Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Почему мы влюбляемся?

В формате Точка зрения ПостНаука знакомит читателей с мнениями экспертов об актуальных проблемах общества, образования и науки. В новом выпуске мы попросили ученых высказать свою точку зрения о том, что такое влюбленность и почему мы испытываем это чувство.Этот материал часть гида Подростковый возраст: взросление, секс, любовь, который мыреализуем при поддержке ЮНЕСКО.[person name="dubynin"]С биологической точки зрения любовь и привязанность нужны для того, чтобы успешно произошел процесс размножения. У животных запуск спаривания происходит относительно просто: выработались половые гормоны включилось соответствующее поведение; ищем пару, находим ее по конкретному, врожденно известному набору признаков часто достаточно запаха феромона полового партнера. Спарились.Но у нашего биологического вида все существенно сложнее. Человеку важно образовывать устойчивые пары, чтобы долго заботиться о потомстве; ему нужен секс как источник удовольствия, который поддерживает моногамные отношения, что редкость в животном мире. Можно сказать, что эволюция Homo sapiens добавила дополнительные опции к простому и понятному акту спаривания и передачи друг другу половых клеток.Человеческую любовь физиология изучает очень подробно и делит ее на несколько уровней. Первый это, как и у животных, уровень половых гормонов, которые в конечном итоге должны активировать центры переднего гипоталамуса. В гипоталамусе расположены нейросети, которые генерируют половую потребность, она же в лобной доле больших полушарий становится половой мотивацией. Разница между первым и вторым уровнями существенна: потребность это абстрактное желание, а мотивация вполне конкретна. То есть в момент, когда обобщенный сигнал гипоталамуса поднимается в большие полушария, те начинают анализировать сенсорные сигналы, чтобы навести на цель. С частью сенсорных сигналов мы, как и животные, знакомы врожденно, а часть усваивается в результате обучения.Врожденно мы, судя по всему, знаем основной набор первичных и вторичных половых признаков. Первичные обычно прячем под одеждой, а вторичные, напротив, нередко манифестируются: плечи шире, борода гуще (мужчины), талия тоньше, молочные железы крупнее (женщины). В числе этих признаков есть также важная категория, которую мы определяем понятием красоты. Например, красивым мы считаем симметричное лицо это означает, что гены хорошие (при этом совсем симметричное лицо кажется странным, поскольку в природе такого не бывает); также мы обращаем внимание на чистую, ровную кожу это признак надежного иммунитета.В результате обучения на врожденное способен накладываться дополнительный слой того, что иначе называют импринтингом, или запечатлением. Этот механизм хорошо изучен на птицах и работает для того, чтобы в будущем выбрать максимально подходящего для спаривания полового партнера. Первый этап импринтинга характерен для детства и периода полового созревания, когда могут запечатлеваться некие признаки близлежащих особей противоположного пола: например, родители, взрослые знакомые и друзья семьи, двоюродные братья или сестры (из тех, что постарше), учителя они воспринимаются как эталон. И это логично: члены ближайшего круга точно относятся к тому же биологическому виду, так что по этому признаку формально подходят в качестве партнеров для размножения.Второй этап импринтинга (психологи гораздо чаще используют такое понятие, как импрессинг) первая любовь, первая физическая близость. Здесь на уровне животного мира ярким примером служат прерийные полевки классический объект для изучения моногамии. Эти маленькие североамериканские грызуны в момент первого спаривания с партнером на нейронном уровне настраиваютсяна него на всю жизнь. Ключевую роль в процессе запечатления играют молекулы дофамина. У прерийных полевок такой механизм биологически обоснован необходимостью защиты территории, которая у каждой пары своя. Полевки вместе обороняют свою норку и гнездовой участок, и любая другая особь противоположного пола вызывает не просто равнодушие, а агрессию.Можно сказать, что влюбляемся мыв первую очередьв тех, кто привлекает наше внимание на основе всей совокупности вышеописанных механизмов. Особеннокогда речь идет о проскочившей искре и мгновенном возникновении страсти.[person name="omoroz"]Любовь это некоторый конструкт, и он очень отличается от одного сообщества к другому. Кроме того, есть сложности с определением смыслов этого понятия: они не только различаются в разных историко-культурных реалиях, но и избегаются окружающими. Попробуйте задать вопрос даже близким людям Что такое любовь?, и вы получите не только массу разных ответов, но часто и смущенные взгляды. Все-таки до сих пор, даже во времена социальных сетей и тотальной публичности, любовь это часто что-то интимное.В этих координатах любовь может быть драмой, откровением; а вот по мере опубличивания она превращается в регулируемые, желательно строящиеся на рациональных основаниях отношения.Так что вопрос Ачто значит влюбиться? может быть понят по-разному. Для кого-то это означает пуститься в потенциально опасное путешествие, в котором ты наконец почувствуешь себя живым. Для другого включиться в авантюру, случившуюся только потому, что ты однажды отпустил вожжи, перестал контролировать каждый свой шаг и взвешивать его на предмет осознанности. В любом случае влюбиться это перейти в другое агрегатное состояние, как минимум сменить статус с сингла на участника какой-то коллективной структуры.Чем это закончится другой вопрос. Но важно понимать: любовь это еще и история, у которой есть начало, конфликт и завершение. Завершение любви это малая смерть. Поэтомув известной мере, влюбляясь, мы приближаем тяжелый экзистенциальный опыт. Может, поэтомумногим так импонирует взгляд изнутри терапевтического поворота1, который позволяет хотя бы самообмануться в ощущении, что можно и влюбленность почувствовать, и при этом защититься от неизбежного разочарования?[person name="mlodik_i"]Влюбляемся мы потому, что хотим попасть в состояние рая, котороеиспытывали в младенчестве рядом со своей матерью.Наши отношения с родителями это первые близкие отношения, с которыми мы сталкиваемся в жизни. Именно поэтому во многом они определяют наши первые влюбленности: человек так устроен, что емупрежде всего хочется воспроизводить привычное, даже если это привычное не очень приятно, отсюда поиск той модели отношений, которую он уже имел когда-то.С другой стороны, мы хотим не повторять прошлых травм и избегаем душевной боли, а в отношениях с родителями и эта сторона медали существует. Поэтому мы ищем партнера также в неосознанной надежде, что он даст нам то, что мы недополучили. Отсюда нередки случаи, когда в состоянии влюбленности мы немного допридумываем партнера, наделяем его тем, чего в нем совсем нет, а затем разочаровываемся.Тем не менее идеализация партнера на начале отношений необходима, потому что она позволяет сформировать привязанность и дать шанс на развитие отношений дальше. Позже появляется возможность увидеть партнера более реальным и разочароваться окончательно или полюбить его со всеми его особенностями и недостатками.Иногда же встречается вариант, когда человек сознательно изо всех сил выбирает партнера противоположно тому, какими были его родители: так происходит при наличии травматического детского опыта и сложных отношений с матерью и отцом. Однако отделить своего партнера от родительских проекций очень сложно, так что рано или поздно мы начинаем видеть в нем те качества или модели, которые были свойственны нашим родителям.При этом отделить партнера от родительских проекций все-таки возможно. Это требует работы над собой, но без этой работы мы переполнены ожиданиями от другого и разочарованием от того, что он не создаетнам тот рай, к которому мы бессознательно стремимся. А тот рай недостижим, потому что мы уже не младенцы, а партнер не мать.[person name="bochaver"]Это вопрос, на который коротко не получится ответить, поэтому дам несколько интерпретаций.Гормоны. Без физиологического, вернее, биохимического аспекта влюбленности не обойтись. Как заметил еще Вийон в своей Балладе истин наизнанку, лишь влюбленный мыслит здраво иными словами, все наоборот: если мы влюбляемся, то рассудок нас подводит и занимается другими задачами. Мы идеализируем возможного партнера, этот человек нам снится, навязчивые фантазии спутывают сознание и вытесняют другие мысли. Действительно, влюбленность как влечение во многом объясняется работой эндокринной системы и выработкой соответствующих мужских и женских гормонов, подводящих нас к изначальнорепродуктивному поведению.Осознанное поведение. Бывает, что влюбленность приходит как результат размышлений о жизни, и здесь мне ближе всего позиция древнеримского поэта Овидия: Первое дело твое встретить желанный "предмет", выбрать, кого полюбить. Дело второе добиться любви у той, кого выбрал. Третье надолго суметь эту любовь уберечь. Иными словами, если мы начинаем задумываться о том, что слишком долго живем одниили что нет в нашей жизни того человека, который нас поддержит и вдохновит, то влюбленность приходит сама собой как разрешение внутреннего переживаемого кризиса.Состязание. Не обойтись и без спортивного аспекта любовных опытов. С давних пор (преимущественно) мужским талантом считалось иметь как можно больше связей. Это больше вопрос этологии, чем культуры: выше ранг будет у особи, которая оставит больше потомства, заведет больше детей, больше жен. Что бы ни происходило в современном обществе с новыми представлениями о гендере и поле, безусловно, витальное стремление крепче обосноваться в этом мире объясняет большое количество влюбленностей.И есть еще множество других интерпретаций. Как бы то ни было, вопрос Почему мы влюбляемся? строго научного ответа, вероятно, никогда не получит, и это хорошо: пусть хоть что-то останется необъяснимым.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 08.04.2022 10:02:55
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2022, umnikizdes.ru