Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Отношения между звуками в языке

Используя минимальные пары, слова в которых отличаются друг от друга одним звуком и лексическим значением, мы можем определить инвентарь релевантных для конкретного языка фонем, то есть единиц, которые позволяют различать слова. Однако знание о том, из каких фонем могут состоять слова, дает недостаточно точное представление, как слова произносятся в действительности. В рамках курса Фонология лингвист Александр Пиперски рассказывает о том, в каких отношениях могут находиться звуки в языке и как описывается фонологическая система.Дистрибуция фонемыВ русском языке есть фонемы [m] и [n], которые выделяются, поскольку существуют минимальные пары вроде мой ной, мыл ныл. Но это не позволяет нам описать, в каких вариантах и позициях эти звуки произносятся. Например, если мы читаем слово амфора, то воспроизводим звук [f], который образуется соприкосновением нижней губы с верхними зубами. Мы произносим [], являющийся своего рода вариантом звука [m] в позиции перед [f], а может быть, вариантом [n] или какого-то другого звука это отдельные интересные вопросы, которые в фонологии активно обсуждаются и были важны особенно в середине XX века.Существует три основных вида отношений, в которых звуки в одном языке могут находиться. В первом случае звуки позволяют различать слова по смыслу, то есть когда образуются минимальные пары с соответствующими звуками. Типичный пример [m] и [t], которые находятся в отношениях фонологического контраста, противопоставляя слова мыл тыл по смыслу, а значит, являются разными фонемами.Во втором случае ни одной минимальной пары подобрать нельзя. Например, в ситуации с [m] и [] все устроено интереснее: перед [f] и [v] встречается звук [], а в остальных позициях, то есть перед гласными и другими согласными в конце слова, звук [m], а следовательно, эти звуки находятся в других отношениях. Или, например, в английском языке есть звуки [p] (придыхательный) и [p] (непридыхательный), но подобрать слова, которые различались бы ими, мы не можем: нет слов вроде [p]ig и [p]ig, которые бы различались по смыслу. Но почему же в слове speak произносится непридыхательный [p], а в pig придыхательный [p]? Оказывается, что в английском языке [p] и [p] распределены таким образом, что после [s] употребляется непридыхательный вариант, а в начале слова перед гласным придыхательный. Эти звуки похожи между собой, но при этом не могут вступать в отношения фонологического контраста, они распределены по позициям: в одной позиции произносится один звук, в другой другой звук. В таком случае лингвисты говорят про отношения дополнительной дистрибуции, когда звуки распределены дополнительно.У известного фонолога Михаила Панова есть замечательный пример про булочную в маленьком городке, в которую приходит иногда старушка в расписных валенках, а иногда востроглазая девочка в синей шапке. Продавец замечает, что если, например, в понедельник приходит старушка, то в этот день девочка не появляется, а во вторник обычно приходит девочка, а старушка не заходит. И он понимает, что девочка и старушка распределены дополнительно и являются представителями одной единицы, например семьи, то есть бабушкой и внучкой. Так же в языке: если два звука распределены дополнительно, это хороший показатель того, что они представляют собой одну фонему. Они должны еще обладать некоторым сходством по звучанию, и тогда можно уверенно говорить, что [p] и [p] в английском языке это одна фонема, но есть варианты звуков в зависимости от их положения в слове.В третьем случае у нас имеются звуки, которые могут оказываться в одной позиции, заменять друг друга, но при этом не различают слова по смыслу, это так называемое свободное (стилистическое) варьирование. Например, в слове дрожжи можно произнести долгий твердый [], а можно мягкий []. В принципе это одно и то же слово, которое по значению не меняется. Получается, что звуки [] и [] в современном русском языке находятся в отношениях свободного варьирования. Или, например, в слове гора можно произнести [] или [] (фрикативный) эти звуки находятся в отношениях дополнительного распределения, потому что могут быть в одной и той же позиции, не различая при этом слова по смыслу, тем самым являясь примером свободного варьирования.На самом деле свободное варьирование не означает, что безразлично, какой вариант произношения используется. Вмешиваются разные факторы, которые определяют, что и как мы говорим. В случае с []ора []ора различие в произношении зависит от региональной принадлежности говорящего, его уровня образования или того контекста, в котором он оказывается: это может быть бытовая речь или официальное выступление. В примере с [] и [] очевидно, что старшие произносят больше [], а молодые [], хотя это не отменяет того, что [] и [] варианты одной фонемы. Таким образом, свободное варьирование на самом деле несвободно и требует детального изучения.Описание фонологической системы языкаВыделяя три основных вида отношений между звуками отношения фонологического контраста, дополнительной дистрибуции (дополнительного распределения) и свободного варьирования и изучая их, мы можем более полно описать фонологическую систему того или иного языка и выделить не только фонемы, то есть единицы, различающие слова, из которых слова составляются, но также их аллофоны варианты фонем, которые находятся между собой в отношениях дополнительного распределения. Например, у русской фонемы [m] есть аллофоны [] и [n], а у английской [p] аллофоны [p] и [p].Не всегда легко понять, что является фонемами, а что является аллофонами одной фонемы. Это проблемы, которые для фонологического анализа очень интересны и часто обсуждаются в работах по фонологии. Например, в русском языке есть звуки [k] и [k]. Находятся ли они в отношении фонологического контраста, то есть могут ли различать слова? Или они находятся в отношении дополнительного распределения, когда в одних условиях произносится [k], а в других [k]?Что касается дополнительного распределения, то здесь можно придумать довольно простое правило: [k] звучит перед гласными [a], [o], [u], перед согласными и на конце слова, а [k] звучит перед гласными [i] и [] камень, кот, максимум, дурак с [k], но кеды и кино с [k]. Исходя из этого, звуки [k] и [k] могут считаться аллофонами одной фонемы, которую обозначают как [k], потому что этот вариант встречается в большем количестве случаев. Но здесь возникают интересные вопросы. Например, если мы начнем учитывать заимствованные слова, в том числе не очень известные, то обнаружим, что для [k] и [k] есть минимальные пары, которые позволяют сказать, что эти звуки находятся в отношениях фонологического контраста: в словах кури (глагол повелительного наклонения) и кюри (существительное) [k] и [k] встречаются в одной и той же позиции перед звуком [u] в абсолютно одинаковых в остальном словах, образуя минимальную пару. И в таком случае [k] и [k] можно считать разными фонемами, если только мы признаем кюри обычным словом русского языка.Такая же проблема с [] и []. Можно вспомнить какие-нибудь слова на гя или гю, например гяур (Стамбул гяуры нынче славят) или гюрза, но их очень мало. Это не как с [] и [d], с которыми можно придумать десятки минимальных пар. Со словами гюрза или гяур можно образовать нечто похожее на минимальные пары, если взять, допустим, слова гюрза и Гурзуф, хотя одно из них это имя собственное, а второе название змеи, которое встречается нечасто. Возникает вопрос: достаточно ли этого, для того чтобы считать [] и [] в русском языке отдельными единицами, или все-таки они находятся в отношениях дополнительного распределения по тем же правилам, что и [k] и [k], и это варианты одной фонемы?Если собрать инвентарь фонем, из которых строятся слова, описать их аллофоны, то есть в каких ситуациях употребляется тот или иной вариант фонемы (притом что варианты дополнительно распределены между собой), рассмотреть случаи свободного варьирования, то таким образом будет подготовлено описание фонологической системы языка. И это еще не все, потому что слова не хранятся как отдельные, никак не связанные между собой единицы, составленные из фонем, они могут изменяться, склоняться или спрягаться (дом, дома, дому и так далее), могут образовываться разные производные слова (домашний). И те вещи, которые появляются в процессе изменения и образования слов, фонология тоже стремится изучать, в частности нетривиальные чередования, которые тоже необходимо описывать.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 25.08.2020 12:18:27
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2020, umnikizdes.ru