Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Миссия Кассини

Половина моей карьеры была посвящена миссии Кассини. Я начал работать над ней еще в начале 1980-х годов: тогда мы приступили к разработке миссии, в задачи которой входил полет к Сатурну и посадка зонда на Титане одном из спутников Сатурна. Я не ожидал, что она займет столько времени, но это, пожалуй, самое прекрасное, что случилось в моей жизни. Кассини важнейшая беспилотная миссия по полету от Земли к Сатурну с посадочным модулем, который должен был приземлиться на Титане. Когда мы только начинали работать над ней, идея о том, что Европа может активно исследовать другие планеты Солнечной системы, казалась нам чуждой. К ее окончанию, думаю, ни у кого не осталось никаких сомнений в возможностях Европы заниматься планетологией.Но с миссией Кассини связан еще один важный факт: она разрабатывалась в рамках международного сотрудничества. Как можно понять по датам, работа над ней началась во время холодной войны, и изначально это было сотрудничество между США и Европой в лице Европейского космического агентства. Однако, пока миссия дозревала, холодная война завершилась, и в конечном счете над ней работали страны как Западной Европы, так и Восточной, а также США и многие другие страны мира. Для меня это образец международного сотрудничества: я считаю, что за пределами земной орбиты космос принадлежит всем. Политика меня мало волнует. Как мне кажется, миссия Кассини позволила объединить многих ученых.Разумеется, с Кассини было связано и множество политических трудностей, поскольку в 1982 году Европа еще не занималась исследованиями других планет так активно. Европейским ученым сперва понадобилось установить определенный уровень доверия с американскими коллегами, а затем понять, как получить финансирование от наших покровителей. Мы знали, что нам нужно заявить об очень важной работе. Мы не могли просто прийти и сказать: Мы тут американцам помогаем. Нам нужно было сказать, что это настоящая партнерская программа.Если честно, посадка на Титан оказалась довольно очевидной идеей для такой миссии. Титан самый большой спутник Сатурна, и это невероятный мир, поскольку на Титане есть атмосфера, по составу очень похожая на земную: в основном она состоит из азота, как и на Земле. В атмосфере Титана не хватает кислорода, но в ней есть множество соединений углерода, водорода и азота, и в некоторых из них присутствует кислород. Кроме того, в самом Титане есть обширные запасы кислорода. Таким образом, он сразу привлек внимание ученых: ни у одного другого спутника нет атмосферы, тем более атмосферы, аналогичной атмосфере Земли в молодой Солнечной системе. Так что эта миссия была не только путешествием во внешнюю область Солнечной системы: в каком-то смысле это было и путешествие в прошлое к тому, как могла выглядеть атмосфера Земли примерно через миллиард лет после ее образования, то есть 3,5 миллиарда лет назад.Мы поняли, что можем продать идею о том, что именно Европа возьмет на себя ответственность изучить Титан. Разумеется, наши американские коллеги тут же запротестовали, сказав, что это слишком важная миссия и ею должны заниматься они, но мы ответили: Слушайте, нам надо доказать, что мы в Европе занимаемся передовой наукой. У нас на это уйдет куча денег, вы должны нам поверить. И в самом деле, они согласились, что мы способны разработать такую миссию. В конце концов мы уговорили как Европейское космическое агентство, так и NASA, американское космическое агентство, устроить встречу в 1989 году, и миссия была одобрена. На это у нас ушло 7 лет.Затем мы подобрали инструментарий, и я создал один из приборов для американской орбитальной станции Кассини, а в Европе мы начали строить посадочный зонд Гюйгенс. Запуск состоялся в 1997 году, то есть на создание станции ушло еще 8 лет. Таким образом, суммарно с начала работы над миссией прошло 15 лет, и, разумеется, еще 7 лет ушло на то, чтобы добраться до Сатурна. По дороге к Сатурну мы также проводили исследования, но самый эмоциональный день был 30 июня 2004 года: выход на орбиту Сатурна. Затем примерно через полгода Гюйгенс покинул орбитальную станцию и успешно опустился на поверхность Титана. Для меня это был невероятный момент. К тому моменту я был директором Европейского космического агентства, то есть руководил командой, спускавшей зонд на Титан, и могу заверить: когда мы получили первые изображения с поверхности, это был потрясающий момент.На поверхности Титана мы увидели структуры вроде рек. Судя по температуре на поверхности, метан на Титане может быть твердым, жидким и газообразным, там должны быть свои осадки метановые дожди и метановый снег. На нашей планете на метеорологические условия влияет вода. Когда я увидел на Титане реки, я подумал: Спасибо. Именно это мы и ожидали увидеть, но, конечно же, в это сложно поверить, пока не увидишь своими глазами. Мы считали, что на Титане должны быть реки, и мы их увидели.Разумеется, это было только начало. Гюйгенс проработал на поверхности Титана несколько часов, а затем со временем отключился, поскольку там невероятно холодно. Тем не менее орбитальная станция продолжала вращаться вокруг Сатурна, а Сатурн со своими спутниками и величественными кольцами сам по себе как небольшая Солнечная система: мне кажется, это самое прекрасное, что можно увидеть на ночном небе. И затем прибор, который я создал, магнитометр обнаружил странные сигналы, исходящие от спутника Сатурна под названием Энцелад, расположенного за пределами колец Сатурна.На Энцеладе есть гейзеры: по-видимому, под поверхностью Энцелада лежит океан, он нагревается, и водяной пар выходит из-под поверхности. Это было что-то невероятное, мы совершенно не ожидали этого. Под поверхностью Энцелада уже сейчас может существовать какая-то форма жизни. Мы это обнаружили при помощи магнитометра, только по электромагнитным сигналам, исходящим от гейзеров. Мне кажется, вся моя карьера стоила этих двух моментов: посадки на Титане и открытий на Энцеладе.Как можно оправдать запуск миссии Кассини? Зачем она нужна? Зачем тратить на нее столько денег? Затем, что мы люди и мы не очень хорошо понимаем свою планету. Мы могли бы потратить все время на изучение Земли, но у нас есть еще восемь образцов других планет. Понять их жизненно необходимо, в особенности Сатурн, поскольку он сам по себе как Солнечная система: у него есть кольца, которые могут быть истоком новой планеты или спутника, а может быть, какой-то спутник в них погиб. Мы пытаемся это узнать.Мне нравится Земля, но, с другой стороны, когда-нибудь в будущем Солнце станет красным гигантом и поглотит нашу Землю. Может быть, к тому моменту уже не будет человеческой расы, но будут какие-то наши преемники. Им придется найти места, где возможно продолжение стабильной жизни. Одним из таких мест может быть Титан, а может быть и Энцелад кто знает? Когда Солнце станет красным гигантом, Земля станет необитаемой независимо от того, во что мы эволюционируем: никто не сможет жить на Земле, поглощенной красным гигантом. Температура в системе Сатурна будет гораздо больше похожа на температуру современной Земли, которая поддерживает существование жизни. Если вы хотите конкретныйответ на вопрос о том, зачем мы исследуем космос, то он такой: мы делаем это ради наших потомков и ради тех, кто миллионы лет спустя унаследует человеческую жизнь на этой планете, кем бы они ни были.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 30.06.2020 12:13:07
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Жить долго

Категории

Последние комментарии

© 2006-2020, umnikizdes.ru