Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Зоркое сердце история Хелен Келлер

Ее имя знает каждый американский школьник. Марк Твен называл ее восьмым чудом света, а сегодня ее причисляют к главным гуманистам ХХ столетия. Хелен Келлер писательница и активистка, которая в 19 месяцев лишилась слуха и зрения, но окончила университет, первая среди слепоглухих людей, и ездила с лекциями по всему миру. Как Келлер изменила восприятие людей с инвалидностью, читайте в нашем материале.Этот материал часть проекта Мир особенного ребенка. Партнер проекта благотворительный фонд Абсолют-Помощь.Я пытаюсь донести до вас, что никто из нас ничего не может сделать в одиночку, что мы связаны друг с другом. Мне не нравится этот мир таким, какой он есть. Я стараюсь хотя бы ненамного приблизить его к образу того, каким бы мне хотелось его видеть.Меня вылепили чужие руки. Без моей учительницы я была бы никем. <...> Мы все слепы и глухи, пока наши глаза не открыты для наших собратьев. Будь мы более проницательны, мы бы не выдержали того, что видим сегодня в мире1Эти слова, ставшие ее кредо на всю жизнь, Хелен Келлер произнесла в своей первой открытой лекции в 1913 году. Слушателям Келлер казалась чудом во плоти: перед ними стояла лектор, писательница и выпускница престижного колледжа, которая с раннего детства ничего не видела и не слышала.Из земного рая в темницу телаЛетом 1880 года в Таскамбии, штат Алабама, капитан армии Конфедерации, хлопковый плантатор и издатель газет Артур Келлер и его жена Кейт, на 20 лет моложе, ждали первенца. Их дочь Хелен появилась на свет 27 июня. Она была здоровым и очень любопытным ребенком: в шесть месяцев настойчиво повторяла чай, чай, чай, когда хотела пить, а в год уверенно пошла и с удовольствием изучала растительность усадебного сада, рая ее детства.Девочка внезапно заболела в возрасте полутора лет. Тогда врач сказал, что Хелен слегла от лихорадки мозга (предположительно, это была скарлатина или менингит). Несколько дней ребенок был между жизнью и смертью, но болезнь отступила так же внезапно, как и началась. Родители лишь ненадолго почувствовали облегчение: выяснилось, что из-за болезни Хелен ослепла и оглохла.Девочка быстро забыла те немногие слова, что знала, и пыталась общаться с близкими при помощи прикосновений, но этого было недостаточно, чтобы понять других и выразить себя. Невозможность объяснить, чего я хочу, сопровождались вспышками ярости. Я чувствовала, как меня держат какие-то невидимые руки, и делала отчаянные усилия, чтобы освободиться. Я боролась. Не то чтобы эти барахтанья помогали, но дух сопротивления был во мне очень силен, напишет в автобиографии Хелен Келлер намного позже2. От отчаяния девочка устраивала истерики, била посуду и однажды даже покусала членов семьи.В главах ее автобиографии о раннем детстве много страниц посвящено ароматам цветов, окружавших ее родной дом, тактильным ощущениям, служившим ей главным инструментом познания реальности. С потерей слуха и зрения ее обоняние и осязание обострились. В дальнейшем это позволит Хелен совершить прорыв в обучении, но тогда, после лихорадки, девочка была абсолютно некоммуникабельна. К ее природному любопытству прибавились еще два чувства: страх и гнев.Шли годы, в семье родилась вторая дочка. Когда шестилетняя Хелен опрокинула колыбель с младшей сестрой, друзья семьи посоветовали отправить дикую девочку в приют. Кто знает, какая судьба ждала бы Хелен, родись она не в столь обеспеченной семье или прислушайся Келлеры к советам. Вскоре после случая с колыбелью мать Хелен прочла в Американских заметках Диккенса о Лоре Бриджман слепоглухой девочке, научившейся общаться в школе Перкинса для слепых еще в 18301840-х годах. Появилась надежда, что и Хелен можно помочь.В 1886 году Келлеры отправились к окулисту в Балтимор, но тот лишь подтвердил вердикт: зрение девочки не вернуть. Врач посоветовал им обратиться к Александру Грейаму Беллу. Мать и жена прославленного изобретателя телефона были глухими, и Белл разрабатывал слуховые аппараты, стремясь улучшить их жизнь. Белл и Хелен подружились. Белл предложил Келлерам написать директору школы Перкинса для слепых, где все еще проживала Лора Бриджман. Именно директор школы посоветовал Келлерам учительницу для Хелен Энн Салливан.Сотворившая чудоСамый важный день моей жизни тот, когда приехала ко мне моя учительница Энн Салливан. Я преисполняюсь изумления, когда думаю о безмерном контрасте между двумя жизнями, соединенными этим днем, признавалась Хелен Келлер. Сама Энн постепенно теряла зрение из-за трахомы. В 14 лет Салливан повезло попасть в школу Перкинса, где она научилась читать и писать, а затем освоила шрифт Брайля и дактиль. Также девушка перенесла несколько операций, позволивших ей немного улучшить зрение. Специального педагогического образования у нее не было. Когда Салливан приехала к усадьбу Келлеров, ей исполнилось лишь 20 лет.И ученица, и учительница оказались с характером и поначалу серьезно конфликтовали. Салливан резко пресекала развязное поведение Хелен за обеденным столом, где та хватала еду с чужих тарелок, а Келлер стремилась запереть гувернантку в кладовке. Родители привыкли потакать Хелен, и Салливан настояла, чтобы они с ученицей временно пожили отдельно от семьи, в пристройке.Хелен сопротивлялась попыткам мисс Салливан приучить ее к четкому распорядку и хорошим манерам, но настойчивость учительницы взяла верх. Теперь, после укрощения, можно было начинать обучение.По мнению психолога и дефектолога Александра Мещерякова, у Келлер было преимущество: ее не отправили в пансионат для слепых детей, поэтому она основательно изучила домашнюю обстановку и даже выработала собственный начальный язык жестов: ...слепоглухонемая девочка узнала назначение каждого доступного ей предмета и со многими предметами научилась правильно обращаться. В общении с окружающими родились первые жесты: кивок головы обозначал согласие, качание головы из стороны в сторону несогласие, отталкивание собеседника рукой означало уходи, притягивание к себе приди [7]. Лучше всех жесты Келлер понимала темнокожая девочка Марта Вашингтон, дочка кухарки. Хелен и Марта много времени проводили на кухне; Келлер упоминала в автобиографии, как она умела объяснить жестами Марте, что хочет набрать в траве яиц цесарки, да так, чтобы они не разбились.В первое время Энн Салливан отвела час для занятий с Хелен: она давала той ощупывать разные предметы, дактилировала ей в ладонь их названия и складывала пальцы самой девочки в последовательность знаков. Но выученные слова оставались для Хелен чем-то чуждым. Салливан поняла, что учить девочку надо не в строго отведенное время, а постоянно, в естественной обстановке например, на прогулке. Также учительница узнала, какие жесты использует Келлер, и включала их в свои объяснения.Одной из педагогических находок Энн Салливан стал отказ от преподавания Хелен грамматики. Учительница использовала новые слова в контексте длинных и сложных предложений. Я никогда не учила ее языку, делая из языка цель учения, а неизменно потребляла язык только как орудие для сообщения мысли, цитирует Мещеряков записки Салливан.Энн также научила ее читать шрифт Брайля и пользоваться брайлевской доской для записи текста. С тех пор Хелен овладела жажда чтения. Она читала и перечитывала любимые страницы, пока выпуклые знаки не истирались.Среди литературных персонажей ее особенно занимали героини: будь то Маленькие женщины Луизы Мэй Олкотт или Руфь и Эсфирь из Ветхого Завета. Какими же словами описать мне восторг, который испытала я, начав, в конце концов, понимать Библию? Годами читала я ее со все возрастающим ощущением радости и полюбила, наконец, как никакую другую книгу. Вместе с тем в Библии встречаются сюжеты, против которых восстает все мое существо, так что я порой сожалею о необходимости, заставившей меня прочесть ее от начала и до конца. Келлер сохраняла религиозность на протяжении всей жизни, будучи при том убежденной сторонницей эмансипации и планирования семьи.Современные дефектологи, невероятно высоко оценивая труд Салливан, находят в ее методе неудачный прием многократное повторение одних и тех же фраз. ...Частым повторением слова и фразы запечатлеваются в ее уме, и смысл мало-помалу сам собой открывается ей, полагала Салливан. Согласно Александру Мещерякову, Даже при обучении зрячеслышащего ребенка существует опасность формального усвоения им слов и словосочетаний, без полного и правильного соотнесения их с конкретными образами, т. е. без подлинного понимания их. Опасность формализма в усвоении знаний, опасность словесности, заменяющей подлинное знание, удесятеряется в случаях слепоты детей. А в случаях слепоглухонемоты эта опасность возрастает неизмеримо. Научившись читать, Келлер по привычке заучивала обороты и целые пассажи из работ других авторов, из-за чего и критики, и сама Келлер сравнивали ее собственное письмо с лоскутным одеялом.В 1890 году Хелен научилась говорить. Она узнала, что в Норвегии сумела заговорить слепоглухая девочка Рагнхильда Каата, и тут же решила повторить ее успех. В этом Хелен помогла Сара Фуллер, директор школы глухих Хораса Манна. Прикладывая ладонь к губам, носу и гортани говорящего, Хелен поняла различия в артикуляции звуков, вибрациях трахеи и движениях звуковых потоков. Так она смогла распознавать устную речь, а потом заговорила сама. Келлер говорила членораздельно, но в ее речи не было интонации и ударений, поэтому голос звучал неестественно и незнакомые люди понимали ее с трудом.О слепоглухой девочке, научившейся общаться и даже говорить, заговорили еще когда она была маленькой. В газетных заметках это достижение Келлер объясняли ее сверходаренностью. По мнению Александра Мещерякова, это самая опасная ошибка в понимании того, как идет обучение слепоглухих детей и Келлер в частности.Гарвард для женщинХелен Келлер мечтала получить высшее образование и была полна решимости поступить вРэдклифф, женский колледж в Кембридже, штат Массачусетс там занятия вели профессора из Гарварда, куда девушек не принимали вплоть до 1945 года. Хелен решила готовиться к поступлению не в специализированном учреждении для глухих, а в престижной кембриджской школе наравне со зрячеслышащими ученицами. Найти деньги на учебу помог знаменитый друг Хелен Марк Твен. Они познакомились в Нью-Йорке на званом ужине в честь Келлер, когда той было 14 лет, как и младшей дочери писателя. Как вспоминал Твен, он рассказал ей историю, а она все время прерывала его гоготом, хихиканьем и беззаботными взрывами смеха. Любовь к знаниям (в тот вечер Хелен пришла в восторг от библиотеки хозяина дома: Сколько книг, сколько книг!) и чувство юмора объединили Келлер и Твена на долгие годы. Келлер была благодарна писателю за то, что он общался с ней на равных, а Твен предрекал: Слава [Келлер] переживет ее на тысячу лет.Келлер приступила к занятиям. На лекциях ее сопровождала Салливан, едва успевая пересказывать их содержание при помощи дактилирования. Конечно, вести конспекты было невозможно, поэтому Келлер старалась запомнить как можно больше, а после занятий печатала заметки на брайлевской машинке. Книг из школьной программы, набранных шрифтом Брайля, не хватало: здесь на помощь Хелен вновь приходила ее учительница. Хотя еще до школы Келлер начала изучать французский, латынь, немецкий, учиться по общей программе было слишком трудно, и через два года Хелен бросила школу и стала заниматься с частным преподавателем. В 1900 году ее мечта сбылась: она стала первым слепоглухим человеком, поступившим в колледж.Учеба в университете несколько разочаровала Хелен. Из-за инвалидности и того, что она жила не в кампусе, а отдельно, она не могла найти друзей. Огромная нагрузка легла не только на ее плечи: ее, как всегда, сопровождала Салливан, которая, страдая от сильного перенапряжения глаз, помогала ученице читать учебную литературу.Особенно сложна для понимания Хелен была математика. Ее отдушиной был курс английской литературы. Она любила писать, ее сочинения хвалили. Вскоре один журнал предложил Хелен 3000 долларов, огромную сумму по тем временам, за серию статей о ее жизни. Келлер не смогла отказаться: как только она научилась читать, ей страстно хотелось писать самой. Однако ее подростковые попытки писательства вызвали скандал.Хелен написала детскую сказку Царь-мороз и послала ее одному из своих педагогов Майклу Ананьосу, директору Перкинсовской школы для слепых, где Келлер провела несколько месяцев. Учитель пришел в восторг и тут же напечатал сказку в своем ежемесячнике. Но оказалось, что Хелен практически точно пересказала в Царе-морозе рассказ писательницы Маргарет Кэнби. Считается, что Келлер столкнулась с феноменом криптомнезии: родом парамнезии (ложных воспоминаний), при которой человек не помнит источник информации и не понимает, имело ли место то или иное событие во сне или наяву, сам ли он сочинил стихотворение или вспомнил чужое. Келлер обвинили в плагиате, и хотя сама Кэнби ее простила, тот случай стоил ей друга мистер Ананьос так и не поверил, что Хелен искренне заблуждалась и приняла чужие мысли за свои.Я больше никогда не играла словами ради наслаждения. Более того, с тех пор меня вечно мучает страх: а вдруг то, что я написала, не мои слова? Долгое время, когда я писала письма, даже к матушке, меня охватывал внезапный ужас, и я вновь и вновь перечитывала написанное, чтобы убедиться в том, что не вычитала все это в книжке. Если бы не настойчивое ободрение мисс Салливан, думаю, я прекратила бы писать вообще, - признавалась Келлер.Поэтому, взявшись писать статьи о своей жизни, она решила найти помощника. Друзья познакомили ее с Джоном Мейси, редактором и преподавателем английского языка из Гарварда. Мэйси быстро выучил дактиль, что очень обрадовало Хелен и ускорило работу над текстами.Именно Мейси решил, что статьи Хелен надо выпустить в виде книги. Он договорился с издательством, и История моей жизни увидела свет в 1903 году, когда Хелен было 22 года. А в июне 1904 года Хелен окончила колледж Рэдклифф с отличием.Писательница, социалистка, лекторСотрудничество Хеллен с Мэйси стало продуктивным и в другом отношении: редактор влюбился в Энн Салливан и сделал ей предложение. Та согласилась при одном условии: она не расстанется с любимой ученицей. Салливан и Мэйси поженились в мае 1905 года.Они втроем поселились на ферме в Массачусетсе.Мэйси снабдил двор целой веревочной системой навигации, и Хелен могла прогуливаться сама.В этом доме, напоминавшем усадьбу Келлеров в Алабаме, Хелен работала над второй книгой мемуаров, Мир, в котором я живу. Редактировал книгу снова Джон Мейси.Еще в колледже Келлер увлеклась идеями социализма, аболиционизма и феминизма. Мейси как активный член социалистической партии приносил Хелен книги по теории социализма и коммунизма. В 1909 году Хелен вступила в социалистическую партию.Келлер пришла к выводу, что основные причины инвалидности в Соединенных Штатах это несчастные случаи на производстве и болезни, вызванные жадностью работодателей, которые, боясь потерять прибыль, не уделяют должного внимания безопасности работников. Она обнаружила, что инвалидность тесно связана и с другими социальными факторами: нищетой, неравным доступом к медицине, антисанитарией в переполненных трущобах и невежеством в вопросах репродуктивного и сексуального здоровья.Я узнала, что бедность толкает женщин на позорную жизнь, которая заканчивается слепотой, говорила Келлер, подразумевая последствия сифилиса. Власти ни одного штата или города не заботились отследить численность инвалидов, которые, по Келлер, составляли целый класс бедных, отверженных, забытых. Шаг за шагом, рассказывала Келлер в 1912 году, мое исследование слепоты привело меня в индустриальный мир. Келлер была в ярости от социальной несправедливости. Ей казались неэффективными попытки социалистов повлиять на политику, и она стала сторонников революционной организации Индустриальные рабочие мира.Также Келлер была убежденной пацифисткой. В январе 1916 года (незадолго до вступления Соединенных Штатов в Первую мировую войну) на антивоенном митинге, организованном Женской партией мира в нью-йоркском Карнеги-холле, она выступила c призывом: Конгресс не планирует защищать народ Соединенных Штатов. Он лишь хочет защитить капитал американских спекулянтов и инвесторов. Кстати, эта подготовка к войне пойдет на пользу производителям боеприпасов и боевых машин. Боритесь против войны, ибо без вас не будет сражений! Ударьте по производству шрапнельных и газовых бомб и всех других орудий убийства! Бастуйте против боевой готовности, которая означает смерть и страдания для миллионов людей! Не будьте тупыми, послушными рабами в армии разрушения! Будьте героями в армии строительства!В своей третьей книге Хелен решилась изложить свои политические взгляды и столкнулась с лавиной насмешек и издевательств. Новая книга продавалась из рук вон плохо. Обеспокоенные своим финансовым состоянием, Хелен и Энн Салливан отправились в лекционный тур.Незадолго до гастролей 1913 года Хелен удалили глазные яблоки и заменили их протезами хотя Келлер была красива и всегда хорошо одета, ради публичных выступлений было решено исправить особенность, которая сильно отличала ее от других.Выступления шли по заранее подготовленному сценарию. Энн рассказывала, как обучала Хелен, а затем начинала говорить сама Хелен правда, Энн приходилось дублировать ее речь для слушателей. Затем они отвечали на вопросы аудитории. Гастроли были успешными, но утомительными, особенно для Салливан. После перерыва они повторяли тур дважды.Брак Салливан распался из-за напряженной общественной жизни Келлер. Энн Салливан и Джон Мэйси расстались навсегда в 1914 году. В следующем году Хелен и Энн наняли новую ассистентку, Полли Томсон: на этот момент уже и Энн, долгие годы бывшая глазами и ушами Келлер, нуждалась в помощи.В 1916 году 36-летняя Хелен первый и последний раз попыталась создать собственную семью. Ее секретарь Питер Фаган, бывший газетный репортер (и, разумеется, социалист) признался Келлер в своей любви и попросил ее выйти за него замуж. Об их тайной помолвке узнали журналисты и тут же опубликовали новость. Мать Хелен Келлер была в ярости и увезла дочь в Алабаму. Семья пресекала все попытки влюбленных воссоединиться, и Хелен с Питером больше никогда не встречались. Родственники Хелен были уверены, что не дали ей совершить ошибку: ими двигали распространенные в то время евгенические представления, что ради здоровья будущих поколений люди с инвалидностью (даже приобретенной, как у Келлер) не должны иметь детей.Других романов у Келлер не было. Помимо компаньонок общество ей составляли собаки: она любила их с детства. Однажды она побывала в Японии и ее до глубины души тронула история акита-ину по кличке Хатико. Келлер первая среди американцев стала хозяйкой собаки такой породы.Жизнь как шоуНеизменной спутницей Хелен оставалась Энн Салливан, которой удалось немного поправить здоровье. Однако из-за денежных трудностей в 1917 году Хелен, Энн и Полли продали дом и переехали в Форест-Хиллз, штат Нью-Йорк.Хелен с готовностью приняла предложение сняться в фильме о своей жизни. В 1919 году на экраны вышел фильм Избавление: картина вышла чрезмерно слезливой и не нашла интереса у зрителей.В 1920 году Келлер вместе с Джейн Аддамс, Кристал Истман и другими общественными активистами основала Американский союз защиты гражданских свобод.Остро нуждаясь в стабильном доходе, Хелен и Энн начали выступать в жанре водевиля. Они делали приблизительно то же самое, что и во время лекционных туров, но только в расшитых блестками костюмах и в полном сценическом гриме, в одной программе с танцорами и комиками. Энн считала водевиль вульгарным, но Хелен любила театр и была рада выступать на сцене. Да и деньги они получали очень неплохие, поэтому Келлер и Салливан выступали в водевиле до 1924 года.Келлер неизменно привлекала толпы любопытствующих, поэтому в том же 1924 году именно она стала идеальным представителем не так давно созданного Американского фонда слепых. Благодаря выступлениям Келлер организация успешного собирала пожертвования. Хелен также убедила Конгресс выделить большие дотации для печати книг шрифтом Брайля. С Американским фондом слепых Келлер будет сотрудничать 40 лет: ресурсы организации дали ей возможность путешествовать по нескольким континентам, общаться с высокопоставленными лицами, добиваться аудиенции у президентов, премьер-министров и религиозных лидеров, хотя внутри США ее социалистические взгляды многих смущали.Хабен Гирма, американская защитница прав инвалидов и первая слепоглухая выпускница юридической школы Гарварда, рассказывает: Энн Салливан боролась с болью в глазах, усталостью и снижением зрения на протяжении всей своей жизни.(...) Энн зависела от Хелен так же, как Хелен от Энн. К концу своих дней Салливан полностью ослепла. Сотворившая чудо учительница умерла в октябре 1936 года в возрасте 70 лет. Для Хелен смерть Энн Салливан стала самой тяжелой потерей в жизни.Поздние годыПростившись с Салливан, Хелен и Полли отправились в Шотландию к родным Полли. После смерти дорогой учительницы Хелен надо было научиться жить дальше. На помощь пришел Американский фонд слепых, взявший на себя обязательство заботиться о ней до конца ее жизни. Она переехала в новый дом и в сопровождении Полли продолжила путешествовать по миру в 1940-х годах. Именно тогда она стала одной из самых узнаваемых и почитаемых женщин в мире. Келлер не изменила своей пацифистской позиции и осудила вступление США во Вторую мировую. Во время войны Келлер, которой уже было за 60, посещала военные госпитали и подбадривала раненых.Вплоть до конца 1950-х Келлер активно ездила по разным странам и давала выступления. Но и она, и Полли Томсон уже стали сильно уставать от путешествий. В 1957 году Полли перенесла тяжелый инсульт и больше не могла служить помощницей Хелен. Через три года, проведя 46 лет жизни с Келлер, Полли Томсон умерла.После инсульта в 1960 году Хелен перестала выступать на публике. Она вела тихую, спокойную жизнь, принимала гостей, ее неизменной традицией стал мартини перед ужином.Хелен Келлер умерла 1 июня 1968 года у себя дома в Коннектикуте. Ей было 87 лет. В последний путь Келлер провожали 1200 человек.НаследиеУже при жизни Хелен Келлер получила общественное признание и увидела, как ее история становится легендой. В 1955 году она получила Оскар за документальный фильм, где снялась в роли самой себя. Несколькими годами позже жизнь Хелен стала сюжетом бродвейской пьесы Уильяма Гибсона Сотворившая чудо и одноименного оскароносного фильма.Хелен Келлер была революционеркой по убеждениям и в жизни. Она сделала по тем временам невероятное и стала писательницей, лектором и активисткой. Она первая среди слепоглухих людей получила высшее образование. Ее борьба не ограничивалась решением проблем слепых и глухих: она выступала в защиту прав женщин, а также всех бедных и бесправных, решительно осуждала расизм.Процесс ее обучения был основательно задокументирован, а работу Энн Салливан называли величайшим индивидуальным достижением в истории образования. Многие методики обучения слепоглухих детей были основаны на успешном случае Келлер и Салливан, этот опыт перенимали и в СССР.Келлер, смело преодолевшая не только сложности, связанные со слепотой и глухотой, но и социальные предубеждения, стала образцом для подражания для многих. Памятник Келлер стоит в Капитолии в Вашингтоне. Современные активисты, борющиеся за права людей с инвалидностью и за достижение доступной среды для всех, предостерегают: история жизни Хелен Келлер не аргумент в пользу того, что не существует препятствий, которые нельзя преодолеть с помощью мужества и упорного труда:структурное угнетение и неравенство невозможно победить индивидуальными усилиями.Хелен Келлер привлекла внимание к проблемам обучения и интеграции слепоглухих по всему миру. Во многих странах теперь известны свои Хелен Келлер главная героиня фильма Вернера Херцога Фини Штраубингер из Германии; ученая и педагог, автор книги Как я воспринимаю, представляю и понимаю окружающий мир Ольга Скороходова из России; юрист и активистка Хабен Гирма из США. Жизнь Хелен Келлер наглядно демонстрирует, какие ресурсы воли, характера и интеллекта скрыты в человеке - и что он способених реализовать, если получит нужную помощь.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 13.07.2022 14:00:57
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2022, umnikizdes.ru