Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Тургенев и драма русского западничества

История о том, как Тургенев поругался с Достоевским28 июня 1867 года в квартиру Ивана Сергеевича Тургенева в Баден-Бадене пришел с визитом Федор Михайлович Достоевский. И между ними состоялся довольно неприятный разговор, который закончился разрывом отношений. Тургенев и Достоевский были политическими оппонентами: первый называл себя западником, второй считал себя мировоззренчески близким к славянофильству; первый был либералом, второй консерватором. Но оба они уже больше двух месяцев жили в Германии, и состояние у обоих было крайне непростое. Достоевский хотел поправить свои финансовые дела игрой в рулетку, но проиграл последнее, что было. Тургенев же переживал провал своего нового романа Дым. Его никогда так не ругали в русских журналах и газетах. Каждый день он получал новые отрицательные отклики на роман.И вот в 12 часов дня, когда Тургненев приступил к завтраку, к нему в дверь позвонил Достоевский. Что заставило его пойти с визитом к Тургеневу? Достоевский был должен ему денег, 50 рублей, и не мог отдать, потому что все проиграл. Но, узнав, что Тургенев в Бадене, не пойти к нему с визитом он тоже не мог, чтобы Тургенев не подумал, что он от него скрывается.Достоевский не хотел, но пошел. И два рассерженных писателя встретились. Событияэтого утра мы знаем со слов Достоевского, который подробно описал встречу в письме другу Аполлону Майкову. Так вот Тургенев, по воспоминаниям Достоевского, был ужасно раздражен критикой своего нового романа, ужасно желчен и с первых же слов стал безобразно ругать Россию и русских. Сказал, что русские пытаются теперь во всем показать свою самостоятельность, придумали свой особый путь, а по-хорошему должны ползать перед немцами и учиться у них, потому что есть только одна общая для всех дорога это европейская цивилизация, а все попытки руссизма и самостоятельности свинство и глупость.Достоевский был возмущен, оскорблен. Он сказал, что немцы, перед которыми Тургенев так благоговеет, на самом деле плуты и мошенники. В последнее время он закладывал много вещей в ломбард и знал, о чем говорит. И вообще средний немец, сказал Достоевский, гораздо хуже и глупее среднего русского.Услышав это, Тургенев якобы побледнел и сказал, что этим Достоевский оскорбил его лично, я в Германии поселился окончательно, сам считаю себя за Немца, а не за Русского, и горжусь этим!Достоевский не выдержал такого, схватил шапку и вышел.Ятеперь считаю себя немцем, а не русским и горжусь этимТургенев потом отрицал приписываемые ему фразы, но этот разговор довольно точно передает его тогдашние настроения. И главное, роман Дым 1867 года, неуспех которого переживал Тургенев, можно воспринимать как развернутый комментарий к фразе я теперь считаю себя немцем, а не русским и горжусь этим. Этот комментарийдает Потугин. В романе Дым есть персонаж, Созонт Иванович Потугин, который особой роли в развитии событий не играет, но зато очень много говорит, длинными, развернутыми монологами. Даже Герцен, читая роман, написал Тургеневу: Твой Потугин мне надоел. Зачем ты не вырезал половину его болтанья? На что Тургенев отвечал, что он еще недостаточно говорит! Так что ж он говорит?Прежде всего, Потугин это либерал и последовательный западник. И в своих речах он в основном высмеивает попытки русских говорить о своей национальной исключительности и особом пути. Он нападает на русских самородков, которые считают себя гениальными художниками и музыкантами. Русское бессилие я знаю, а с русским художеством, виноват, не встречался, говорит он.Национальному самолюбию Потугин противопоставляет цивилизацию. ЦИ-ВИ-ЛИ-ЗА-ЦИЯ это слово он произносит с благоговением, по слогам. Есть только одна цивилизация европейская. И прежде чем создавать что-то свое, по мнению Потугина, русским надо поучиться у европейцев. Не гордиться национальным кустарничеством, а учиться настоящей науке и искусству, потому что только европейская культура, наука и искусство, выросшее на почве европейской образованности, предполагают конструктивное развитие. А путь в обход цивилизации по дороге русской исключительности ведет в тупик и во мрак.Интересно, говоря с презрением о кустарях в музыке, Потугин имел в виду Глинку, Мусоргского и всех представителей новой русской музыкальной школы. Тургенев сам их терпеть не мог (мы это знаем по воспоминаниям), называл пигмеями музыки, которых даже нельзя сравнивать с европейскими композиторами. Читателиромана Дым, конечно, сразу заподозрили, что Тургенев вложил в уста Потугина собственные мысли о России. И это правда. Потугин, конечно, не тождественен Тургеневу, и западничество Тургенева, безусловно, было сложнее потугинского, но в период написания Дыма, вероятно, ему хотелось говорить предельно просто и резко. Но почему? Почему во второй половине 1860-х годов Тургенев занял позиции радикального западничества? Почему решил окончательно эмигрировать из России? Почему, по словам Достоевского, стал считать себя немцем, а не русским? Что заставило его так радикализироваться?Конечно, этому виной и неудача Великих реформ, на которые он возлагал большие надежды, и укрепление в России позиций славянофилов, панславистов и народников, то есть всех, кто занимался поиском русской национальной идеи. Но самое главное, что заставило Тургенева покинуть Россию, было, как мне кажется, глубокое разочарование в русском народе (крестьянстве). Тогда он столкнулся с крестьянами лицом к лицу и понял, что у них нет общего языка. Где и как это произошло?Разочирование в русском народеНадо начать с того, что для писателей-помещиков в XIX веке было большой проблемой увидеть настоящую жизнь крестьян, услышать их настоящий голос, потому что в присутствии своего барина крестьяне начинали вести себя неестественно.И Тургенев, который с юности был страстным противником крепостного права и хотел описать настоящих крестьян, придумал уловку. Он взял ружье и как бы инкогнито, под видом охотника, стал ходить туда, где дворяне обычно не бывают: слушал певцов в сельском кабаке, ночевал с пастухами на лугу, просился в крестьянские избы на постой. Добивался, чтобы на него не обращали внимания, а сам тихонько что-то писал в блокнот. Так появился знаменитый сборник рассказов Записки охотника.И он оказался революционным. Крестьяне там были описаны мудрыми, честными, сильными людьми, настоящими личностями, ничем не хуже дворян. Как же можно держать таких людей в рабстве?! Охотничий сборник был очень популярен. Будто бы Александр II говорил, что Записки охотника стали одним из главных двигателей его реформы.Тогда 30-летнему Тургеневу казалось, что он понял крестьян, описал крестьянскую жизнь такой, какая она есть. И содействовал тем самым освобождению.Прошло несколько лет, крестьянская реформа была начата, и, за исключением мелочей, она проводилась именно по тому сценарию, который считал справедливым Тургенев. Крестьянам объяснили, что они теперь свободны, но земля им не принадлежит, а принадлежит законным владельцам помещикам, у которых они землю должны арендовать и выкупать.Это очень важно понимать: Тургенев написал Хоря и Калиныча, рассказ Муму, над которым рыдают все школьники, он говорил, что рабство отвратительно. Но он был совсем не из тех, кто говорил: Отдайте землю крестьянам, не из тех, что ратовал за материальное равенство и социальную справедливость. Он считал себя законным владельцем земли.Освобождение крестьян ожидали с необыкновенным энтузиазмом, но после опубликования манифеста 1861 года многие были разочарованы, и прежде всего сами крестьяне. По стране прокатилась волна народных выступлений: крестьяне не хотели подписывать уставные грамоты, повсеместно возникло убеждение, что помещики скрыли настоящий царский указ о полной воле, то есть с землей. И ни в коем случае нельзя подписывать никаких бумаг.И вот с этим связана главная драма Тургенева, потому что так же себя повели и его собственные крестьяне. Судя по письмам, Тургенев несколько раз встречался с ними в 1861 году и, вероятно, пытался растолковать им всю выгоду их нового положения.Что он мог сказать? Я хочу вам только добра и процветания.Он мог сказать, что, будучи свободными, они смогут арендовать как можно больше земли и, трудясь усердно, быстро обогатиться.Но они его и слушать не хотели.Эти милые и мудрые Хори и Калинычи, благородные Герасимы, когда речь зашла о земле, оказались совсем не милыми и не мудрыми, не разумными.Они тоже отказались подписывать уставные грамоты, сказали, что ждут указ о полной воле с землей, а он, барин, хочет их обмануть.Тургенев собирался строить крестьянские школы, полагая, что образование даст свободным людям возможность приобщиться прогрессу. Но нет. Крестьяне сказали, что нам не надо ваших уроков и гражданских прав. Отдай нам землю, наши наделы, на которых мы всю жизнь работали! Если ты хочешь нам только добра и процветания, просто отдай нам землю.Между прочим, Тургенев был добрым помещиком, он подарил даром крестьянам их дома, снизил оброк, всегда шел на уступки. Мои уступки доходят до подлости, писал он тогда. А в ответ такая тупость, невежественность и неблагодарность.Крестьяне, перед которыми вы (социалисты) преклоняетесь, теперь писал он Герцену, на самом деле хотят только одного сидеть в своей жаркой и грязной избе с набитым до изжоги брюхом и отвращением ко всякой гражданской ответственности.В разговорах с крестьянами он увидел самое трагическое и тотальное неприятие европейской цивилизации, причем подавляющим большинством населения.Просто в российской жизни существовало два мира: мир европейски образованного дворянства и люди, живущие традиционным укладом, от которого со времен Петра дворянская элита отвернулась.Глубоко обиженный Тургенев уже в августе 1862 года уехал в Баден-Баден, передоверив решение дел с крестьянами своему дяде. А потом купил там участок земли, чтобы построить дом и перебраться в Германию окончательно. Судя по письмам, Тургенев понял, что просветительская работа в стране с таким упрямым населением вряд ли в обозримом будущем даст ощутимые результаты.Западник против славянофилаВернемся к спору Тургенева и Достоевского 28 июня 1867 года.По его описанию может показаться, что это просто перепалка двух рассерженных мужчин, не отличающаяся особенной глубиной. Но это один из важнейших споров в русской литературе.Тургенев, показавший себя последовательным западником, остался в Европе и только изредка приезжал в Россию. Достоевский, который показал себя самобытником, вернулся на родину и укрепился в мысли, что у России может быть свой путь, по которому она должна идти, не повторяя этапов развития европейских стран.Тургенев писал, что роль образованного класса в России быть передавателем цивилизации народу, то есть плодов европейской цивилизации.Достоевский же писал, что роль образованного класса пытаться понять правду, сокрытую в народной жизни, и что Россия сама отдельная цивилизация, культурно-исторический тип. Как раз тогда вышла работа Николая Данилевского Россия и Европа с обоснованием цивилизационного подхода в истории, которую Достоевский очень ценил.Казалось, отношения между Тургеневым и Достоевским окончательно разорваны. Однако нашелся человек, который их примирил. Этим человеком оказался Пушкин. Наиюнь 1880 года был назначен праздник в честь открытия памятника Пушкина в Москве. Это был настоящий форум, на котором выступали все крупные писатели, в том числе Тургенев и Достоевский.И удивительное дело: несмотря на то что их речи были очень разными, тот и другой говорили, что основное величие Пушкина состоит в том, как гармонично удалось ему сочетать образованность на западный манер с глубоким пониманием народной жизни и любовью к народной жизни, Вальтера и Байрона со сказками старушки-няни и народными характерами, Пугачевым, станционным смотрителем. Какой он цельный! восхищается Тургенев. Какой он целокупный и народный! восхищается Достоевский.Достоевский произносил свою речь последним. Он говорил, какое великое будущее, предсказанное Пушкиным, ждет русский народ. И что все славянофильство и западничество наше есть одно только недоразумение перед лицом наших великих задач. По воспоминаниям эта речь произвела на всех колоссальное воздействие, зал взорвался овациями, все пошли обнимать Достоевского и среди них и Тургенев. В этот момент у всех возникло ощущение, что все былые противоречия преодолены, наступает братство и великое примирение.Но утром следующего дня многим стало неловко за вчерашние объятья. Тургенев написал, что не согласен с речью Достоевского и, вообще, вчерашние овации были сильно преувеличены. И вновь началась журнальная борьба, а такой цельный Пушкин остался стоять забытым на Пушкинской площади.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 26.04.2021 12:07:25
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru