировать мир, и тем пространством их сосуществования, начиная с жилища и заканчивая пространством обитания племени в целом, в котором эта социальная структура и эти символические решетки объективируются.Эмиль Дюркгейм и Марсель Моос, опираясь на наблюдения Ховитта, продолжают эту базовую философскую линию: трансцедентальное социально, и коллективные представления это то, что позволяет нам видеть мир определенным образом. Они изоморфны социальной структуре сообщества, которое эти коллективные представления разделяет и может благодаря им и символическим классификациям упорядочить объекты мира.Для первобытного племени не существует объектов, которые не принадлежали бы никакой классификации. Все животные, деревья, неодушевленные и одушевленные физические объекты и люди должны делиться на какие-то понятные различимые группы. Если вас загрыз ягуар, а ягуар принадлежит соседней фратрии, то вы знаете, что, скорее всего, кто-то из этой фратрии сглазил вас и причинил вам таким образом опосредованный вред.Как культурные символы влияют на дом?Теперь, когда мы смотрим на пространство дома и на организацию города в целом, мы всегда можем показать, какие именно символические оппозиции это пространство сформировали. Поэтому социальные антропологи оказались верными союзниками семиотиков в борьбе за развеществление зданий, за доказательство того, что культурные коды, которые структурируют наше видение мира, это именно то, что надо искать в здании. Когда мы начинаем анализировать помещение, мы всегда можем сказать, что за этим стоит либо что это организует.Когда Ролан Барт в 1968 году провозгласит крестовый поход исследователей знаковых систем на архитектуру, указав на определенную цель, а именно захватить здание и город, он также обозначит двух главных врагов. На одном фланге надо воевать с архитекторами и отобрать у них понятие функции, доказав, что функция как назначение объекта есть лишь одна из разновидностей его значения и нет никакой прямой и чистой функциональности, а это просто одна из семиотических функций. С этой задачей великолепно справился Умберто Эко. На втором фронте, говорит Барт, нам будут противостоять экономисты с их идеей рациональности, которые будут говорить: конечно, для первобытных племен ваша модель подходит, но в современном мире здание это товар, и оно строится так, чтобы быть проданным, а потому символические значения уже не могут выполнять объясняющую функцию ее выполняет уже экономическая рациональность. По этому фронту ударили именно антропологи, показав, каким образом символические классификации и наши коллективные представления то, через что мы видим мир, пронизывают все, включая на первый взгляд экономически рациональную логику.Один из примеров такого исследования это работа Игоря Копытоффа, американского антрополога, который показывает эволюцию культурных значений хижины в заирском племени суку. Он исследует, каким образом хижина строится для того, чтобы быть домом для пары, и каким образом хижина эволюционирует: сначала она становится гостевым домом, а потом заброшенным зданием. Копытофф пытается объяснить, как культурные и символические значения определяют стоимость дома, его статус в качестве товара, как из уникального объекта он превращается в товар, а затем снова становится уникальным.Несколько лет назад я работал с учеником Клиффорда Гирца Аланом Кантроу, который, окончив антропологическое направление в Гарварде, перешел на сторону экономики и консалтинга, но тем не менее антропологом остался. Его исследовательский проект был нацелен на понимание причин кризиса ипотечного кредитования в США. Модель Кантроу антропологична. Он говорит: мы никогда не сможем понять, что произошло с нашим рынком жилья, если не примем во внимание, какую роль играет маленький домик в пригороде для американской семьи. Это не просто домик, а символ того, что вы принадлежите к среднему классу, демонстрация вашей экзистенциальной состоятельности, а не только экономической, и именно поэтому люди соглашались на любую ипотеку, даже зная, что, возможно, не успеют до своей смерти отдать этот кредит: символическая ценность дома была для них выше его экономической стоимости. Все это привело к надуванию пузыря на рынке, который рано или поздно должен был лопнуть.Таким образом, исследователи символических систем в антропологии и исследователи знаковых систем в семиотике образовали коалиционный фронт за развеществление здания, и социологи оказались в арьергарде этого наступления. Подробнее..
Категории: Жить долго

8 книг о теории струн

07.07.2020 20:18:31 | Автор: admin
Теория струн продолжает развиваться во многих направлениях и по праву считается самой элегантной и при этом загадочной физической теорией. Физик Анатолий Дымарский рекомендует книги о различных этапах ее развития как для студентов и аспирантов, так и для менее подготовленных читателей.Теория струн одно из самых бурно развивающихся направлений теоретической физики, которое оказало огромное влияние на другие области науки, в первую очередь математику.Изначально теория струн возникла в 19601970-х годах как попытка описать сильные взаимодействия то, что сейчас изучается в рамках квантовой хромодинамики (КХД). Вскоре стало понятно, что теория струн выходит за рамки сильных взаимодействий, так как описываемые ею частицы включают гравитонгипотетическую частицу, являющуюсяпереносчикомгравитационного взаимодействия. Начиная с середины 1980-х годов теория струн стала рассматриваться как кандидат теории всего,то естьтеории, описывающей все элементарные частицы и фундаментальные взаимодействия. Это был этап так называемой первой струнной революции.Бурное развитие теории струн продолжилось в 1990-е годы, когда стало понятно, что, помимо элементарных частиц, она также описывает протяженные объекты D-браны. Открытие D-бран привело к пониманию, что многие варианты теории струн (а к середине 1990-х их накопилось порядка пяти)на самом деле являются пределами одной и той же М-теории. Этот период развития теории носит название второйструннойреволюции.Вскоре D-браны привели к еще одному фундаментальному открытию голографической дуальности, которая устанавливает связь теории гравитации в искривленном антидеситтеровском пространстве(обобщении пространства Лобачевского) с квантовой теорией поля. Открытие голографической дуальности (также называемой AdS/CFT-соответствием) определило развитие на годы вперед, так как оно изменило наше понимание о квантовой природе пространства и времени.Книги для подготовленных читателей
Теория суперструнМайкл Грин, Джон Шварц и Эдвард Виттен. Мир, 1990Этот двухтомник наиболее известная книга по теории струн. По сутиэто учебник, включающий в себя главные результаты, полученные в период первой струнной революции. Он написан достаточно простым и понятным языком и доступен продвинутым студентам старших курсов и аспирантам. Однако необходимо учитывать, что изучение теории струн предполагает высокую математическую квалификацию и хотя бы базовое знакомство с такими предметами, как общая теория относительности и квантовая теория поля.Развитие теории струн за последние 20 лет привело к тому, что учебник Грина, Шварца и Виттена несколько устарел. Многие важные идеи и результаты, появившиеся в 1990-е годы, в нем не представлены. Тем не менее этот двухтомник остается одним из основных учебников по многим разделам теории струн, и серьезное погружение в предмет так или иначе требует знакомства с представленным в ней материалом.
String TheoryJoseph Polchinski. Cambridge University Press, 1998В качестве основного учебника для изучения теории струн часто называют двухтомник Джона Полчински String Theory. В этой книге, вышедшей в 1998 году, собраны основные элементы теории периодов первой и второй струнных революций.Книги Полчински и Грина Шварца Виттена во многом пересекаются. Они обе рассчитаны на старшекурсников и предполагают одинаковый уровень подготовки. Однако более новая книга Полчински также содержит подробное обсуждение D-бран. До определенной степени ее можно сравнить с учебником Пескина и Шредера по квантовой теории поляв том смысле,что в США эта книга стала своего рода стандартом, по которому обучаются аспиранты.К сожалению, в Теории струнПолчински не обсуждается голографическая дуальность (она была открыта за считаные месяцы до публикации книги). Таким образом, эта книга не может считаться полноценным современным введением в предмет. При этом труды Полчински и Грина Шварца Виттена уместно использовать для более углубленного изучения определенных тем.
Начальный курс теории струнБартон Цвибах. М.: Книжный дом Либроком, 2009Попытку исправить ситуацию предпринял Бартон Цвибах, добавив описание голографической дуальности в свой учебник. Хотя эта книга намного менее подробная, чем первые две, она дает куда более современный взгляд на предмет.Книгу Цвибаха можно рекомендовать как самый первый учебник, позволяющий составить общее представление о предмете.Как следует из названия, она рассчитана на студентов, впервые знакомящихся с предметом и не имеющих специальной подготовки. Первые несколько частей книги содержат вводный материал, включая математический аппарат специальной теории, релятивистскую теорию электромагнитного поляи так далее. Однако книга достаточно быстро набирает темпи после обсуждения D-бран и черных дыр переходит к голографической дуальности. Последние несколько глав, посвященных струнным амплитудам рассеяния, вновь отсылают читателя к материалу первых двух книг.
Теория струн и М-теорияКатрин Беккер, Мелани Беккер и Джон Шварц. НИЦ Регулярная и хаотическая динамика, Институт компьютерных исследований, 2015Представленная книга также является учебником, призванным обновитьтруд Полчински и добавить обсуждение таких тем, как струнные дуальности и М-теория, компактификации теории струн, а также голографическая дуальность. Она делает куда больший акцент на первые две темы и будет интересна читателям, интересующимся связью теории струн и геометрии. Книга несколько сложна для первого чтения, но является хорошим дополнением к учебнику Цвибаха.
Калибровочные поля и струныАлександр Поляков. Ижевск: Издательский дом Удмуртский университет, 1999Автор книги выдающийся физик и один из основателей теории струн, определивший своими работами вектор ее развития на несколько десятилетий вперед. Книга вышла в 1987 году (переведена на русский в 1999-м) и отражает многие идеи, которые леглив основу теории. Несмотря на более чем тридцатилетний срок с момента выхода первого издания, книга не устарела до сих пор.Книги для начинающих читалелей
Маленькая книга о большой теории струнСтивен Габсер. СПб.: Питер, 2015Стивен Габсер один из авторов, изучавших голографическую дуальность, трагически погиб во время занятий альпинизмом в 2019 году. ЕгоМаленькая книжка по теории струн рассчитана на студентов первых курсов и даже школьников, которые интересуются предметом, но не имеют достаточной квалификации для чтения серьезных учебников Полчински или Цвибаха.
Puzzles to Unravel the UniverseCumrun Vafa. Independently published. 2020Книга содержит множество математических задач и головоломок, которые помогут читателю получить представление о математической элегантности теории, ирассчитана на очень широкий круг читателей. Она скорее ставит целью заинтересовать, чем научить.
Элегантная ВселеннаяМайкл Грин. Издательская группа URSS(Editorial URSS), 2008Непревзойденным популяризатором теории струн является Майкл Грин. В книге Элегантная Вселеннаяон объясняет различные аспекты теории в простой и наглядной форме. Помимо книги, он записал множество лекций и даже снял научно-популярный фильм. Подробнее..
Категории: Жить долго

Атмосферные фронты

08.07.2020 20:02:52 | Автор: admin
Каждый из нас, уточняя прогноз погоды, часто слышал, что в связи с прохождением атмосферного фронта ожидается похолодание, осадки или сильный ветер. Но что такое атмосферный фронт и как он возникает?История открытия атмосферных фронтовАтмосферу Земли составляют огромные объемы воздуха (их горизонтальные масштабы составляют тысячи километров), называемые воздушными массами. Существует четыре их типа: экваториальный, тропический, умеренный и арктический в Северном полушарии или антарктический в Южном. Внутри воздушных масс основные метеорологические параметры, такие как температура и влагосодержание, изменяются незначительно, однако на границах между ними эти параметры могут меняться кардинально: например, на расстоянии несколько сотен километров температура может изменяться не на 12 C, а на 1015 C.Зоны раздела между воздушными массами получили название атмосферных фронтов. Понятия воздушная масса, атмосферный фронт, циклон и антициклон были введены в практику прогноза погоды в начале XX века школой норвежских ученых, которая базировалась в Метеорологическом институте города Бергена в Норвегии. Возглавлял эту школу выдающийся метеоролог-синоптик Вильгельм Бьеркнес, взявший под крыло норвежских и шведских молодых ученых-метеорологов, которые и ввели в синоптическую метеорологию понятие фронтального анализа.Потребность в более точных прогнозах была обусловлена историческими событиями, а именно Первой мировой войной, когда в военных операциях стали использовать авиацию. Тогда норвежские синоптики начали активнее изучать строение атмосферы и то, с чем связаны опасные природные явления, почему образование облаков и интенсивное выпадение осадков происходят не везде и не всегда и как это связано с атмосферной циркуляцией и атмосферными вихрями. И они обнаружили такие синоптические объекты, как воздушные массы и атмосферные фронты, чье перемещение тесно связано с атмосферными вихрями, зонами пониженного и повышенного давления, циклонами и антициклонами.Поскольку эти открытия были сделаны практически сразу после Первой мировой войны, то и терминология была заимствована из военной сферы: появились названия атмосферный фронт и зона столкновения воздушных масс, и даже картографические обозначения фронта, которые были введены в практику прогноза погоды известным шведским ученым Туром Бержероном, также работавшим в группе в Бергене, были очень похожи на военные и те и другие выделялись на картах красным и синим цветом.Образование атмосферного фронтаВоздушные массы всегда присутствуют в атмосфере и обладают разными свойствами: в течение года экватор и полюс имеют разную температуру, и тепло на нашей планете распределено неравномерно. Зона раздела между воздушными массами носит название климатологического фронта. Фронты могут перемещаться, активизироваться, размываться и даже исчезать, и на них могут возникать волны изгибы пограничной линии, которые также перемещаются.Фронт разделяет более теплый и более холодный воздух, и может приходить как холодная воздушная масса, так и теплая. Теплый фронт образуется, когда теплая воздушная масса занимает те пространства, которые раньше были захвачены холодным воздухом, и при его прохождении наступает потепление. Если происходит перемещение холодной воздушной массы и наблюдается похолодание, то мы имеем дело с холодным фронтом.Внимание синоптиков заострено в первую очередь на атмосферных фронтах: именно с прохождением фронта связаны резкие изменения условий погоды, опасные природные явления, такие как грозы, шквалы, выпадение града, образование гололеда, и, наконец, выпадение интенсивных, а иногда и достаточно продолжительных атмосферных осадков, информация о которых особенно важна для сферы экономики и транспорта, которые сильно зависят от погодных условий.Какие атмосферные осадки образуются на фронте и почему? Как я уже сказала, фронт разделяет теплый и холодный воздух. Мы все знаем, что более теплый воздух имеет меньшую плотность, а значит, он более легкий и потому будет подниматься, а тяжелый воздух имеет, наоборот, тенденцию опускания. При подъеме воздух начинает охлаждаться, и в нем происходит конденсация водяного пара формируются облака, и при определенных условиях из них выпадают осадки.Теплый атмосферный фронтНа теплом и холодном фронте подъем теплого воздуха происходит по-разному, поэтому и облака и осадки тоже оказываются разными. В случае теплого фронта теплый воздух натекает на клин холодного воздуха и начинает медленно подниматься вдоль этого клина, совершая восходящее скольжение. Подъем происходит на огромных пространствах, поскольку зоны раздела между воздушными массами имеют протяженность тысячи километров. И при таком спокойном, медленном, крупномасштабном подъеме образуется слоистообразная облачность: перисто-слоистые облака (они самые высокие и возникают на высоте более 5 километров), высокослоистые облака и слоисто-дождевые облака все вместе они образуют гигантскую облачную систему. Ее протяженность по горизонтали достигает несколько тысяч километров, по ширине зона облачности в районе теплого фронта появляется где-то за 900 километров до момента прохождения фронта.Перед теплым фронтом самые первые появляются перистые когтевидные облака, и если вы увидели их на небе, то надо готовиться к серьезному ухудшению погоды, потому что вслед за ними пойдут перисто-слоистые облака, сопровождающиеся таким интересным атмосферным явлением, как гало, а дальше появятся облака высокослоистые и слоисто-дождевые, из которых долгое время, порядка 10 часов, будут выпадать обложные осадки. Таким образом, с теплым фронтом связано продолжительное ненастье. После его прохождения, когда приходит более теплая воздушная масса, обложные осадки прекращаются. Однако погода сразу не улучшается: настолько большая облачная система мгновенно разрушиться не может. Поэтому появляются слоисто-кучевые облака, и часто образуются туманы.
Холодный атмосферный фронтНа холодном фронте все происходит совсем не так. Наступающий холодный воздух, как более тяжелый, опускается, и по характеру своего перемещения он похож на надвигающуюся гусеницу трактора. Опускаясь, он выталкивает более теплый воздух вверх, и это происходит очень интенсивно. В результате воздух поднимается очень быстро, и образуются облака в виде башен. Они носят название кучево-дождевых облаков и распространяются до больших высот, на всю тропосферу могут иметь высоту 1012 километров. Из этих кучево-дождевых облаков выпадают ливневые осадки, очень интенсивные, но кратковременные.С холодным фронтом связаны так называемые заряды: проходят интенсивные осадки, дождь или снег, затем наступает кратковременное прояснение, и за ним идет следующая линия осадков. Поскольку происходит интенсивное выталкивание теплого воздуха, подобные процессы могут сопровождаться порывами ветра. Поэтому с холодным фронтом часто связаны шквалы, резкое усиление ветра со скоростями, иногда достигающими штормовых и даже ураганных, 15 метров в секунду и более.Кроме того, с кучево-дождевыми облаками связана грозовая деятельность, выпадение града и интенсивных осадков. Поэтому на приближении холодного фронта всегда заострено внимание синоптиков, чтобы можно было успеть дать штормовое предупреждение и прогноз о возможных опасных природных явлениях.Фронт окклюзииСуществует третий тип фронта. За счет того, что холодный воздух опускается и передвигается вперед, холодный фронт движется быстрее, чем теплый, а значит, он может его нагнать. Если это происходит, облачные системы обоих фронтов смыкаются, и возникает так называемый фронт окклюзии, который обусловливает самые длительные и интенсивные осадки, часто сопровождающиеся опасными явлениями.Также с фронтом окклюзии связаны неприятные для авиации последствия. Дело в том, что кучево-дождевые облака, которые образуются при холодном фронте и с которыми связаны опасные природные явления, прячутся в массиве слоистообразных, образующихся при теплом фронте, такое явление называется замаскированной конвекцией. Невооруженным взглядом эти облака не видно, их можно обнаружить только при помощи радиолокаторов. Поэтому с приближением фронта окклюзии всегда дается предупреждение для взлета и посадки самолетов, и очень часто они могут закрываться. Если по прогнозу погоды вы видите, что приближается фронт окклюзии, а вы собрались куда-то лететь, то нужно быть готовым к тому, что рейсы могут быть отложены в связи с неблагоприятными погодными условиями.Таким образом, приближение атмосферного фронта связано с изменениями погоды и опасными явлениями, поскольку происходит столкновение воздушных масс, взаимодействие теплого и холодного воздуха, которое сопровождается образованием облаков и осадками.Обнаружение атмосферных фронтов одна из главных задач синоптиков, но, несмотря на это, до сих пор не существует моделей, самостоятельно предсказывающих появление атмосферных фронтов. Поэтому это остается прерогативой именно человека и является основной частью синоптического анализа. Подробнее..
Категории: Жить долго

Клонирование как способ размножения

09.07.2020 20:17:17 | Автор: admin
Клонирование животных иИэнУилмутДля того чтобы появился новый человек, нужны два типа гамет: яйцеклетка и сперматозоид. После их слияния появляется оплодотворенная яйцеклетка зигота. Она начинает делиться и дает жизнь новому организму. Эта система была изобретена эволюцией, чтобы комбинировать разные сочетания генетической информации в следующем поколении, создавая таким образом разнообразие фенотипов. Чарльз Дарвин абсолютно точно сформулировал принцип эволюции: создаем разнообразие, а потом отбираем наиболее приспособленных. Отбором занимается сама природа, условия внешней среды, и тогда выживает сильнейший, тот, кто смог адаптироваться. Отбор также производит человек, когда создает новые сельскохозяйственные сорта растений и новые породы животных и решает, кого надо размножить: мы можем влиять на то, какие фенотипы наиболее приспособлены к нам, и они остаются.Технологии работы человека с генетическим материалом и репродукции млекопитающих привели к тому, что мы умеем воспроизводить особь из клетки уже взрослого организма это называется клонированием животного. Клонирование растения уже является простой вещью: если от цветка отломить листик, который затем поставить в воду или прикопать в землю, то вырастет новый цветок. Это уже никого не удивляет. А вот тот факт, что у овечки Долли можно взять клетки и из них вырастить новую овечку, произвел фурор. Когда в 1996 году доктор ИэнУилмутпровел такую процедуру для овцы и опубликовал соответствующую работу, обычных людей это потрясло. Но в глазах ученых это не было сверхпрорывом, потому что наука к этому уже шла и существовали определенные технологии: к тому моменту из более ранних стадий развития, из эмбриона, умели воспроизводить организм. Но ИэнУилмутпервый вырастил новый организм из уже взрослой овцы.
Можно ли клонировать человека?Успех Уилмута спровоцировал своего рода бум клонирования в научных экспериментах, каждый год публиковались статьи, посвященные клонированию самых разных животных. При этом клонировать обезьяну гораздо сложнее, чем человека, потому что для нас отработаны все технологии в области эмбриологии сегодня мы используем ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) как рутинную медицинскую процедуру. Нам известно, как эмбрион развивается, какие условия и культуральные среды необходимы для его развития, как собрать ооциты, перенести ядро и так далее.Если у женщины тяжелое митохондриальное заболевание и митохондрия передается по материнской линии, то все ее дети будут с наследственным митохондриальным заболеванием. В таких случаях прибегают к следующей процедуре. У яйцеклетки берут ядро, которое содержит 99,9% генетической информации, и переносят его в безъядерную яйцеклетку другой женщины, где находятся здоровые митохондрии. Получается некий гибрид: ядерная информация от одной женщины, а цитоплазма с митохондриями от другой. Гибрид оплодотворяют сперматозоидом, и появляется ребенок, которому генетическая информация передалась от мамы и папы, а митохондрии от донорной яйцеклетки третьего человека. Это давно известная процедура: первый такой ребенок родился 57 лет назад.Можем ли мы клонировать человека? Технически да, и это подводит нас к вопросу, а не сделать ли такой способ размножения легальным? В настоящее время клонирование человека является законодательно запрещенной технологией размножения. Почему? Ведь безопасность этой процедуры была доказана многократно на экспериментах с животными. Однако есть гипотеза, что клонирование переносит в новый организм все накопленные в клетке мутации, тем самым повышая риски развития определенных заболеваний в следующем поколении. На крысах было показано, что можно переклонировать организм, то есть клонировать крысу, вырастить новый организм, взять у него клетку, из которой вырастить путем клонирования еще одну крысу. Оказалось, что к 28-му поколению клонов появилась определенная геномная нестабильность, которая уже затрудняла переклонирование. 28 поколений для человечества это 700800 лет. Нельзя предсказать, что будет с человечеством через 700800 лет, если мы начнем размножаться таким образом.Плюсы размножения при помощи клонированияВо-первых, снимается проблема непредсказуемого генетического результата в будущем. Классическое размножение размножение путем слияния гамет это лотерея: один генетический вариант из 70 триллионов. Может получиться что-то потрясающее, а может появиться больной организм. А когда мы клонируем себя, мы знаем, с какой генетикой имеем дело, и большой плюс, если у нас хорошая генетика, которую можно немного геномно отредактировать убрать какие-то недочеты, что-то подправить на стадии следующей итерации.Во-вторых, снимается проблема стерильности, бесплодия: для того чтобы размножиться клонированием, нужно иметь хоть какие-нибудь клетки, не обязательно гаметы. Здесь возникает, конечно, вопрос о суррогатном материнстве, поскольку пока не создана искусственная матка и мы не можем эту технологию оторвать от человека в любом случае ребенка будет вынашивать суррогатная мать. Тогда вопрос уходит и в этическую сферу. Сегодня суррогатное материнство является легализованной процедурой в России, а в некоторых странах, например в Индии, она вообще поставлена на поток как стандартная медицинская услуга. Когда мы говорим, что выбираем суррогатное материнство, поскольку женщина не сможет выносить ребенка, то это один этический аспект. А когда мы к нему обращаемся просто потому, что хочется, это другое дело. Хотя, например, многие пары из США покупают суррогатное материнство в Индии (это недорого, порядка 10 тысяч долларов), просто чтобы не нагружать организм женщины, поскольку беременность наносит ей определенный урон.И наконец, в-третьих, вы получаете с точки зрения генетики такой же организм, как ваш, и, следовательно, он мог бы быть для вас донором, например, стволовых клеток. Донация стволовых клеток не является процедурой, наносящей урон человеку. И с согласия вашего такого ребенка, который является такой же личностью, как и все остальные, вы сможете получить более молодые стволовые клетки. Эта технология могла бы быть определенной схемой поддержания жизни исходного организма, поскольку ему будут переноситься его же клетки, но гораздо более молодые.Таким образом, технология размножения при помощи клонирования это будущее человечества. Надеюсь, что мы придем к этому в ближайшей перспективе. Подробнее..
Категории: Жить долго

Оксана Мороз Цифра все помнит

10.07.2020 20:01:36 | Автор: admin
В эпоху главенства цифровых технологий меняются наши отношения с тем, что должно быть сохранено, а что имеет право быть уничтожено и забыто. Что такое цифровая память и бессмертие, кто занимается изучением этой темы, кто имеет право на цифровое забвение и как хранить наши цифровые архивы? Примерно таков список тем, которые обсудили соучредитель ПостНауки Роман Авдеев и культуролог Оксана Мороз.Цифровая память и ее исследования Как трансформируется память в эпоху цифровой коммуникации? С одной стороны, бурно развивается цифровая среда. Появилось много технологических изменений, влияющих на социальные практики, и у исследователей есть большой объем возможных наблюдений. С другой стороны, несмотря на то что исследования памяти в социальном и гуманитарном поле существуют уже почти век, исследованиям цифровой памяти совсем немного лет. Отсчет наметившегося направления digital memory studies можно начинать примерно с 2010-х годов. Есть много объектов для изучения и мало исследователей, которые с ними работают. И поэтому у нас больше повседневного опыта наблюдений за памятью, чем научного.Появляются новые способы, инструменты и площадки для архивации артефактов, и кажется, что мы учимся лучше сохранять то, что нужно запомнить. Но эта цифровая система очень хрупкая: облачное хранилище может быть не вечным, файл может потеряться, есть угрозы технического характера для компьютерных систем. Так что нам только кажется, что мы стали надежнее хранить артефакты, и часто мы слишком доверяем цифровым системам. Когда мы делаем десятки фотографий и складываем их в архив, это не значит, что запоминаем, что сфотографировали. Мы не так аккуратно относимся и к самим артефактам и к тому, как их нужно хранить. Происходит некоторое обесценивание памяти. Что изучают digital memory studies? Прежде всего, это исследование цифровых практик сохранения памяти, цифровых платформ, позволяющих обмениваться воспоминаниями, и дополнительных цифровых инструментов для репрезентации памяти. Например, наши фотографии или видео, которые выкладываются в цифровой доступ, это не то же самое, что аналоговые фотографии или видеоконтент, сделанный до интернета, онлайн-кинотеатров и так далее. Цифровые исследования памятисреди прочегозанимаются наблюдением за отличиями этих новых артефактов от старых и наших манипуляций этими артефактами. То есть они занимаются не памятью, а способами хранения этой памяти в Сети? Память как когнитивную функцию изучают психологи и когнитивисты. Исследователи памяти в области digital memory studies в основном социологи, антропологи, культурологи, медиаэксперты. Их интересуют именно факты репрезентации памяти и отдельные культурные артефакты. Например, прежние аналоговые фотографии важное свидетельство прошлого. Мы до сих пор прячем их от выцветания, перебираем их, когда нам нужно что-нибудь вспомнить или поностальгировать. А люди, которые постоянно фотографируют на современные устройства, редко перебирают свои цифровые альбомы и часто чистят их только тогда, когда заканчивается память на устройстве. Вопрос, как люди обращаются с фотографиями, насколько они их ценят и можно ли вообще говорить, что цифровая фотография с культурной точки зрения то же самое, что аналоговая, исследуется в том числе в пространстве digital memory studies.
Культура памяти и забвения Меняется техника запоминания, мы стремимся хранить все в цифре и с помощью отбора публикуемых фотографий формируем какой-то образ себя онлайн. Такова новая реальность? Мы действительно в большой степени себя оцифровываем. Есть энтузиасты, которые считают, что пора уже признать: мы вполне себе живем онлайн, существуем в смешанной реальности и много времени живем в Сети именно ради онлайн-репрезентаций, действий и поступков. Чем больше своих действий мы оцифровываем, тем более мы живы онлайн. Причем в Сети работают наши цифровые версии и репрезентации. Онлайн мы представляем лучшие версии себя, играем в другие личности.Существует несколько уровней репрезентации человеческого и способов припоминания человека. Артефакты цифровой памяти, о которых мы говорим: фотографии, видео, тексты, комментарии, лайки, дизлайки, репосты и так далее, это только один элемент нашего цифрового следа. Переходы на другие сайты, покупки, открытие аккаунтов в цифровых магазинах это тоже действия, которые для аналитиков составляют наш цифровой след и цифровую репрезентацию. Я считаю добродетелью то, что наша память позволяет нам многое забывать. Но когда мы столько данных о себе загружаем в цифру, там уже это никуда не испаряется. Культура забвения важна, потому что мы действительно осознанно или нет забываем определенные вещи. Забывание полезный метод психологической защиты. Но машина не забывает, если из нее не удалили какой-то файл. И поэтому формально мы, опосредованные техническими средствами, тоже теряем возможность забыть. Но иногда бывают ситуации, когда вследствие поломок или того, что мы переходим с одного устройства на другое, мы что-то теряем. Иногда это целые куски нашей жизни, репрезентацию которых фактически никак не восстановить. Недавно были кассеты, бобинные магнитофоны, но все это ушло. Одни технологии заменяют другие, и при этом часть цифровых следов и памяти теряется. В будущем найдут решение этой проблемы? Ее вряд ли можно решить. Чтобы избежать пропажи данных из-за развития ПО и отмены каких-то цифровых возможностей, нужна монополизация. Когда все пользуются продуктами одной компании, такой проблемы нет, потому что она заботится о том, чтобы данные, которые собирались в пределах одного сервиса, при его изменении сохранялись. Но несмотря на наличие огромных монополистов в интернете, конкуренция платформ сохраняется и приводит к исчезновению данных.Я считаю, что в какой-то момент люди, которым важно их цифровое присутствие, будут чуть лучше заниматься менеджментом своего цифрового следа и своей цифровой идентичности, то есть, проще говоря, будут тратить определенное время на более осознанное отношение к тому, что они хранят, выкладывают, кому что передают и так далее. Эти люди будут беспокоиться о своем архиве, внимательно относиться к перепрошивкам ПО, и, возможно, у них будет пропадать меньше данных. Как меняется наша культура за-за того, что множество наших данных хранятся в Сетии мы теряем над ними контроль? В вопросе припоминания чего-то в связи с онлайн-практиками большое значение имеют как человеческие действия, так и действия, запрограммированные ПО. В цифровых пространствах мы субъектны как пользователи и создатели аватаров. Но многие алгоритмы работают по принципу черного ящика, когда даже их создатели не очень понимают, почему принимаются те или иные решения. И человек оказывается под давлением аффордансов функциональных особенностей, возможностей, которые определяются интерфейсом и вообще особенностями программы и устройств.Для цифровых исследований памятисреди прочеговажно, как представлена память в соцсетях. Например, в Facebook есть функция напоминания о прошлых постах, и алгоритм, который математичен и неэтичен по умолчанию, будет предлагать вам воспоминания со всеми людьми, в том числе с умершими и с теми, с кем вас уже не связывают близкие отношения. Ваше эмоциональное реагирование, которое может возникнуть в связи с этим, не учитывается. Алгоритм работает неправильно? Или мы уже вступили в какую-то новую реальность, изменившую нашу культуру общения, запоминания? Алгоритм просто работает в логике, не учитывающей многообразие этических и эмоциональных реакций человека. Он может быть докручен в столкновении с какими-то большими типическими конфликтами, но в целом этого не происходит по самым разным причинам, и если я не хочу видеть фотографии со своим бывшим мужем, то это моя проблема. Это ситуация, когда многое из социального устройства в цифровой среде немного упрощается. У нас есть масса реакций, которые сложно уложить в бинарную логику, оцифровать. Нотем не менеесервисы для общения нужно устроить в математической логике, и человек укладывается в нее, как в прокрустово ложе. Сейчас часто многим политикам и бизнесменам прилетают такие приветы из прошлого: находят фотографию на вечеринке, какой-то пост иу людей рушится карьера. Имеет ли человек право на цифровое забвение? Существуют рекомендации по цифровому этикету, согласно которым соцсеть это не ваш уютный бложек, а окно во весь мир, и стоит быть аккуратным с тем, что вы в этот мир предъявляете. Сейчас цифра все помнит, поэтому надо десять раз подумать, прежде чем выкладывать то, что является потенциально компрометирующим. Цифра очень дисциплинирует. Вместе с тем есть закон о праве на забвение, когда человек может потребовать выгрузить некоторые ссылки, по которым можно найти информацию, не соответствующую действительности. Таких кейсов много.Человек имеет право на забвение. Но забвение это то, что делают по отношению к нему другие люди. А лишать их возможности что-то вспомнить тоже означает ограничить их в каком-то спектре поведения. Гораздо важнее разговор о том, что неприлично полоскать человека из-за того, что он опубликовал несколько лет назад, не с точки зрения цифры или онлайн-репрезентации, а именно с позиций изменчивости человека и его убеждений. Поэтому мне кажется, что главная проблема здесь не в том, что интернет все помнит, а в том, что люди используют разные интернет-сервисы и возможности, чтобы сводить счеты с другими людьми.И если мы говорим о том, что существует право на забвение, то оно должно быть у всех. Другое дело, что у публичного политика большая доля ответственности, потому что, скорее всего, какие-то его действия онлайн могут иметь не только личный статус, но и статус общественно значимых. Впрочем, обычно за публичными политиками стоят целые команды, следящие за контентом. Трамп, которыйсам пишет в Twitter, не в счет.Я считаю, что все, что есть онлайн, вообще не личное и приватное. Все, что вы публикуете, уже публично. И в этом смысле либо у нас есть какое-то равенство возможностей, либо нужно говорить о формировании некоторого элитистского права на забвение, что противоречит горизонтальным структурам и горизонтализации коммуникации в принципе.Цифровое бессмертиеОнлайн мы отдаем часть себя, своего сознания, субъективного опыта, и она будет жить вечно. Поэтому один из изучаемых феноменов социальное онлайн-бессмертие. Человек может так запрограммировать свои аккаунты в соцсетях, что они будут функционировать, то есть видеться как живые, даже после его смерти. Часто эта возможность позиционируется как терапевтическая функция для близких. Кроме того, ведутся дебаты об использовании VR-технологий для создания таких postmortem-двойников, которые выглядят как живые и сильно меняют представление о бессмертии. Однако эта цифровая память не количественный, а качественный шаг. Мы долго мечтали о бессмертии, и вот сейчас это реально. Но это лишь начало, а каковы перспективы? Во-первых, частично развитие этой индустрии имеет маркетинговую подпитку, потому что с помощью разговора о цифровых двойниках легко продавать идею искусственного интеллекта, в том числе мифологизированную, не имеющую отношения к реальности. Во-вторых, на это есть спрос. Но и очень много опасений. В разных культурах существует пиететное отношение к смерти, к памяти. Люди не хотят это оцифровывать и боятся, что с такой оцифровкой потеряется представление о бытии, которое нас определяет. А разве мы правда не находимся в начале этого размывания границ бытия, смерти? Мне кажется, что нет, потому что пока такого рода эксперименты редки. Есть проект Eterni.me, позволяющий создавать цифрового двойника на основании страницы в Facebook. Около года назад, когда я там зарегистрировалась, сервисом из моей русскоязычной ленты Facebook пользовались всего три человека. Это как раз то количество, которое в качество не перерастает. Думаю, мы гораздо больше рефлексируем об этих технологиях, чем вводим их в свою жизнь. И как раз эта рефлексия может нас изменить, потому что мы видим перспективы и начинаем их опасаться еще до того, как они станут нормативной реальностью.Уверена, в культуре уже есть механизмы проработки культурного и социального бессмертия ситуации, при которой человек остается действующим субъектом даже после физической смерти. Раньше от людей тоже оставалось много документов, писем, свидетельств, которые позволяли их авторам и адресатам символически жить в социальном мире. Но нужно было быть своего рода культурным героем, чтобы сохраниться в вечности, а теперь такая возможность есть у всех. Поэтому что действительно важно поменять в себе как пользователе это отношение к себе. Каждый из нас становится источником огромного количества данных и следов, имеющих культурное значение. Кто-то обязательно все это будет изучать и уже изучает. Поэтому на нас лежит ответственность за данные, которые мы оставляем. У меня впечатление, что мы все-таки в начале новой эпохи. Кажется, вы такую позицию не поддерживаете. Просто хочу видеть эволюцию, а не революцию. Когда мы говорим о революционных изменениях, мы начинаем ощупывать себя на предмет того, что с нами происходит, где мы и что мы. А когда мы говорим об эволюции, то чувствуем себя спокойнее. И мне кажется, что особенно сейчас, когда и так все стремительно падает в цифру и все начинают обнаруживать себя как цифровых двойников, полезно и терапевтично показывать людям, что на самом деле ничего критичного, страшного иотменяющего человеческоене происходит. Есть изменения, которые нас постепенно меняют. В конце концов, мы уже с этим интернетом тридцать с лишним лет, и пока у нас не выросли антенны и клавиатура вместо пальцев. Поэтому можно просто наблюдать и чуть ответственнее относиться к тому, что мы делаем.Важно наблюдать вместе с психологами за изменениями, которые влияют на качество жизни человека, то же социальное бессмертие или огромный объем доступной нам памяти, возможно, как-то трансформируют базовые представления людей о жизни и смерти, создают новые тревоги или, наоборот, отменяют извечные человеческие страхи. Хотя на самом деле, я уверена, мы преувеличиваем уникальность изменений, происходящих с интернетом. На протяжении XX века появлялось много нового, меняющего опыт человека:телеграф, телефон, телевидение. Все, кто соприкоснулся с этими технологиями, их приняли, просто не сразу.Интернет это большой объем разных цифровых, мобильных технологий. Люди по-разному к этому приспосабливаются. Кто-то, как нынешние дети, рано знакомится с планшетами и смартфонами. Иначе с этим работают люди, которые узнали об интернете в отрочестве или во взрослой жизни. Просто мы сильно нагружены уже существующим у нас опытом анализа технологий. Нам кажется, что, с одной стороны, все очень новое, а с другой мы знаем, как это анализировать. Это не вполне так. Думаю, нужно меньше экзотизировать интернет и больше полагаться на то, что люди давно работают с медийными технологиями, имеют большой опыт медиапотребления и технической грамотности. И не настолько уж они ломаются от того, что сталкиваются с новыми вызовами. Что в итоге? Все наши архивы перейдут в цифру? Или будет какой-то откат и мы разочаруемся в интернете? Есть такие неолуддиты, которые считают, что цифровые технологии и устройства это цифровое заложничество. В цифровом варианте мы, например, не можем потрогать фотографию, и это минимизирует наш чувственный опыт. Поэтому некоторые принципиально не оцифровывают фотографии, чтобы следующие поколения могли увидеть, как выглядели эти артефакты и эта память.Значительное количество людей не готовы к тому, чтобы оцифровать то, что можно оцифровать. Например, в российской академической среде не все готовы к полному переходу на онлайн-образование. То есть даже в действиях и видах деятельности, которые оцифровываются с легкостью без потери качества, человечеству некомфортно, потому что людям важно соприсутствие другого. И поэтому есть виды деятельности, которые, несмотря на все современные разработки, оцифрованы не будут, или люди этого просто не примут.Можно предсказать некоторую конфронтацию. С одной стороны, есть те, кто считает, что нужно по максимуму переводить в онлайн все, что можно переводить, и использовать как можно чаще удаленную коммуникацию не только в связи с пандемией. С другой стороны, есть люди, которые будут максимально держаться за офлайн-реальность как настоящую, живую, ту, в которой можно физически перемещаться и жить. И они будут сопротивляться оцифровке. Вопрос только в том, будет ли это открытый конфликт или какая-то гибкая спайка, внимательная к привычкам разных людей и культур, и будут ли в итоге производиться гибридные решения. Подробнее..
Категории: Жить долго

Станьте частью проекта о языках России

13.07.2020 16:01:27 | Автор: admin
Привет, читатель ПостНауки!Мы начинаем работу над огромным проектом о языках России и вы можете нам помочь. Сейчас мы ищем людей, говорящих на следующих языках:мокшанский, ненецкий, карельский, эвенский, телеутский, адыгейский, аварский.Если вы или ваши родители, бабушки, дедушки, друзья или знакомые говорят на них, то вы можете поучаствовать в создании этого проекта!Что нужно сделать:Шаг 1Запишите 1-минутный рассказ: о традиционном национальном блюде; ремесле; или вашем населенном пункте.Если хотите сделать все три записи даже лучше!Обратите внимание, что мы отдадим предпочтение записям хорошего качества: с чистым звуком и разборчивой речью. Формат записи должен быть mp4. или WAV.Шаг 2Прикрепите к аудиозаписи расшифровку на русском языке, имя, возраст и род занятий говорящего и вышлите на почту yazrus@postnauka.ruПроект Языки России готовится с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов. В рамках проекта мы изучим все присланные записи и совместно с учеными отберем среди них те, что войдут в проект и будут опубликованы в материалах проекта в качестве примера живого употребления языка. Эти записи останутся в истории проекта и всей ПостНауки для наших читателей. Подробнее..
Категории: Жить долго

Архитектурные аффордансы

13.07.2020 22:17:30 | Автор: admin
Здание делает зданием не то, что оно репрезентирует, а то, что оно делает, под этим на первый взгляд парадоксальным тезисом подписались бы сегодня те исследователи архитектуры, которые изучают архитектурные объекты как сеть распределенной агентности. Как элементы здания влияют на наши практики и поведение и в какой степени люди являются элементами здания рассказывает социолог Виктор Вахштайн.Аффордансы и инскрипцииЗападный вход в базилику Рождества Христова в Вифлееме представляет собой небольшое отверстие высотой примерно 1,45 метра, которое заставляет пригнуться каждого входящего в храм. Историк архитектуры или архитектор мог бы обратить внимание на несомненную целесообразность и функциональность такого входа, потому что подобного рода отверстия гораздо удобнее защищать как мы знаем, религиозные сооружения выполняли еще и функцию защиты. Исследователь-семиотик вроде Умберто Эко обратил бы внимание на различия между первичными и вторичными функциями этого архитектурного элемента. Первичная, денотативная функция говорит вам: При входе в этот храм следует пригнуться или Здесь можно укрыться, а вторичная, коннотативная (символическая) функция зафиксирована в названии входа Врата смирения.Но когда исследователь-акционалист пытается ответить на вопрос, что этот архитектурный элемент делает, он сталкивается с базовой понятийной парой: аффордансом и сценарием (инскрипцией). Аффорданс это множество действий, которые архитектурный объект позволяет с собой совершить. А сценарии (инскрипции) некоторые подмножества этого множества действий: это действия, которые в объект уже вписаны, включая то, что с ним необходимо совершить или что этот объект вам совершить не позволит. Во Врата смирения уже вписан определенный сценарий их использования: вы не сможете войти в храм, не пригнувшись. Сам жест поклона оказывается результатом принуждения со стороны конкретного архитектурного элемента.
Для акционалистов больше не существует здания как единого целого. Оно оказывается сетью распределенной агентности между отдельными элементами, то есть здание это результат напряженного взаимодействия отдельных действующих объектов (актантов).Понятие аффорданса претерпело интересную теоретическую эволюцию. Оно было предложено психологом Джеймсом Гибсоном в рамках его экологической теории зрительного восприятия: Гибсон описывает мир животных, которые, каким-то образом взаимодействуя с элементами окружающей среды, заранее знают, какие возможности действия открывает тот или иной элемент. Таким образом, изначально аффорданс представляет собой некоторое свойство материального объекта допускать совершение над ним определенных действий.Но в человеческом мире у материальных объектов как элементов большой архитектурной машинерии, помимо некоторого множества допустимых действий, есть множество предполагаемых действий: ключ это то, чем открывают и закрывают дверь, а дверь это то, что может быть оставлено закрытым или открытым. Такие вписанные в материальные артефакты действия называются сценариями (инскрипциями).Берлинский ключВ 2004 году в программе Что? Где? Когда? знатокам было предложено ответить на вопрос, в чем предназначение некоторого объекта. Объект представлял собой очень странный ключ двусторонний, с двумя бородками. Такой ключ называется берлинским ключом. Замечательный французский социолог, один из создателей акторно-сетевой теории Бруно Латур посвятил ему целую статью, где описал его специфику.
Представьте, что вы живете в старом доме в пригороде Берлина. Опаздывая на лекцию, выбегаете из квартиры в подъезд, а дальше вам нужно открыть дверь. Вы засовываете ключ одной стороной внутрь, поворачиваете, но выдернуть его не можете. Чтобы вытащить ключ, вам нужно протолкнуть его наружу. Толкнув ключ сквозь замочную скважину, вы выходите через открытую дверь, но ключ опять же вытащить не получится: необходимо закрыть дверь, и лишь тогда его заберете.В этом ключе уже заложена совокупность действий, которые с ним можно и нужно совершать, а заодно и множество действий, которые выполнить невозможно: например, невозможно оставить дверь открытой, так как придется оставить в ней и свой ключ. В этой истории необходим еще один важный актант это консьерж, который, меняя регистр замка (у него-то как раз ключ в обычном виде), заставляет вас вечером либо оставлять открытой дверь, либо запирать ее за собой, когда вы входите в помещение. Тем не менее, пишет Латур, первое, что сделал его коллега-француз, когда поселился в таком доме, спилил вторую бородку ключа, тем самым превратив его в подобие ключа консьержа, и потому мог оставлять дверь открытой для своих ночных посетителей или портить жизнь своим соседям, оставляя дверь закрытой.Возникает вопрос: является ли ключ архитектурным объектом? И поскольку мы приняли базовые требования акционалистского подхода, заключающиеся в том, что здание есть совокупность действий, которые совершают его отдельные элементы, то ключ, как и замок и дверь, является элементом архитектуры здания.Принцип обратного делегированияПонятие аффорданса из экологического подхода к зрительному восприятию сначала попадает в когнитивную психологию, а уже оттуда через семиотику материальности в социологию. Поэтому для нас аффорданс всегда связан со сценариями. Сценарии разбиваются на то, что называется рестрикциями, то есть запретительные действия (дверь должна оставаться закрытой), и прескрипциями то, что можно и нужно совершить с этим объектом.Понятие аффорданса приходит также в дизайн. Дональд Норман пишет о том, что для дизайнера не существует аффордансов объектов, но зато есть аффордансы материалов. Например, британские дизайнеры, которые должны были спроектировать автобусные остановки, традиционно делали это при помощи стекла. Но стекло это магнит для вандалов, и стеклянные остановки постоянно разбивались. Тогда они заменили стекло фанерой, и тут же эти фанерные листы стали прожигаться или разрисовываться. Таким образом, говорит Норман, архитектор и дизайнер всегда остаются заложниками аффордансов своих материалов.С точки зрения социолога, у материала самого по себе аффорданса нет, потому что аффорданс предполагает вписывание в него определенных действий и дисциплинирование человеческого тела. Аффорданс всегда связан с телом, он действует на вас помимо вашего разума, и потому есть базовая идея двусторонности делегирования: мы делегировали материальным объектам выполнение некоторой работы и таким образом их дисциплинировали (у Латура есть другая замечательная статья, которая называется Социология одной двери, где он описывает роль дверного доводчика и то, что происходит при его поломке), но точно так же материальные объекты теперь дисциплинируют нас. Огромное количество незаметных нерефлексивных практик нашей повседневной городской жизни, которые неразрывно связаны с архитектурными объектами, являются результатом дисциплинирования со стороны архитектурных объектов. Например, жители многоквартирных домов, выходя на лестничную клетку, сначала вызывают лифт, а потом запирают дверь своей квартиры: это позволяет им сэкономить несколько секунд. Те, кто пользуется мусоропроводом, привыкли фасовать мусор в маленькие пакетики, потому что в противном случае пакет придется тащить до мусорного бака.Мы не всегда отдаем себе отчет, в какой степени наши повседневные практики и привычки являются результатом обратного делегирования действиями, которые объекты, взаимодействующие друг с другом и с нашими телами, заставляют нас совершать. И потому симметричным паре аффорданс и инскрипция будет понятие компетенции, то есть все способы обращения с архитектурными объектами, вписанные в наше тело.Здесь акционалистская идея архитектуры заставляет задаться другим вопросом: в какой степени люди являются элементами здания, то есть в какой степени наши действующие тела являются теми действующими объектами, которые входят в сеть распределенной агентности? Теоретическая логика этого подхода заставляет сказать: действительно, люди являются частью здания, потому что само здание это процесс напряженного взаимодействия элементов, это сеть распределенной агентности, часть которой отдана техническим агентам, часть архитектурным элементам, а часть нашим телам.Это одна из причин, почему в политических обсуждениях того, стоит ли выгонять хиппи, которые захватывают заброшенные дома, из их сквотов, чаще побеждает ответ: Нет, не стоит. Потому что хиппи выполняют важную функцию: руинируя это здание, они все же не дают ему развалиться. А если это здание законсервировать, то через какое-то время его придется снести и вместо него построить новое. Человеческие тела и человеческие практики это то, что необходимо зданию, чтобы оно продолжало оставаться зданием.Уровни агентностиЕсли здание это сеть распределенной агентности, то мы должны выделить те элементы, которые, действуя и взаимодействуя друг с другом, делают это здание зданием; из этих элементов выделить те, которые являются внутренней частью здания, а также те, что связывают это здание с другими элементами. Кроме того, мы должны выделить аффордансы и инскрипции зданий: то, что они позволяют с собой делать, и то, что они заставляют с собой делать. И наконец, мы должны различить уровни агентности.С одной стороны, есть агентность объекта, связанная с практиками делегирования, с другой есть агентность его материала. Аффордансы связаны с телом, но агентность материалов с телом не связана. Например, материал здания может разрушаться независимо от того, пользуется им кто-то или нет. Материал действует в другом измерении, а не в том же, в котором действуют конкретные архитектурные элементы, вступающие в отношения с нашими телами. Например, когда мы говорим о базилике Рождества Христова в Вифлееме, нужно принять во внимание, что, скорее всего, в прошлом этот вход не был настолько низким просто здание успело осесть. Агентность материала это то, с чем сталкивается любой человек, у которого в новой квартире по всей стене пошла трещина, потому что здание село. Здание действует, даже когда этого не видно. Но это не действие самого здания и не действие его архитектурных элементов, а это агентность материала.В 2010 году несколько туристов в Лас-Вегасе подали в суд на владельцев отеля, потому что стеклянная поверхность отеля, построенного из стекла и бетона, в силу деформации превратилась в параболическое зеркало, и люди получили реальные ожоги у одной женщины даже загорелись волосы. В 2013 году история повторилась в Лондоне: в магазине напротив недостроенного 37-этажного здания вспыхнул коврик, а у нескольких припаркованных у магазина автомобилей расплавились некоторые элементы. Это действие агентности материала, которая при строительстве может учитываться, а может появляться помимо воли архитекторов. Например, строители первых в мире небоскребов еще не знали, что сам по себе небоскреб образует довольно серьезный вихрь. Об этом не знали и некоторые самоубийцы. В 1979 году одна из жительниц Нью-Йорка попыталась покончить с собой, спрыгнув с Empire State Building. Подхваченная вихревым потоком, она была заброшена на 79-й этаж здания и отделалась легким переломом и сильным испугом. Это иллюстрирует, как агентность материала здания за счет взаимодействия с внешними факторами солнцем, ветром, дождем действует параллельно действию аффордансов его отдельных элементов.Нижний уровень агентности действие материала. Это то, о чем говорит Георг Зиммель, настаивающий на том, что всякая социология архитектуры должна начинаться с социологии руины, потому что в руине мы лучше всего видим агентность материала. Уровень выше агентность отдельных элементов, которые связаны с аффордансами, сценариями, прескрипциями, рестрикциями, практиками делегирования, компетенциями тем опытом взаимодействия с объектами, который вписан в наши тела.Агентностиматериала и архитектурных элементовМожно ли говорить о разнонаправленности или сонаправленности агентностей? Например, есть агентность стекла, которое делает возможными одни действия и невозможными другие. При этом у стекла аффорданса как такового нет: аффорданс появляется у куска стекла, который стал частью здания. Когда Джереми Бентам из белорусского города Кричева пишет письма о создании Паноптикума идеальной тюрьмы, в которой все заключенные оказываются под присмотром одного надзирателя (причем никто из них не знает, в какой момент времени за ним наблюдают, а в какой нет), он использует конкретную архитектурную практику Парижского военного училища, где для каждого курсанта был предусмотрен маленький стеклянный ящик. Так каждый курсант оказывался на виду у старшего по званию, и, даже когда приходил парикмахер, курсант должен был просовывать голову в стеклянное отверстие, чтобы парикмахер мог его подстричь. Никакого контакта с самим телом курсанта не происходило, притом что курсант оставался на виду. Это, с одной стороны, агентность стекла (почему-то стекло особенно часто оказывается в фокусе внимания архитекторов, когда речь заходит об агентности материала). С другой стороны, это вопрос аффорданса: как именно это стекло должно быть организовано, чтобы на выходе получилась не просто сеть распределенной агентности, а распределенная сеть отношений контроля и наблюдения?Мы можем также замечать ситуации, при которых агентность материала и агентность отдельных архитектурных элементов разнонаправлены. Тогда возникает серьезный диссонанс. Некоторое время назад ректор одного московского вуза получил письмо от студенток, которые требовали заменить в здании университета сексистский лифт. Дело в том, что лифт отказывался ехать, если вес пассажиров не превышал 55 кг. Многие студентки чувствовали себя ущемленными, потому что лифт не распознавал их в качестве человека, нажимавшего на кнопку. Проблема была решена, когда в лифт положили несколько кирпичей.Что происходит, если все агентности и на уровне материала, и на уровне аффорданса конкретных элементов работают в едином ансамбле? Здание становится целостным архитектурным объектом. Когда лифт выходит из строя, когда отдельные технические элементы начинают бить вразнобой, когда материал неконсистентен тем действиям, которые должны совершать сделанные из него конкретные объекты, здание становится посредником, а взаимодействие с ним требует напряженной борьбы. Например, люди, имеющие замок, который давно следовало заменить, приучают себя вставлять ключ определенным образом, придерживая дверь плечом. Вместо того чтобы дисциплинировать замок, мы дисциплинируем собственное тело, подстраиваясь под требования замка. Такие архитектурные объекты Бруно Латур называет посредниками, требующими работы.В каком-то смысле любой архитектурный объект может быть размещен на шкале от проводника, когда действия конкретных элементов становятся невидимыми, равно как и действия материалов, из которых эти элементы сделаны, до посредника, когда диссонанс между отдельными агентностями заставляет тело человека брать на себя огромное количество дополнительных функций и обязательств.Это два первых уровня: агентность материала и аффордансы отдельных элементов. Что будет дальше, когда мы сделаем следующий шаг и зададим вопрос: к каким эффектам приводит расширение сети распределенной агентности? Подробнее..
Категории: Жить долго

Стресс и заболевания желудочно-кишечного тракта

13.07.2020 22:17:30 | Автор: admin
Один из крестных отцов физиологии стресса Ганс Селье в 1930-х годах заметил, что у крыс, которые испытывали неприятные переживания в течение длительного времени, возникали язвы. Сегодня нейрогенная теория язвы отошла на задний план, уступив место бактериальной, но со стрессом до сих пор связывают многие болезни желудочно-кишечного тракта,хотя эта связь не всегда прямая и очевидная. Гастроэнтеролог Алексей Парамонов объясняет, как стресс влияет на работу пищеварительной системы. Материал создан в рамках гида Хороший / плохой стресс.Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов. Упоминаемые в статье лекарства и методы лечения не являются медицинской рекомендацией. Лекарства и методы лечения может назначать только лечащий врач!Заболевания желудочно-кишечного тракта можно разделить на органические, которые связаны с поражениями различных органов, и функциональные, которые ассоциированы с нарушениями моторной функции и висцеральной чувствительностью. В числе органических заболеваний гастриты и язвы, а среди функциональных расстройств наиболее известны функциональная диспепсия и синдром раздраженного кишечника. На развитие и техи других заболеваний стресс может оказывать влияние в разной степени. Чаще всего он не является единственной причиной этих состояний, а усугубляет действие прочих факторов.Гастриты, язвы и стрессГастрит и язвы это воспаления и дефекты на стенках органов: желудка, пищевода, двенадцатиперстной кишки. Они образуются в результате действия соляной кислоты и пепсинов ферментов, с помощью которых происходит расщепление белков, на слизистую оболочку органа. Эти заболевания часто связывают со стрессом, но эта связь сложнее, чем может показаться на первый взгляд.Одним из первых связь между стрессом и органическими заболеваниями ЖКТ увидел Ганс Селье. Он заметил, что у крыс, которые длительное время подвергались воздействию стрессоров, появлялись язвы. Нейрогенная теория язвенной болезни на долгое время стала ключевой, и, когда появились исследования, в которых возникновение язв связывалось с бактерией Helicobacter pylori, медицинское сообщество долгое время не воспринимало их всерьез. Но сегодня стресс не доминирует в списке причин развития язв и гастрита: на первом месте с огромным отрывом оказывается бактерия Helicobacter pylori, которая производит ферменты, разрушающие слизь естественную защиту органов от действия соляной кислоты; на втором прием нестероидных противовоспалительных препаратов.Язва, возникшая только из-за эмоционального стресса, это экзотика. У большинства пациентов с язвой или язвенным кровотечением выявляют Helicobacter pylori, и стресс лишь ей сопутствует. Дело в том, что сам по себе стресс не является единственной причиной заболеваний ЖКТ он скорее усиливает прочие факторы.А вот физический стресс в некоторых случаях может иметь тяжелые последствия для желудка. У людей, которые подвергаются сложным хирургическим операциям или получают серьезную травму, есть повышенный риск образования шоковой язвы. Она может появиться буквально за несколько часов. Считается, что это связано с выбросом веществ, которые вызывают снижение кровоснабжения ЖКТ, сужение сосудов и, как следствие, повреждение эндотелия стенки желудка из-за нехватки кислорода и питательных веществ своего рода локальную ишемию. Хирурги знают об этих рисках и занимаются профилактикой шоковых язв.Функциональные расстройства: падчерицы советской медициныВ последние годы ввиду активной борьбы с бактерией Helicobacter pylori ассоциированные с ней органические заболевания, такие как гастриты и язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, стали менее распространенными, чем раньше. На первый план вышли функциональные расстройства, которые присутствуют у 7090% пациентов и которые часто связаны со стрессом. Советская медицина не рассматривала функциональные расстройства ЖКТ как полноценную группу заболеваний и укладывала их в такие абстрактные и полумистические понятия, как вегетососудистая дистония, невроз желудка и невроз кишечника. Поэтому в России до сих пор наблюдаются трудности с диагностикой и лечением этих заболеваний.Функциональные расстройства ЖКТ это большая группа заболеваний. Их описанием и классификацией занимается Римский фонд международная группа гастроэнтерологов. Актуальная на сегодняшний день информация содержится в разработанных ими Римских критериях IV. Если не углубляться в детали, почти все проявления, описанные в этом документе, укладываются в два состояния: функциональная диспепсия и синдром раздраженного кишечника с подвариантами.Функциональная диспепсия характеризуется изменением чувствительности нервных рецепторов в стенке желудка, двенадцатиперстной кишки и пищевода и изменением двигательной активности этих органов.Похожие механизмы могут реализовываться на уровне кишечника, провоцируя боль в животе, бурление, понос или запор комплекс этих проявлений и называют синдромом раздраженного кишечника (СРК).Обычно функциональная диспепсия проявляется болью, чувством переполнения, дискомфорта, иногда изжогой, отрыжкой. Эти симптомы возникают на фоне неизмененного желудка при гастроскопии. И даже если взять биопсию желудка, не обнаружится никакой связи между выраженностью микроскопических изменений и выраженностью симптомов.Но не стоит думать, что функциональные расстройства диагностируют только в том случае, если не найдено никаких органических повреждений. Язвы и гастриты могут сопровождать функциональные расстройства и даже быть их следствием. Например, на фоне стресса у человека, ведущего здоровый образ жизни, может возникнуть функциональная диспепсия с изжогой, при которой кислота из желудка выбрасывается в пищевод и провоцирует язву. У пациента может одновременно быть гастрит и функциональная диспепсия. Гастрит важно лечить, потому что длительное нахождение Helicobacter pylori в желудочно-кишечном тракте коррелирует с повышенным риском развития рака, и лечение гастрита выступает здесь профилактикой. Но чтобы помочь пациенту здесь и сейчас, необходимо бороться с функциональной диспепсией, которая доставляет человеку много страданий, в отличие от гастрита, который легко контролируется противокислотными препаратами и почти не вызывает боли.Еще одно функциональное расстройство из Римских критериев IV спазм сфинктера Одди. Сфинктер это круговая мышца, которая находится в месте, где желчный проток впадает в двенадцатиперстную кишку. У многих людей анатомия такова, что этот же сфинктер контролирует и выход поджелудочного сока. Туда же впадает и вирсунгов проток поджелудочной железы. У некоторых людей они разделены.Проявления спазма сфинктера Одди могут быть жесткими: высокоинтенсивная боль в правом подреберье, которая может отдавать в спину, грудь и даже в челюсть и нередко сопровождается рвотой и чувством тяжести в желудке. Если приступы повторяются, это может быть бескаменный холецистит или панкреатит. Но в большинстве случаев это дисфункция сфинктера Одди (раньше употреблялось название дискинезия желчевыводящих путей). При частых и длительных спазмах сфинктера Одди уровень печеночных ферментов может повышаться, и возникает иллюзия, что происходит повреждение печени.Спровоцировать спазм может определенная пища, напримерсочетание жирного с холодным. Кроме того, гиперреактивность, готовность этого сфинктера сокращаться зависит от эмоционального фона наличия тревоги или депрессии.Стресс и функциональные расстройстваС функциональной диспепсией ассоциированы психологические феномены, такие как тревога, депрессия, астения, апатия. С биохимической точки зрения они связаны с нехваткой нейромедиаторов, таких какнорадреналин, серотонин и дофамин, которые обслуживают в том числе работу внутренних органов.Деятельностью желудочно-кишечного тракта управляет часть автономной (вегетативной) нервной системы, которая называется энтеральной нервной системой. Составляющие ее нервные сплетения располагаются в оболочках полых органов, таких как пищевод, желудок, тонкая и толстая кишка, в желчных и панкреатических протоках. Они регулируют работу гладких мышц органов, обладающих сократительной активностью. В клетках этих мышц содержатся различные рецепторы (дофаминовые, серотониновые, адренорецепторы), которые реагируют на выделение тех или иных нейромедиаторов. Посредством влияния на них достигается согласованность в работе органов. Вторым этажом идет управление, связанное с центральной нервной системой и высшей нервной деятельностью.Из-за дефицита серотонина и норадреналина в районе синапсов головного мозга и синапсов нервных узлов в стенке кишечника нарушается двигательная активность и повышается чувствительность желудка к соляной кислоте, с помощью которой переваривается пища. Желудок, который предназначен для того, чтобы в нем постоянно находилась кислота, внезапно начинает ее ощущать и транслировать эту информацию в мозг как боль. Возникают активные рефлюксы: желудок внезапно сжимается и с силой выбрасывает свое содержимое в пищевод. При синдроме раздраженного кишечника похожие механизмы развиваются на уровне кишечника.Если болезненные ощущения возникают регулярно и они мучительны, то, даже если у пациента исходно не было каких-то эмоциональных расстройств, у него со временем могут появиться тревога, усталость и депрессия. Эти явления поддерживают друг друга, и возникает порочный круг: депрессия провоцирует функциональные расстройства, а функциональные расстройства депрессию.Как лечить функциональные расстройстваСимптомы функциональной диспепсии могут беспокоить человека долгие годы и нарушать качество жизни. При этом они плохо слушаются препаратов. Поэтому ее лечение многоступенчатое.Согласно рекомендациям Римских критериев IV, которые представлены в виде так называемой пирамиды лечения, первое, что нужно сделать, привести в порядок образ жизни пациента с функциональной диспепсией. Рекомендуется не переедать, заниматься физической активностью, спать достаточное количество часов, регулярно отдыхать от работы. Второй этаж пирамиды препараты, которые влияют на гастроэнтерологические симптомы: прокинетики или спазмолитики, а также ингибиторы протонной помпы, которые подавляют кислоту. Третьим компонентом является когнитивно-поведенческая психотерапия и психотропные препараты. Также исследуется эффективность медитации и гипнотерапии. На четвертом этаже пирамиды соединение всех вышеперечисленных методов. Иногда такое лечение затягивается на месяцы и годы, но люди выздоравливают.При синдроме раздраженного кишечника методы лечения примерно те же, за тем исключением, что ингибиторы протонной помпы, подавляющие кислоту, не применяются.Колоссальный прогресс в лечении функциональных расстройств произошел с внедрением в схему антидепрессантов. Если до этогоуспешными признавались не более 20% курсов лечения, то при использовании психотропных препаратов успех приходит в 80% случаев. Наибольшую доказательную базу из всех психотропных препаратов сейчас имеют некоторые виды антидепрессантов:классический трициклический амитриптилин (но из-за тяжелых побочных эффектов его редко назначают) и более современные дулоксетин и сертралин. В последнее время появились исследования и по другим препаратам. Механизм действия антидепрессантов в случае с функциональными расстройствами ЖКТ пока до конца не ясен. В самом общем виде: антидепрессанты повышают уровень серотонина и норадреналина в районе синапсов головного мозга и нервных узлов в стенкахорганов, что снижает болевую чувствительность. Антидепрессанты используются как обезболивающие препараты не только в гастроэнтерологии они высокоэффективны при боли в суставах или тройничном нерве, причемработают вне зависимости от наличия депрессии у пациента.Не все так простоТем не менеепрямая связь функциональных расстройств со стрессом выглядит упрощенной. В любом справочнике или руководстве по функциональным болезням есть фраза, что механизм их развития до конца не понятен. У некоторых пациентов не выявляется никаких психологических расстройств, им не помогают антидепрессанты и психотерапия, а проблема остается. У значительного числа людей синдром раздраженного кишечника впервые возникает после перенесенной кишечной инфекции. Многие исследователи пытались найти у людей с СРК воспаления, но их нет в кишечнике в том виде, в каком мы их привыкли видеть под микроскопом (инфильтрация воспалительными клетками). Микроскопические воспалительные нарушения можно зафиксировать, лишь измерив концентрацию определенных молекул и сравнив ее с нормой.И самое интересное. Одна из разновидностей синдрома раздраженного кишечника, которая сопровождается диареей, недавно получила диагностический лабораторный маркер антитела к бактериальному цитолетальному разрыхляющему токсину (CLTD). Исследование внедрено в практику пока только в США. Эти антитела достаточно четко коррелируют и позволяют с высокой чувствительностью и специфичностью выше 90% определять эту форму синдрома раздраженного кишечника.Возникает вопрос, что это: последствие инфекционных заболеваний или все-таки последствие стресса? Противоречие здесь кажущееся. Микробные токсины, антитела к которым определяют в лаборатории, отражают исходную агрессию микроба, из-за которой произошло повреждение нервной системы самого кишечника, нервных окончаний и иногда нервных узлов, которые находятся в стенке кишки. Это закладывает основу для синдрома раздраженного кишечника. На восстановление нервной системе требуется несколько месяцев. Похоже, что у предрасположенных людей в условиях стресса восстановление происходит неадекватно. У них формируются неправильные рефлексы, когда кишка двигается слишком активно или кишка многократно спазмирует, как при варианте с запорами, и не отдает свое содержимое.Таким образом, как бы сейчас мы ни рассуждали о возможной органической подоплеке этих заболеваний, практических выводов кроме диагностики по антителам пока нет. Противовоспалительные препараты неэффективны. Есть отдельные работы по пробиотикам, что они могут улучшать течение болезни, но эффект их не очень значителен. Кроме того, эти исследования не очень высокого уровня. Основными препаратами, которые действительно позволяют менять прогноз и качество жизни пациентов с функциональными расстройствами, сегодня остаются спазмолитики в сочетании с антидепрессантом и когнитивно-поведенческая психотерапия. Подробнее..
Категории: Жить долго

Атмосферные колебания

14.07.2020 22:01:57 | Автор: admin
Существует точка зрения, согласно которой глобальное потепление это некоторая фикция, а на самом деле повышение температуры связано с атмосферными колебаниями. Что такое атмосферные колебания, какими они бывают и как влияют на погодные условия?Североатлантическое колебаниеНаступление аномально теплой зимы 20192020 года на территории России, когда температура воздуха редко падала ниже нуля, а снежный покров практически отсутствовал, было связано с североатлантическим колебанием: со стороны Атлантики приходили теплые воздушные массы. Перенос воздуха с запада на восток нормальное явление для умеренных широт, обусловленное действием двух сил: силы Кориолиса и силы барического градиента, связанной с появлением разницы между высоким и низким давлением. Эффект Кориолиса заключается в том, что все движущиеся объекты отклоняются вправо от направления движения. И поскольку происходит вращение Земли, ветер, который изначально дует из области высокого давления в область низкого, то есть от тропических широт к полярным, под действием силы Кориолиса отклоняется вправо получается воздушное течение, направленное с запада на восток. Оно может быть разной интенсивности.Вообще давление на Земле распределено не по поясам, охватывающим весь земной шар, а в виде отдельных локальных или региональных образований. Существует так называемая исландская депрессия над Атлантикой область пониженного давления с центром вблизи Исландии, а также азорский антициклон в субтропиках и тропиках область повышенного давления с центром вблизи Азорских островов. Разница между низким давлением в районе Исландии и высоким давлением близ Азорских островов может колебаться, то есть изменение давления в этих двух центрах происходит квазисинхронно. Положительная фаза североатлантического колебания наступает, когда давление над Исландией понижается, давление над Азорскими островами повышается, а, соответственно, разница между ними увеличивается. Это усиливает перенос воздушных масс с запада на восток, что и происходило зимой 20192020 года.
К нам постоянно шел теплый воздух с Атлантики, а раз воздух теплый, то преобладают положительные температуры и устойчивый снежный покров не образуется. Поэтому мы имели очень мягкую зиму, не случайно получившую название западноевропейской зимы: над Западной Европой подобное движение воздуха с Атлантики является нормальным явлением, именно поэтому зимы там бесснежные, мягкие и без устойчивого снежного покрова. На европейскую часть России, вплоть до Урала и Сибири, теплый воздух с Атлантики тоже может проникать, и в этом году благодаря положительной фазе североатлантического колебания он достигал весьма удаленных районов.В отрицательную фазу североатлантического колебания давление в районе Исландии, наоборот, повышается, а в субтропиках понижается. Соответственно, разность между давлениями уменьшается, и западный воздушный поток ослабевает. К нам может прорываться как холодный воздух с Арктики, так и более теплый воздух из тропических широт. Но чаще это все-таки вторжение арктического воздуха тогда на европейской части России и в Сибири преобладают суровые и снежные зимы.Североатлантическое колебание может влиять на погоду на противоположной стороне Атлантического океана, в первую очередь восточного побережья Североамериканского континента: при понижении или повышении давления у нас не просто изменяется разность давления в самом центре, в исландской депрессии, усиливается или ослабляется циркуляция воздуха. В Северном полушарии, вокруг области пониженного давления, воздух дует против часовой стрелки. Если представить этот циклон над Атлантикой, над северными районами, получается, что по его восточной периферии теплый воздух с юго-запада выносится в Европу, а на восточное побережье Соединенных Штатов и Канады проникает более холодный воздух с Гренландии и Арктики. Поэтому с положительной фазой североатлантического колебания связаны более холодные погодные условия на Североамериканском континенте.Арктическое колебаниеНа погоду над Северной Америкой и Евразией может оказывать и более крупномасштабное колебание арктическое. Поскольку над приполярными районами давление пониженное, а над субтропиками повышенное, над всеми умеренными широтами, между 30-м и 70-м градусами широты, формируется западный воздушный перенос. Но его интенсивность будет зависеть от того, насколько низкое давление над приполярными районами и насколько высокое над субтропиками. Если разность между давлениями велика, то перенос квазизональный преобладают ветра, дующие с запада на восток. Это положительная фаза арктического колебания. Но если разница между давлениями низкая, то зональный поток нарушается, и происходит интенсивное проникновение холодного воздуха на территорию Северной Америки и Евразии.Таким образом, при положительной фазе арктического колебания на всех континентах Северного полушария преобладают более теплые условия. Если посмотреть на карту аномалий температуры а положительные аномалии, как правило, обозначаются желто-красным цветом, то практически вся Евразия оказывается закрашена красным цветом. При отрицательной фазе, когда разница между давлениями не так велика, поток ветра, направленный с запада на восток, напоминает реку с извилинами, и там, куда проникает воздух с юга, будут намного более теплые условия, а там, куда воздух приходит с севера, намного более холодные. Самые холодные, суровые и снежные зимы в Соединенных Штатах, Канаде, Сибири и иногда на европейской части России и в Европе связаны именно с отрицательной фазой арктического колебания. Ее называют также круговой модой Северного полушария, поскольку получается замкнутый круг, когда ветер дует над всем полушарием с запада на восток.
В Южном полушарии существует ее аналог южная кольцевая мода. На климат Южной Америки, Австралии, Новой Зеландии переход от отрицательной к положительной фазе тоже оказывает влияние. При положительной фазе течение воздуха, направленное с запада на восток, смещается ближе к Антарктиде, и она оказывается практически изолирована от переноса более теплого воздуха. Для ученых, проводящих свои исследования и остающихся на зимовку в Антарктиде, положительная фаза неблагоприятна, потому что она приносит с собой суровые условия, очень холодные зимы и экстремально низкие температуры, вплоть до -80 C. Но в отрицательную фазу зона наиболее интенсивного западно-восточного переноса смещается к континентам, и тогда образуется большое количество циклонов. Поэтому на южных оконечностях Южной Америки, Австралии и Новой Зеландии формируются более влажные условия, а ближе к экватору засушливые.Атлантическое междекадное колебаниеС вопросами потепления климата связано такое явление, как атлантическое междекадное колебание. Каждая его фаза длится порядка 30 лет, соответственно, весь цикл составляет примерно 60 лет. В положительную фазу этого колебания Атлантический океан теплеет, и прилегающие районы континентов оказываются подвержены воздействию более теплого воздуха, а в отрицательную фазу происходит похолодание. Положительная фаза атлантического колебания пришлась на 19701990-е годы, поэтому рост температуры, обусловленный антропогенным воздействием, наложился на рост температуры, вызванный положительной фазой атлантического междекадного колебания. В результате произошел интенсивный рост температуры. Поэтому, когда наступила отрицательная фаза колебания в начале XXI века, стали говорить о том, что никакого антропогенного глобального потепления нет, а это лишь результат колебаний природного происхождения. На самом деле начиная с 2010 года, несмотря на то что атлантическая междекадная осцилляция оставалась в отрицательной фазе, рост температуры продолжился, поэтому уже не возникает сомнений, что он действительно является результатом антропогенного воздействия.Существуют также тихоокеанское декадное колебание, межполушарное тихоокеанское колебание, а также циклы в тропиках так называемый индийский диполь или широко известное явление Эль-Ниньо, южное колебание. С ними тоже связаны изменения температуры и осадков, которые охватывают значительные районы земного шара. Они могут как усиливать процессы, связанные с антропогенным воздействием, так и ослаблять их. Изучение этих атмосферных колебаний наблюдение за ними, их выявление и прогнозирование поможет исследовать климат и климатические сценарии. Подробнее..
Категории: Жить долго

Критическое мышление Владимир Спиридонов в Рубке ПостНауки

17.07.2020 16:15:03 | Автор: admin
Гость Рубки психологВладимир Спиридонов. Вместе с исполнительным директором ПостНауки Лианой Хапаевой будем выяснять, что науке известно о критическом мышлении.Владимир Спиридонов доктор психологических наук, заведующий лабораторией когнитивных исследований факультета психологии ИОН РАНХиГС.Впредыдущих выпусках Рубки побывали биолог Дмитрий Алексеев (микробы кишечника и правильное питание), вирусолог Леонид Марголис (ВИЧ) и психолог Мария Фаликман (многозадачность и состояние потока). Подробнее..
Категории: Жить долго

6 фильмов о Средневековье

19.07.2020 18:12:33 | Автор: admin
Хотя Средневековье осталось в далеком прошлом, оно продолжает являться источником вдохновения для великих мастеров кинематографа. Фильмы о Средневековье это не просто исторически точный очерк той эпохи. Через средневековую повседневность режиссеры рассказывают о вечных истинах, актуальных для сегодняшнего дня. От Страстей Жанны Д'Арк до Трудно быть богом: главные фильмы о Средневековье рекомендует историк Олег Воскобойников.Кинематограф едва ли не самое сложное искусство наших дней. В каждой ленте соединены сменяющие друг друга образы и звуки, за ними стоят режиссерская мысль, работа актеров, оператора и художников. Каждый фильм это не изображение чего-то, как оно было на самом деле, а художественное творение, имеющее право на собственную художественную правду. Эти трюизмы я считаю необходимым предпослать нижеследующей подборке. Потому что фильмы о Средневековье нужно смотреть не для того, чтобы узнать, кому в Средние века жить хорошо (или плохо), не для того, чтобы судить, насколько точно передается быт средневекового человека или его внутренний мир. В кинематографе Средневековье референтное время, как сказал Михаил Бойцов, историческая эпоха, с которой мы вступаем в диалог для того, чтобы что-то найти или понять в себе. Медиевализм это молодость мира.
Страсти Жанны дАрк (1927)Фильм Страсти Жанны дАрк сняты датчанином Карлом Теодором Дрейером, и его значение для истории кино выходит далеко за рамки драматического сюжета. Он снят по большей части крупным планом, хотя мы понимаем, что происходит: бесконечно тянущийся процесс, вытягивание жил из бедной жертвы и вслед за ней из зрителя, наконец, костер, восстание, фактически победа погибшей национальной героини над смертью и над своими судьями. Историческая точность ленты относительна, хотя крупный план на средневековую рукопись в самом начале подсказывает, что перед нами документ. На самом деле этот фильм антиклерикальный манифест тяжелых межвоенных лет, который подвергся цензуре именно по этой причине. Но целый ряд приемов стал классикой, в особенности крупные планы на лицах: мы понимаем, что именно происходит, понимаем эпохальность конкретного события, глядя в глаза жертве и палачу. Отсюда непреходящая художественная правдивость Страстей. Она не только впрекрасной игре Рене Фальконетти и других актеров, но и в деталях, даже в мухе, которую Жанне пришлось смахнуть с лица во время допроса, согласимся, что Дрейеру вряд ли удалось бы выдрессировать насекомое!
Франциск, менестрель Божий (1950)Франциск, менестрель Божий был снят Роберто Росселлини, лидером итальянского неореализма, в соавторстве с молодым Федерико Феллини. После знаменитых фильмов на злобу дня мастер обратился к интернациональной классике Цветочкам Франциска Ассизского, написанным в XIVвеке и зафиксировавшим образ великого святого в том виде, который был мил простым верующим всего христианского Запада. Для итальянца же Франциск и вовсе особая тема. На первый взгляд это картина без каких-либо изысков, чистой воды неореализм с его актерами, взятыми из ближайшего кафе, с его съемочной площадкой, умещавшейся в легковушку, с дорожной пылью, которая только что не вылетает из экрана в кинозал. Но это и есть язык послевоенного кинематографа. Так и здесь мастерски срежиссированная уличная повседневность говорит на языке Средневековья. В нем вечные истины и слова поддержки, в которых жители изможденной войной и нищетой Италии так нуждались. Росселлини не был католиком, но он знал, что Франциска любили все и что Тоскана и Умбрия XIII века всем понятны. Неслучайно его последователь и ниспровергатель Пазолини не раз обращался к средневековой теме как в форме фантасмагорической машины времени (Птицы большие и малые), так и для экранизации великих текстов XIVвека Декамерона и Кентерберийских рассказов.
Седьмая печать (1957) и Девичий источник (1960)Говорить о киномедиевализме бессмысленно без двух фильмов шведа Ингмара Бергмана: знаменитой Седьмой печати и менее знаменитого, но не менее важного Девичьего источника. Это в общем-то страшные фильмы или фильмы о страхах, насилии, смерти, ненависти. В первом крестоносец Антониус Блок ведет шахматный бой не на жизнь, а на смерть со Смертью. Проигрывает, как нетрудно догадаться. Партия длится довольно долго, рыцарь в пути домой и по дороге видит довольно мало хорошего: это ведь Бергман, совсем не комик. Жгут на костре юную девушку, предварительно перебив ей все кости. Предательство, чума, изуверы-флагелланты.Девичий источник вскрывает еще более темные закоулки человеческой души, иногда трудно поверить, что это вообще про людей, что среди нас тоже могут быть такие. Лучше бы их не было, и как-то спокойнее, что они где-то там, в Средневековье непонятно, скандинавском или ином, но все же узнаваемом и совсем не голливудско-рыцарском. Сам черно-белый формат не случаен для того времени: он прибавляет одновременно и ауры, и хроникальности (хроника слово средневековое). Смерть скосила всех, кого хотела, но семья скомороха вместе с новорожденным младенцем, всем смертям назло, жива и идет своей дорогой. В Девичьем источнике на месте страшной смерти девушки по молитве отца, потерявшего голову (Макса фон Сюдофа) и кающегося за не менее страшную месть, бьет источник. Жизнь торжествует.
Ланселот Озерный (1974)Ланселот Озерный Робера Брессона о рыцарях Круглого стола. От названия (не зная режиссера) ждешь Голливуда вроде замечательной трилогии Ричарда Торпа 19521955 годов. Однако брессоновский Ланселот антирыцарский роман. Здесь есть все, что требуется: паладины Круглого стола, король, королева, неразрешимый любовный треугольник, поиски Грааля, такие же бессмысленные, как Крестовые походы, военный лагерь, поединки, битвы. И лязг лат вместо музыки, от которого под конец гудит в ушах, паладины их никогда не снимают (что неправда). Ни улыбки, ни смеха, ни даже ласки грешных любовников, все донельзя серьезные. От турнира нам, зрителям, остается пыль под копытами, наконечник приспущенного копья, падающее тело. Отправляясь в лесную авантюру (термин куртуазной литературы), рыцарь встречает висящий на дереве скелет или лежащий у дороги труп с копьем в паху. Под конец вассал ведет войну с сюзереном и убивает самых близких ему друзей, в решающей битве погибают все, включая Артура и Ланселота, из последних сил произносящего имя жены своего короля. Здесь все очень странно и вместе с тем непросто, словно антикинематографично. И это сознательный прием, специфический язык большого мастера. Скорее всего, он вдохновлялся сводом рыцарских романов Смерть Артура Томаса Мэлори (1485) и популярными в те годы Анналами. Но величие фильма, конечно, не в этих источниках вдохновения, а в творческой индивидуальности режиссера.
Трудно быть богом (2013)Трудно быть богом, законченный в 2013 году, многолетняя и последняя работа Алексея Германа, мастера не менее сложного, чем Бергман или Тарковский. В строгом смысле это не про Средневековье: Арканар Стругацких на другой планете, в наше время, где не было ни Возрождения, ни Просвещения. В фильме, чтобы у зрителя не было сомнений, об этом, сплюнув и выругавшись, заявляет на 28-й минуте один из местных жителей. Благородный Дон Румата силится кого-то спасти, ведет себя как подобает средневековому рыцарю, подает снежно-белый платок голытьбе и так же легко дает пинка и тычка. Многие сцены сняты таким крупным планом, что чувствуешь себя в сумасшедшем доме. Перед тобой физиогномический ряд, как у Дрейера (фильм тоже черно-белый!). Это эстетика уродства, возведенная в художественный принцип: фильм невероятно красив и полон отсылок к классической живописи. Средневековая мерзость тюрьма, кандалы, непролазная грязь и непрекращающийся дождь, гротескные ряхи попов и инквизиторов очень приземленные. Это такой же антимедиевализм, как у Брессона, и он тоже рассчитан не на массового зрителя. Однако тот, кто выдержит четыре часа такого Средневековья, не пожалеет. Подробнее..
Категории: Жить долго

Вестник древней истории

22.07.2020 20:08:21 | Автор: admin
Функционирование науки сложный процесс, и большую роль в нем играют специализированные научные журналы, обеспечивающие публикацию исследований и критику научных трудов и создающие научное сообщество. Первым из них был французский Журнал ученых, который существовал еще в XVIIXVIII веках. В 1937 году в Советском Союзе был создан Вестник древней истории специализированный исторический журнал, который существует до сих пор.Историческая наука в ранние советские годыВ дореволюционной России большое значение придавалось изучению классической древности. Она преподавалась на историко-филологическом факультете, и это было очень престижно, но специализированного научного журнала по древней истории не существовало. Историки древности печатались в Журнале Министерства народного просвещения, Филологическим обозрении, в Гермесе, но это не были специализированные журналы, поэтому статьи посылались в зарубежные издательства, преимущественно в Англию или Германию, иногда во Францию, где специализированные журналы существовали с конца XIX начала XX века.Сразу после революции история и филология стали дискриминируемыми дисциплинами и не изучались. Только с начала 1930-х годов отношение власти к ним изменилось. Об этом свидетельствует серия партийно-правительственных постановлений 19331934 годов, в частности О преподавании гражданской истории в школах СССР. В школах снова стали изучать историю, но возникла потребность в учителях, поэтому в 1934 году в университетах были созданы исторические факультеты, а в 1936 году Институт истории Академии наук СССР. К тому времени Академия наук была советизирована и находилась под контролем власти: в 1933 году она была поставлена под управление Совнаркома, Совета министров, в 1934-м переведена из Ленинграда в Москву.Это было время, когда многие советские руководители знали основы древних языков, древней истории. Точнее, речь идет об остаточном классицизме советских вождей, который базировался на университетском религиозном образовании. Так, во время длительных заседаний сталинского политбюро в конце 1920-х годов советским вождям было скучно, и они рисовали друг на друга шаржи. Иногда они делали подписи на древнегреческом языке или латыни Сталин один из своих шаржей подписал Koba pinxit (нарисовал Коба), хотя латыни не знал.История создания журналаВ ближайшем окружении Сталина был человек, профессионально занимавшийся древней историей, Александр Сванидзе, брат его первой жены, который состоял в партии с 1901 года. Он был советским торгпредом в Берлине, а потом, когда вернулся в Москву, стал заместителем председателя Центрального банка по валютным операциям, занимал достаточно высокий пост. Александр Сванидзе получил классическое образование: слушал курс древней истории у знаменитого немецкого историка Эдуарда Мейера в Вене и защитил диссертацию об алародийских племенах, которые считались предками грузин. Его руководителем был Карл Леман-Хаупт, австрийский ученый, который издавал исторический журнал Клио. И когда Леман-Хаупта заставили уйти в отставку из-за того, что на его место нужно было поставить угодного фашистам человека, он на время уехал в Тбилиси. Там он читал лекции и, очевидно, подал Сванидзе идею создать научный журнал по древней истории в Москве. У Сванидзе были властные полномочия, и он смог лоббировать решение политбюро от 13 февраля 1937 года о выделении 4 тысяч долларов из валютных ресурсов в то время большая сумма на издание журнала Вестник древней истории.
Эти деньги пошли на выплату гонорара иностранным авторам, которые печатались в первом номере журнала, и на закупку литературы, и к двадцатой годовщине Октябрьской революции (в советское время все делалось к юбилеям) был издан первый номер Вестника древней истории. Идея эта сработала, несмотря на то что сам Александр Сванидзе пал жертвой репрессий: в декабре 1937 года он был арестован и впоследствии погиб.Содержание и структура номераПод руководством Александра Мишулина, главного редактора, журнал продолжал существовать и выпускать научные работы. Туда посылали статьи ленинградские и московские историки. С 1936 года уже невозможно было отсылать работы за границу для публикации: за это можно было подвергнуться репрессиям. Поэтому появление журнала в Москве было очень кстати. Присылали статьи и некоторые иностранные авторы, которые не хотели посылать статьи в контролируемые нацистами журналы Центральной Европы, в том числе авторы из Чехословакии, США и другие.Сложилась структура номера, которая существует до сих пор. Она открывалась передовой статьей, содержащей, как правило, много лозунгов и демонстрирующей лояльность к власти. А дальше шли научные статьи, публикации, критика, библиография и приложение, в котором печатались переводы древних текстов. Вестник древней истории, в отличие от большинства западных журналов по этой специальности, публиковал статьи не только по истории античного мира, но и по истории Древнего Востока. А до войны, поскольку не было других специализированных исторических журналов, публиковались статьи и по древним славянам, и по Византии, и по кочевникам Центральной Азии.Создание первого специализированного исторического журнала способствовало оформлению сообщества историков древности и развитию исторических штудий по древней истории. Журнал пользовался и пользуется высоким авторитетом. Статьи из него переводились и в американских, и во французских изданиях, что давало советским историкам возможность коммуницировать с зарубежными коллегами. Вестник древней истории сыграл важную роль в функционировании советской исторической науки. Подробнее..
Категории: Жить долго

Сновидения виды, функции, смыслы Ольга Сварник в Рубке ПостНауки

23.07.2020 14:12:39 | Автор: admin
Гость Рубки ПостНауки нейрофизиолог Ольга Сварник. Вместе с издателем ПостНауки Иваром Максутовым будем говорить о том, что известно науке о сновидениях.Ольга Сварник кандидат психологических наук, старший научный сотрудник лаборатории психофизиологии им. В. Б. Швыркова Института психологии РАН.Узнать больше острессможно изнашего курсаНаука сна.Впредыдущих выпусках Рубки побывали биолог Дмитрий Алексеев (микробы кишечника и правильное питание), вирусолог Леонид Марголис (ВИЧ) и психолог Мария Фаликман (многозадачность и состояние потока). Подробнее..
Категории: Жить долго

Как творчество помогает улучшить здоровье?

23.07.2020 20:08:40 | Автор: admin
На протяжении многих столетий люди спорили, имеет ли искусство автономную ценность. Утверждалось, что искусство создается ради искусства и существует исключительно для наслаждения и эстетических переживаний. Однако сейчас авторы многих исследований начинают приходить к выводу о том, что оно полезно для нашего здоровья и благополучия.С проведенными за последние десятилетия исследованиями того, как искусство влияет на наше самочувствие, связан ряд проблем. Одна из них состоит в том, что в рамках многих исследований рассматривались специальные программы, где люди намеренно принимали участие в какой-либо новой для них творческой деятельности, чтобы поправить те или иные аспекты здоровья. Результаты этих исследований поражают: в них были зафиксированы впечатляющие улучшения психического и физического здоровья, а также когнитивных способностей испытуемых1. Однако зачастую это небольшие исследования, выборка которых может и не быть репрезентативной по отношению ко всему населению страны. Кроме того, в таких исследованиях здоровье людей изучается на протяжении сравнительно короткого промежутка времени.Так что в последние несколько лет мы с моей командой исследовали общедоступные данные, собранные по всей стране, чтобы понять, оказывает ли культурная жизнь аналогичный эффект на наше здоровье. При этом мы сосредоточились на тех случаях, когда творчеством занимались не целенаправленно для поправления здоровья, а просто для своего удовольствия. В частности, мы работали с данными, полученными из когортных исследований: в них собрана информация о тысячах участниках, наблюдение за которыми велось зачастую с самого рождения. Каждые несколько лет исследователи фиксировали данные по тысячам переменных, описывающих психическое и физическое здоровье участников, их образование, семейные обстоятельства, финансовое положение, увлечения и так далее. Многие из этих массивов были собраны Университетским колледжем Лондона, и нередко в них встречаются вопросы об искусстве и культурной жизни респондентов. Это значит, что мы можем сформировать репрезентативную по отношению ко всему населению выборку, изучить несколько десятилетий жизни выбранных нами людей и установить, оказала ли их вовлеченность в мир искусства долгосрочное влияние на их здоровье.Творчество и психические заболеванияЗа последние несколько лет мы смогли выявить несколько любопытных закономерностей. Во-первых, мы хотели заняться психическим здоровьем людей, поскольку очень много проектов посвящено тому, как творчество может помочь людям с психическими расстройствами восстановиться или по крайней мере научиться справляться с симптомами своих заболеваний. Но помимо этого мы хотели понять, может ли творчество предотвратить развитие психических заболеваний. Иными словами, если вы ведете насыщенную культурную жизнь, может ли это снизить риск развития психических заболеваний в будущем?Мы провели ряд исследований, сосредоточившись, в частности, на людях в возрасте старше 50 лет, и проверили, насколько вовлеченность в мир искусства и творчества снижает вероятность возникновения депрессий. В результате мы пришли к выводу о том, что такая взаимосвязь действительно есть2. Конечно, можно было бы возразить, что творчеством занимаются те, кто и так здоровее и обеспеченнее других, однако мы работали с масштабным массивом данных, где есть множество переменных, описывающих самые разные аспекты жизни людей. Это позволило нам включить в наш анализ все прочие факторы, которые могут повлиять на результат. Например, если мы рассматриваем взаимосвязь между искусством и депрессией, мы можем включить в наши модели социально-экономический статус респондента, его гендер, уровень образования, наличие работы, наличие других заболеваний, уровень физической активности, насколько часто он встречается с друзьями, насколько он вовлечен в другие социальные взаимодействия. И мы можем посмотреть, сохраняется ли взаимосвязь между вовлеченностью в творчество и депрессией, зависит ли она от всех этих факторов.Наш анализ показал, что не зависит. Мы применили лонгитюдный метод, чтобы посмотреть, когда у респондентов развивается депрессия. Кроме того, мы провели и ряд других исследований, когда мы находили человека с депрессией и подбирали ему в пару другого, который был почти полностью идентичен ему по всем факторам, кроме того, что у него нет депрессии. Этот подход также показал, что искусство и творчество снижают вероятность развития депрессии.Разумеется, также следует принять во внимание и тот факт, что люди уделяют искусству и творчеству разное количество внимания в разные моменты времени, так что мы ожидаем, что в один год они будут посвящать ему больше времени, а в другой меньше, в зависимости от того, что еще происходит в их жизни. Мы смогли провести анализ с учетом этих изменений и снова получили явную взаимосвязь между вовлеченностью в творчество и снижением риска развития депрессии.Кроме того, недавно мы начали проводить симуляции интервенционных исследований3. Это особенно интересно, поскольку такие виды терапии, как творчество по назначению врача, сложно исследовать: крупномасштабные рандомизированные контролируемые испытания проводить очень дорого, а на сбор данных может уйти много лет. Когортные исследования позволяют нам проводить симуляции экспериментов. Безусловно, мы не можем быть абсолютно уверены в том, что мы получили бы аналогичные данные в реальных экспериментах, но такой подход может дать нам некоторое представление о ситуации, а это позволит снизить риски при разработке новых исследований.Среди всего прочего мы рассматривали людей с депрессией, у которых не было особых увлечений и хобби. Если они найдут себе хобби, как это повлияет на депрессию? В рамках этого исследования мы моделировали ситуацию, когда применяется творчество по назначению врача: если человек страдает от депрессии, он идет к врачу, а тот направляет его в какой-либо местный творческий кружок, и это, как мы надеемся, должно помочь ему в борьбе с депрессией. Мы обнаружили, что если человек во время депрессии находит себе новое увлечение, вероятность его излечения увеличивается вдвое4. Это еще один аспект взаимосвязи между искусством и психическим здоровьем.Роль творчества в развитии ребенкаКроме того, мы исследовали и детское поведение. Мы обнаружили, что те дети, которые в начальной школе занимаются творчеством, с большой вероятностью будут иметь более высокую самооценку в раннем подростковом возрасте а самооценка тесно связана с психическим здоровьем детей. Также мы заметили, что если дети вовлечены в творческую деятельность вместе с родителями, это еще больше подпитывает их самооценку. Таким образом, родителям очень важно заниматься творчеством вместе с детьми, в семье.Но мы обнаружили, что влияние творчества не ограничивается повышением самооценки; у него есть и другие аспекты. Например, те дети, которые вовлечены в культурную жизнь, с меньшей вероятностью в подростковом возрасте будут иметь проблемы с социализацией: у них меньше вероятность возникновения проблем с товарищами, проблем с учителями и другими взрослыми, и они с большей вероятностью успешно проходят социальную адаптацию, то есть демонстрируют просоциальное поведение. Кроме того, как и у взрослых, у таких детей ниже вероятность возникновения депрессии, а также выше склонность к здоровому образу жизни. Например, мы часто видим, что маленькие дети почти каждый день читают художественную литературу, поскольку у них есть время на чтение книг: такие дети зачастую придерживаются более здоровых привычек. Мы обнаружили, что они с меньшей вероятностью решат попробовать наркотики или курение в подростковом возрасте и с большей вероятностью будут есть фрукты и овощи каждый день5.Что любопытно, мы обнаружили, что творческие способности и умения, по-видимому, не так важны: важнее всего творческая деятельность сама по себе. Самое главное заниматься ею. Опять же, во всех этих исследованиях выявленная связь не зависела от всех прочих жизненных факторов. Это показывает нам, что искусство это не просто признак высокого социально-экономического статуса. Сама вовлеченность в мир искусства очень важна.Когнитивные способностиМы много говорили о психическом здоровье, однако было выявлено также улучшение когнитивных способностей, и это еще один пример того, как интервенционные исследования могут предоставить нам потрясающие данные о том, как творчество улучшает наше самочувствие. Например, если у человека развивается деменция, как творчество может помочь его психическому здоровью, поведению, памяти, взаимодействию с другими людьми?Мы обнаружили, что вовлеченность в мир искусства может замедлить снижение когнитивных способностей в пожилом возрасте6. Например, ряд исследований показал, что походы в музей, картинную галерею, театр, на концерт ассоциируются с замедлением снижения когнитивных способностей в пожилом возрасте, что опять же не зависит от всех остальных жизненных факторов, а также с более низким риском развития деменции. Эти результаты хорошо согласуются с концепцией когнитивного резерва, согласно которой есть ряд жизненных факторов, которые могут помочь повысить устойчивость мозга к нейродегенерации. Мы обнаружили, что такая культурная вовлеченность подталкивает людей к деятельности, стимулирующей когнитивные способности, а также предоставляет социальную поддержку, новый опыт и возможность для проявления эмоций, для саморазвития и улучшения навыков. Все эти факторы составляют часть когнитивного резерва и помогают обеспечить пластичность мозга.Итак, мы обнаружили, что вовлеченность в культурную жизнь ассоциируется с более низким риском возникновения деменции. Мы также сделали еще один шаг и изучили риск возникновения деменции или смерти от деменции: вовлеченность в культурную жизнь защищала людей во всех этих случаях.Влияние культурной жизни на физическое здоровьеНаконец, мы исследовали и физическое здоровье людей. Мы знаем, что многие физические заболевания в особенности те, которые развиваются в пожилом возрасте, могут быть вызваны комбинацией физических и психологических причин. Так, мы анализировали возникновение хронической боли. Ранее было показано, что физическая активность может предотвращать ее возникновение в пожилом возрасте, но в этом есть и психологическая компонента. Мы обнаружили, что у людей, которые ведут активную культурную жизнь, хроническая боль в пожилом возрасте возникнет с меньшей вероятностью7. Возможно, причина состоит в том, что это уменьшает сидячий образ жизни: чтобы заняться пением, танцами или садоводством, людям нужно встать и выйти из дома. Но такой образ жизни также обеспечивает социальное стимулирование, улучшает психическое здоровье и благополучие, помогает выражению эмоций, снижает уровень стресса и все это может защищать от развития хронической боли.Аналогичный анализ мы провели и для старческой астении8, на развитие которой влияет множество разных факторов, включая то, насколько активный образ жизни ведет человек и нет ли у него проблем с психическим здоровьем. Опять же, мы видим здесь похожую картину: вовлеченность в мир искусства и творчества защищает от возникновения старческой астении, и, даже если она уже развилась, творчество может замедлить снижение когнитивных способностей.Все эти исследования, проведенные на репрезентативных выборках, показывают: искусство и вовлеченность в культурную жизнь на популяционном уровне связаны с улучшением психического и физического здоровья, а также когнитивных способностей как в рамках предотвращения развития заболеваний, так и в рамках улучшения жизненной траектории. Сами по себе эти выводы не дают нам полной картины, и, разумеется, мы не можем быть полностью уверены в причинно-следственных связях, когда используем данные обсервационных, когортных исследований. Но если мы примем во внимание все данные, которые есть в нашем распоряжении, например, рандомизированные контролируемые испытания, этнографические или качественные исследования, биологические лабораторные исследования вместе с полученными нами результатами, во всех них мы увидим очень похожие закономерности. Это указывает на то, что полученные нами данные не являются артефактом выбранного нами методологического подхода, но могут оказаться настоящим открытием: творчество и искусство защищают здоровье людей. Так что если вернуться к идее о том, что искусство создается ради искусства, то оно, безусловно, само по себе прекрасно, и нам стоит обращаться к нему и ради чистого наслаждения. Но нас также должен радовать и утешать тот факт, что именно то, что нам доставляет такое наслаждение восприятие искусства, может также улучшать наше здоровье в краткосрочной и долгосрочной перспективе.Дополнительная литература:The Connection Between Art, Healing, and Public Health: A Review of Current Literature, Heather L. Stuckey, Jeremy Nobel, 2010https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2804629/Cultural engagement and incident depression in older adults: evidence from the English Longitudinal Study of Ageing, Daisy Fancourt, and Urszula Tymoszuk, 2019https://www.cambridge.org/core/journals/the-british-journal-of-psychiatry/article/cultural-engagement-and-incident-depression-in-older-adults-evidence-from-the-english-longitudinal-study-of-ageing/F25368CA79340C430B046A1DDDDC05B6Effect of singing interventions on symptoms of postnatal depression: three-arm randomised controlled trial, D Fancourt, R Perkins, 2018https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/29436333/Fixed-Effects Analyses of Time-Varying Associations between Hobbies and Depression in a Longitudinal Cohort Study: Support for Social Prescribing? Fancourt D, Opher S, 2020https://www.karger.com/Article/FullText/503571Effects of creativity on social and behavioral adjustment in 7- to 11-year-old children, Daisy Fancourt, Andrew Steptoe, 2018https://pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/30079606/Cultural engagement predicts changes in cognitive function in older adults over a 10 year period: Findings from the English Longitudinal Study of Ageing, Daisy Fancourt, Andrew Steptoe, 2018https://www.nature.com/articles/s41598-018-28591-8Physical and Psychosocial Factors in the Prevention of Chronic Pain in Older Age, Daisy Fancourt, Andrew Steptoe, 2018https://www.jpain.org/article/S1526-5900(18)30304-3/fulltextCultural engagement is a risk-reducing factor for frailty incidence and progression in non-frail adults, Rogers, NT; Fancourt, D, 2020https://discovery.ucl.ac.uk/id/eprint/10065541/ Подробнее..
Категории: Жить долго

Неинвазивная пренатальная диагностика

24.07.2020 22:15:51 | Автор: admin
Преимплантационная генетическая диагностика, которая проводится при экстракорпоральном оплодотворении, дает возможность проверять генетику эмбриона еще до его переноса в организм матери. Но поскольку ЭКО технически сложная и дорогостоящая процедура, прибегают к альтернативному методу неинвазивной пренатальной диагностике.Секвенирование нового поколенияНа ранней стадии развития, примерно на седьмой-десятой неделе, организм эмбриона интенсивно перестраивается: происходит процесс быстрого деления отдельных типов клеток, но также и их саморазрушения за счет апоптоза запрограммированной гибели клеток. Быстрая генерация клеток и их разрушение приводят к тому, что в кровоток эмбриона попадают молекулы ДНК тех клеток, которые в нем делятся и разрушаются. Часть этих молекул проходят плацентарный барьер и оказываются в кровотоке матери. В крови, которую мы берем у женщины на 1012-й неделе беременности, можно детектировать молекулы ДНК плода от 5 до 10% от всей внеклеточной фракции ДНК.Мощные методы генетического тестирования, такие как высокопроизводительное секвенирование (NGS), позволили определять ДНК, которая попала в кровоток матери из развивающегося эмбриона. На стадии 1012-й недели беременности мы можем выявить анеуплоидию когда число хромосом в клетках не кратно гаплоидному набору. У каждого человека должно быть 23 пары хромосом, каждая пара сформирована хромосомами, пришедшими от родителей по одной от отца и матери. Но бывают ситуации, когда в хромосомном наборе организма отсутствует одна (это называется моносомией) или, напротив, присутствует дополнительная хромосома (трисомия). Или когда внутри пары хромосом нет генетического разнообразия, поскольку обе пришли от матери или от отца, что тоже плохо с точки зрения развития будущего организма, даже если число пар хромосом верное.Все случаи анеуплоидии мы можем определить на стадии 1012-й недели беременности, просто взяв венозную кровь у женщины и проведя ее анализ при помощи высокопроизводительного секвенирования. Таким образом устанавливается число хромосом и определяется их сочетание у будущего ребенка.Неинвазивное пренатальное тестированиеСкрининговые технологии не обязательно могут быть генетические. Сегодня одним из основных методов поиска проблем с числом хромосом является скрининг первого триместра ультразвуковое исследование (УЗИ), когда специалист может предварительно определить отклонения в развитии эмбриона, ведущие к генетическим заболеваниям. После проводится уже генетический анализ, который либо подтверждает, либо опровергает предположительный диагноз, неинвазивный пренатальный тест (НИПТ). Он довольно сложен и стоит порядка 20 тысяч рублей, но его преимущество заключается в том, что он проводится неинвазивно, без какой-либо биопсии самого плода. Это процедура, не связанная ни с какими осложнениями, и благодаря ей можно точно сказать, все ли в порядке с числом хромосом.Есть методы, с помощью которых пытаются биоинформатически анализировать полученный массив данных по ДНК. Однако, анализируя внеклеточную ДНК по крови матери, мы имеем 95% мамы и 5% плода, то есть биоинформатика разводит эти пулы. Кроме того, существуют техники, когда мы можем не только посчитать число хромосом, но и посмотреть конкретную генетику у ребенка, выявить те или иные мутации, полиморфизмы, нарушения в генах по его хромосомам. Такие методы в обычную медицинскую практику пока не вошли, но есть шанс, что в перспективе нескольких лет они будут туда включены. Тогда женщина, сдавая в рамках обычного скрининга первого триместра венозную кровь, будет получать информацию не только о числе хромосом, но и о генетике будущего ребенка.Преимущества неинвазивной пренатальной диагностикиТаким образом, существует два блока генетического тестирования: преимплантационный, когда в рамках ЭКО происходит отбор эмбрионов без генетических нарушений, и пренатальный, когда мы по крови матери анализируем генетику. Два этих теста за последние 10 лет значительно снизили риск рождения ребенка с генетическими проблемами и хромосомными патологиями. Чем лучше неинвазивные подходы (НИПТ) в сравнении с классическим вариантом, когда мы берем биопсию эмбриона? Несмотря на то что инвазивный метод довольно хорошо отработан, примерно в 0,5% случаев сама процедура забора клеток (биоптата) приводит к осложнению беременности. На первый взгляд, риск небольшой, но если взять беременности, проходящие через наш центр акушерства и гинекологии, а это порядка 9 тысяч в год, то это довольно большое количество женщин, которые могут быть направлены на инвазивный тест и у которых могут развиться осложнения, связанные с процедурой взятия биоматериала эмбриона.Поэтому неинвазивные подходы позиционируются как первая линия скрининга. Как правило, после выявления каких-то нарушений на этом этапе врач направляет на инвазивный тест. Таким образом существенно уменьшается количество случаев инвазивного тестирования. Подробнее..
Категории: Жить долго

5 книг о нейрофизиологии

27.07.2020 20:16:22 | Автор: admin
Связь мозга и сознания одна из самых сложных нерешенных проблем современной нейронауки. Как устроена работа мозга, что такое когнитивная карта и как связаны психические и физиологические процессы в пяти книгах о нейрофизиологии по рекомендации Ольги Сварник.Нейрофизиологи изучают работу нервной системы, уделяя основное внимание происходящим в мозге процессам. Выбор предложенных книг продиктован прежде всего тем, что все они написаны именно нейрофизиологами теми, кто занимался или занимается экспериментальным изучением нейронных ансамблей, а не смежными вопросами медицины или психологии. Обычно большей популярностью пользуются книги о феноменах, связанных с патологиями мозга, например потерей памяти или редких психических расстройств. Об этом интересно читать, но в таких книгах не предлагается ответ на вопрос о том, как же работает мозг, в чем особенности происходящих в нем процессов, в том числе и при возникновении подобных состояний.В арсенале современной нейрофизиологии существует целый ряд методов анализа работы мозга: электроэнцефалография, функциональная магнитно-резонансная томография, регистрация клеточной активности с помощью микроэлектродов или кальциевого имиджинга нейронов и их отростков, а также глиальных клеток. Методические возможности нейрофизиологии накладывают определенный отпечаток на ее подразделы, что приводит к тому, что единой теории функционирования мозга не существует. Специалисты, использующие одни методы, видят одну картину активности, а методы других рождают иное понимание. На основной вопрос нейрофизиологии Как ведут себя нейроны? можно ответить по-разному. Отчасти это отражает и список приведенных ниже книг. Тем, кто хотел бы получить более общее, хотя и несколько поверхностное представление о предмете, можно порекомендовать учебник Бернарда Баарс и Николь Гейдж Мозг, познание, разум: введение в когнитивные нейронауки, который является кратким описанием вполне современных теоретических представлений о функционировании мозга и содержит интересный фактологический материал, полученный в процессе экспериментальных исследований.
The Brain from Inside OutGyrgy Buzski. Oxford University Press, 2013Это не первая книга американского нейрофизиолога венгерского происхождения Дьёрда (Дьюри) Бужаки. В 2006 году вышла его работа Rhythms of the Brain, лейтмотивом которой было утверждение, что мозг это прибор для предсказаний. В The Brain from Inside Out Бужаки возвращается к основным вопросам, затронутым в первой книге. Автор справедливо полагает, что методы нейронауки опираются на представление о существовании в мозге когнитивных процессов, хотя реальность этих процессов отнюдь не доказана. Название книги отражает общую идею автора: последовательность событий попадание информации в мозг, а затем его ответ необходимо заменить на обратную: мозг просчитывает, что нужно сделать, уже имея образ результата, а после действия оценивает, что в итоге получилось.
Введение в объективную психологию. Нейрональные основы психики. Избранные трудыВячеслав Швырков. Москва: Институт психологии РАН, 2006Это издание озаглавлено так же, как и книга Вячеслава Борисовича Швыркова, вышедшая в 1995 году через год после его смерти. На деле оно является почти полным собранием научных трудов автора. Введение в объективную психологию описывает системно-эволюционный подход, основанный на теории функциональных систем П.К. Анохина, учеником которого и был Швырков. В книге дается описание функционирования мозга через системную специализацию нейронов, обосновывается возможность увидеть внутренний субъективный мир человека через специфические активации нейронов.
Мозг и душа. Как нервная деятельность формирует наш внутренний мирКрис Фрит. М.: АСТ, 2014Британский нейрофизиолог Крис Фрит занимается функциональной визуализацией активности мозга. В этой книге, единственной переведенной на русский язык, Фрит дает живое и простое описание того, что происходит у нас в голове на биологическом уровне, и оценивает, можем ли мы иметь доступ к внутреннему миру других людей. Попутно Фрит излагает возможные решения психофизиологической проблемы старого философского вопроса о взаимосвязи души и тела, психических и физиологических процессов в мозге.
Why People Get Lost: The Psychology and Neuroscience of Spatial CognitionPaul Dudchenko.Oxford University Press, 2010Нейрофизиолог Пол Дудченко работает в Великобритании и в течение многих лет занимается регистрацией нейронной активности у животных, а также нейровизуализацией у человека. Эта книга скорее отличная научная монография, а не научно-популярный текст. Она содержит полное описание разнообразных вариантов специализаций нейронов человека и других животных по отношению к окружающему пространству и позволяет понять, как из активностей отдельных нейронов может складываться когнитивная карта образ знакомого пространственного окружения.
Consciousness: confessions of a romantic reductionistChristof Koch.The MIT Press, 2012Американский нейрофизиолог Кристоф Кох с недавних пор является главой Алленовского института исследований мозга. Он известен своими совместными работами с нобелевским лауреатом Фрэнсисом Криком и Джулио Тонони, создателем теории интегрированной информации. Книгу Коха можно было бы отнести к категории философия сознания, если бы она не содержала подробного обсуждения экспериментов: данных по регистрации активности нейронов у людей и обнаружения феноменов нейронной специализации относительно обобщенных понятий, таких, например, как Дженнифер Энистон или Гомер Симпсон (исследования, проведенные в сотрудничестве с известным нейрохирургом Ицхаком Фридом). Подробнее..
Категории: Жить долго

Историческая наука в годы Второй мировой войны

27.07.2020 20:16:22 | Автор: admin
В довоенные годы советская историческая наука была достаточно хорошо развита. Но что происходило с ней в годы войны, как в это время работали научные институты и чему посвящали свои труды историки?Историческая наука в довоенные годыК началу Великой Отечественной войны советская историческая наука была достаточно хорошо развита. В 1936 году был учрежден Институт истории Академии наук СССР с отделением в Ленинграде. В 1934 году в Московском, Ленинградском и Саратовском университетах появились исторические факультеты. Началась серьезная подготовка кадров. Советские историки работали над двумя обобщающими капитальными трудами Историей СССР и Всемирной историей. Это были многотомники, которые должны были выйти, согласно планам, в 1942 году. С 1938 года, с момента окончания Большого террора и появления учебника История ВКП(б). Краткий курс, положение дел стало более благоприятным для конкретных исторических исследований достаточно было ссылаться на классиков марксизма, придерживаться общей линии, декларируемой партией, и заниматься своим делом.Публиковались труды, интересные как специалистам, так и широкой публике. В качестве примера можно привести первый том Истории культуры, который охватывал период от первобытного строя до раннего Нового времени и макет которого был подготовлен и опубликован в Москве в 1941 году тиражом 200 экземпляров. Он должен был обсуждаться и корректироваться, но война прервала процесс его издания.Научная жизнь в годы Великой Отечественной войныИсторическое общество было сосредоточено главным образом в Москве и Ленинграде. В июле 1941 года было принято решение эвакуировать некоторые институты Академии наук из Москвы и Ленинграда, в первую очередь естественно-научные, важные для обороны, а потом уже, в октябре-ноябре 1941 года, гуманитарные (в Москве эвакуация пришлась на время знаменитой московской паники). Ученые уезжали с теми учреждениями, где работали или на ставку, или на полставки. Гуманитарные институты были эвакуированы в основном в Ташкент, Московский государственный университет в Ашхабад, а Ленинградский государственный университет в Саратов. Положение осложнялось тем, что эвакуировали прежде всего руководство. Был недостаток руководящих кадров, и это хотели как-то исправить.В Москве осталось немного историков, археологов и представителей других специальностей. После московской паники, когда жизнь в институтах начала восстанавливаться, они стали работать в комиссии Минца, которая издавала документы Великой Отечественной войны. Член-корреспондент Исаак Израилевич Минц, впоследствии академик, планировал после войны создать на базе комиссии специальный научный институт истории Великой Отечественной войны, целью которого было бы собирать и сохранять документы, брать интервью, показывать те разрушения и зверства, которые немецко-фашистские захватчики произвели в Советском Союзе. Многие историки и археологи участвовали в этой комиссии, и это была их работа в этот непростой период. По архивным документам мы знаем, что они читали лекции для солдат на разные патриотические темы. Многие из них ушли в народное ополчение.
А научная жизнь продолжалась в эвакуации в Ташкенте. Устраивались регулярные заседания ученого совета. Так, 31 января 1942 года в Ташкенте прошло заседание гуманитарных институтов Академии наук, посвященное памяти академика Сергея Александровича Жебелева, который умер во время блокады Ленинграда 28 декабря 1941 года. Были заседания, посвященные Ивану Грозному, и другие. Защищались кандидатские и докторские диссертации, присваивались ученые звания. Но все стремились в Москву: как писал в одном из писем академик Борис Дмитриевич Греков, директор Института истории Академии наук СССР, мы ждем, когда над нами снова засияет московское солнце.Сразу после Сталинградской битвы правительство приняло решение о реэвакуации возвращении институтов и учреждений в Москву. Вообще занятия в университетах и школах в Москве не проводились только в 19411942 годах. В 1942-м и Московский государственный университет, и московские школы возобновили регулярный учебный год. В мае 1943 года гуманитарные институты Академии наук возвращаются в Москву, и начинается уже нормальная научная жизнь: защищаются докторские диссертации, обсуждают различные труды. На 1944 год было запланировано так называемое историческое совещание, которое созывалось высшим руководством Центральным комитетом ВКП(б) и должно было подчеркнуть роль истории. Оно не состоялось, но в начале 1945 года прошло археологическое совещание. После этого археология стала одной из важнейших дисциплин, расширились археологические раскопки, и вопросу об историческом прошлом был дан идеологический заряд.В годы войны советские историки писали много научных трудов на актуальные темы. И, казалось бы, какая может быть актуальность у исследований, в которых изучалась древность? Тем не менее профессор Мишулин делал доклады и писал статьи о партизанской тактике скифов, академик Струве о фашистском антисемитизме и так далее. Большое внимание, конечно, было уделено отечественной истории, и такие фигуры, как Суворов, Кутузов, Александр Невский, нашли свое отражение в многочисленных трудах и брошюрах советских историков.Как повлияла война на историческую наукуИсторическая наука в годы войны стала более централизованная. Наибольший ущерб был нанесен ленинградским институтам Академии наук, многие ученые погибли в блокаду. Реэвакуация в Ленинград прошла на два года позже, чем в Москву, летом 1945 года, и после войны Москва становится главным научным центром, оттесняя Ленинград на второй план.Война также дала относительную свободу, в которой творили и писали советские историки. Конечно, не было никакой оппозиционности, но власть ослабила контроль над историей и другими гуманитарными науками. Восстановились связи с зарубежными коллегами, пусть лишь письменные. В целом историческая наука в годы войны развивалась скорее позитивно.Что касается численного состава, то мы знаем, что численность сотрудников Академии наук всех специальностей к 19421943 годам уменьшилась на 20%, а к 1945-му превысила довоенный уровень было порядка 5 тысяч сотрудников Академии наук.Таково, если вкратце, было положение советской исторической науки во время Великой Отечественной войны. Подробнее..
Категории: Жить долго

Редактирование генома на стадии зиготы

29.07.2020 12:10:11 | Автор: admin
Орфанные заболевания возникают у ребенка вследствие генетического нарушения, когда у родителей совпадает мутация по конкретному гену, обе поломанные копии которого достаются ребенку по одной от отца и матери. Сами родители при этом здоровы, поскольку у них сломана лишь одна копия гена и работает вторая. Однако у ребенка один ген фактически отсутствует, и функция, которую он должен был выполнять, не реализуется. Это приводит к развитию моногенного заболевания. Вероятность рождения такого ребенка 25%. Если мы знаем, что родители являются носителем определенного заболевания, то проводится процедура экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и выбирается эмбрион, в который не попали нарушенные гены. Благодаря этому будущий ребенок будет здоров во всяком случае, он не унаследует конкретную родительскую мутацию.Моногенные заболевания и геномное редактированиеИногда, очень редко, мы не можем в рамках процедуры отбора эмбрионов получить здоровый: 100% эмбрионов, сколько бы их у нас ни было, будут нести в себе нарушения, поскольку и у отца, и у матери нарушен определенный ген, то есть оба родителя имеют моногенное заболевание. Моногенных заболеваний, с которыми человек доживает до возраста, когда он образует семью и хочет оставить потомство, не так много. Например, это фенилкетонурия (ФКУ) довольно частое, но не очень тяжелое заболевание, которое сегодня хорошо поддерживается терапией. Оно возникает, когда нарушен фермент, расщепляющий аминокислоту фенилаланин. Такие пациенты должны придерживаться диеты и принимать определенные препараты, но в целом ведут нормальный образ жизни. Поскольку фенилкетонурия встречается с частотой 1 новорожденный на 5 тысяч человек, то вероятность образования семьи, в которой оба человека больны ею (и, соответственно, все дети, рожденные у них, будут с фенилкетонурией), 1 на 25 миллионов. Кажется, что это бесконечно малая величина. Более того, мужчина и женщина, зная, что они имеют одно и то же наследственное заболевание, могут сами принять решение не создавать семью.Однако есть заболевание, которое повышает вероятность образования семьи из людей с фенилкетонурией, это наследственная тугоухость. Дело в том, что глухота генетически детерминирована в большинстве случаев, то есть ее возникновение связано, например, не с полученными травмами, а с генетическими нарушениями, записанными в генах поломками, которые приводят к неправильному развитию слухового эпителия. Причем самый часто встречающийся вариант наследственной тугоухости определяется одним геном GJB2, кодирующим белок коннексин 26. У россиян в 80% случаев наследственной глухоты присутствует одна и та же мутация в этом гене.Поскольку люди с таким нарушением часто общаются на своем языке друг с другом, семьи внутри их сообщества образуются чаще, чем если бы это было случайно: социальные условия работают на то, чтобы такие люди встречались и создавали семью. Риск рождения ребенка с наследственной тугоухостью у такой пары катастрофически возрастает. В России много семей, в которых и мужчина, и женщина несут одно и то же нарушение в гене, кодирующем коннексин 26, и их дети будут тоже с наследственным нарушением. Никакой преимплантационный скрининг и ЭКО не позволят выбрать эмбрион, который разовьется в ребенка с нормальным слухом, из-за наличия генетического нарушения и отсутствия комбинаторики здоровых и поломанных генов.В таком случае можно попробовать починить мутацию на стадии первой клетки зиготы, которая образуется, когда сперматозоид и яйцеклетка сливаются. Технология направленного изменения последовательности ДНК называется геномным (генным) редактированием. Сегодня она настолько хорошо развита, что есть возможность починить мутацию прямо в ДНК первой клетки, из которой будет развиваться организм.Подобные системы разрабатываются для некоторых мутаций. Есть опубликованные научные исследования, которые демонстрируют, что такие методы работают. В конце 2018 года китайский исследователь Хэ Цзянькуй объявил о том, что он модифицировал эмбрион на стадии первой клетки. Родились две девочки, у которых изменен ген, кодирующий рецептор, за который цепляется вирус иммунодефицита человека. Эти дети генетически устойчивы к ВИЧ и, таким образом, не могут заболеть СПИДом. Исследование получило много обоснованной критики: ученый не проверил безопасность системы и выбрал не вполне адекватную клиническую ситуацию. Тем не менее первые дети с измененным геномом на стадии первой клетки уже живут среди нас, и особых проблем с развитием этих девочек нет.Безопасность технологии геномного редактированияГлавный вопрос, который всех беспокоит, когда речь заходит о включении этой технологии в обычную клиническую практику: насколько она безопасна? Не нарушает ли она геном за пределами того места, где мы воздействуем на ДНК? Допустим, мы избавились от определенной мутации в гене и результат можем проверить еще до переноса эмбриона в организм женщины. Но нам также необходимо убедиться в том, что ни в одном другом месте генома наши действия не привели к возникновению других нарушений: никто не запрещает системе что-то еще где-то поменять. Поэтому сегодня деятельность ученых нацелена на проверку эффективности и безопасности срабатывания геномных редакторов.Существует ряд подходов к тому, чтобы оценить два этих показателя. В перспективе нескольких лет первые препараты для исправления мутаций на стадии первой клетки появятся для практического использования. Бывают ситуации, когда ни один ребенок у семейной пары не может родиться здоровым и родители должны либо смириться с тем, что у них будет ребенок с нарушением, либо взять донорскую яйцеклетку или сперматозоид. Решение, которое предлагает геномное редактирование, путь к тому, чтобы дети рождались без тяжелого нарушения.Перспективы технологии направленного изменения геномаТехнология исправления нарушений в ДНК разрабатывается не только для решения проблем с орфанными заболеваниями, которые встречаются крайне редко. Когда технология будет проверена и начнет применяться в случаях с редкими наследственными тяжелыми заболеваниями, то, возможно, ученые покажут такую ее безопасность и эффективность, что мы попробуем использовать эту же технологию для исправления генов предрасположенности к развитию других заболеваний.Ситуаций, когда у семейной пары дети родятся не с тяжелым наследственным заболеванием, а, например, будут иметь более высокий риск развития онкологического заболевания, чем в среднем по популяции, гораздо больше. И таким родителям будет предлагаться исправить это на стадии первой клетки, тем самым свести вероятность развития онкологического заболевания к минимуму.Таким образом, скорее всего, в будущем технологии направленного изменения генома будут применяться для исправления нарушений, определяющих наследственные предрасположенности. Подробнее..
Категории: Жить долго

Последние комментарии

© 2006-2020, umnikizdes.ru