Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Что такое классическое образование?

Этот материал часть гида Альма-матер, который мыделаем вместе сТюменским государственным университетом.У классического образования есть свои сторонники и противники. Для многих свободное образование это просто классическое образование, которое реализуется плюс-минус как в Древней Греции, по крайней мере, многие люди так думают: это образование, в рамках которого вы не научитесь кодить, но будете много читать Платона. Честно говоря, в некоторых образцах свободного образования так и происходит, но не везде.История споров вокруг места, которое классическая традиция занимает в свободном образовании, весьма увлекательна. Полагаю, существует по меньшей мере два подхода к классическому образованию. Первый это традиционное образование: традиционный подход гласит, что классическое образование это то же самое, что было в средневековых университетах и что в более-менее такой же форме в некоторых вузах реализуется и сегодня. Это образование, которое сосредоточено вокруг тривиума и квадривиума, то есть средневековой программы.Проблема с таким подходом, конечно, состоит в том, что по факту при такой программе изучается намного больше, но предполагается, что по крайней мере на базовом уровне людей нужно учить грамматике, диалектике или логике и риторике, а когда они в полной мере ими овладеют, они готовы переходить к математике (то есть арифметике и геометрии), музыке и астрономии. Звучит не очень заманчиво, и в буквальном прочтении в большинстве вузов обучение строится не так, но в образовательных программах многих вузов можно найти современные интерпретации тех же дисциплин. Людей учат писать, их учат ораторскому мастерству, их учат логике или истории философии, и их учат элементам математики и естественных наук, поскольку считается, что каждый образованный человек должен все это знать. Но в традиционной интерпретации классического образования эти дисциплины не рассматриваются как самоценные.Традиционные аргументы в пользу классического образования, если его можно так назвать, сводятся к его пользе: о нем говорили, например, что такая модель обучения (которая тогда была сосредоточена вокруг знания латинских и греческих текстов и знания классических языков вдобавок к остальным курсам) дисциплинирует ум и обеспечивает структуру мышления. Именно это утверждалось в Йельском отчете 1828 года. Джон Генри Ньюмен и другие говорили, что классическое образование совершенствует ум, что основной смысл изучения всех этих не связанных с нашим миром дисциплин состоит не в том, что они полезны, и даже не в том, что они представляют собой вершину человеческой мысли: это доказанный способ развития человеческого интеллекта. Чем сложнее нам с ними справляться, тем очевиднее должна быть необходимость продолжать их изучать, поскольку это все больше становится инструментом для достижения иных целей.Такова традиционная интерпретация классического образования, и с ней, очевидно, связано несколько проблем. Традиционный подход основан на заучивании, активного обучения в нем немного. Сейчас все меньше и меньше людей знает латынь, а если они знают латынь, сейчас это обычно значит, что они принадлежат к высшему классу, поскольку это стало отличительной чертой некоторых элитных гимназий включать в программу латынь. Все остальные обычно ее не учат, в результате чего знание латыни используется как маркер социального статуса.Но есть и другая интерпретация классического образования вариант с великими книгами, когда вы читаете великие книги не потому, что они делают вас умнее или сообразительнее, помогают вам взаимодействовать с другими людьми или побеждать в дискуссии: вы их читаете потому, что они важны. А важны они, поскольку люди могут расходиться во мнениях насчет их ценности, но в них обсуждаются идеи, которые, по мнению сторонников идеи великих книг, близки к человеческой природе: люди ищут сейчас и веками искали решения определенных проблем, и мы можем расходиться во мнениях насчет ценностей, которые представлены в этих книгах и которые в них обсуждаются, но из споров о них складывается история нашей цивилизации. Очень сложно утверждать, что в какой-то цивилизации можно быть образованным человеком, не зная, как эта цивилизация развивалась.Курс о великих книгах в этом прочтении был создан по меньшей мере в трех разных местах: Колумбийском университете, Чикагском университете и, например, Колледже Святого Иоанна. Их версии великих книг немного различаются; некоторые в какой-то новой форме сохранились до сих пор. Многие примеры курсов о великих книгах довольно быстро исчезли, но возникли они как ответ на развитие исследовательских университетов, дисциплинарного мышления и бездушного образования, за которым гнались американцы.Любопытно, что традиция великих книг пока не распространена в Европе, хотя 8090% авторов, которых читают студенты, работали в Европе. Также интересно, что традиция чтения великих книг базируется на английском языке, то есть их читают, но читают в переводе, и никто не ждет, что вы будете читать их на языке оригинала, как этого ждут, например, от теологов, которые должны читать на языке оригинала Священное Писание.Так родилась эта традиция. Для некоторых людей в Европе (а также здесь, в Школе перспективных исследований) в последние 30 лет стала весьма привлекательной идея о том, что невозможно дать полноценное свободное образование, если мы будем и дальше полностью игнорировать великие книги. Но не стоит заблуждаться: великие книги хоть в каком-то виде входят в очень маленькое число образовательных программ, поскольку такие курсы (небезосновательно) обвиняли в том, что они элитарны, что они не помогают образованию в конце XX века, что есть более простые и эффективные способы получить аналогичные знания и аналогичные результаты. Так что традиционалисты скажут, что в этом недостаточно традиционализма, а прогрессисты что это не решает ни одну из стоящих перед нами проблем.У классического образования, независимо от формы реализации, за последний век было по меньшей мере три противника. Первый это, конечно, исследовательский университет: если вы учитесь на химика или историка, вы эти дисциплины и должны изучать, а не какие-то другие. У вас ограничено время учебы, и университет это единственное место в мире, где вы можете быть на острие науки, рядом с людьми, которые могут проводить такие исследования. Почему вы должны тратить свое время или университет должен тратить свои ресурсы на то, чтобы учить вас не связанным с вашим исследованием дисциплинам? Великие книги никак не связаны со специальностью; исследования же, напротив, связаны со все большим усилением специализации и с тем, чтобы становиться лучше и лучше в каком-то одном направлении. Это другой идеал образования.Второе возражение против классического образования состоит, конечно, в его бесполезности. Лучше научиться сельскому хозяйству, или предпринимательству, или маркетингу, или оптике. Существует очень мало примеров того, когда узкопрофильный вуз включил в программу традицию великих книг, не говоря уже о тривиуме и квадривиуме: они восходят еще к земельным (land-grant) университетам середины XIX века, которые были созданы, чтобы учить студентов как техническим дисциплинам, так и свободным искусствам, но со временем о последних забыли и сосредоточились только на первых.Наконец, великие книги и классическое образование в целом ругают прогрессисты, которые утверждают, что великие книги всегда будут далеки от жизненного опыта студентов и что они не помогут им найти свое место в современном мире. В великих книгах есть много спорных утверждений, и на самом деле нам стоит перестать их читать и начать делать что-то более актуальное для студентов что-то, что поможет нам сделать наше общество более справедливым или более открытым. Великие книги это пережиток прошлого: они есть, но нам больше не стоит к ним обращаться.Я бы сказал, что в целом классическое образование сейчас переживает не лучшие времена, особенно когда мы начинаем задаваться вопросом о том, почему люди во всем мире должны читать книги только одной цивилизации и как преодолеть ограничения, связанные с тем, что эти книги написаны с конкретным взглядом на мир в рамках конкретной культуры, тогда как сейчас общество становится все более мобильным и глобальным. Есть примеры вроде Ассоциации ключевых текстов и курсов (Association for Core Texts and Courses), которые более-менее успешно пытаются реинтерпретировать или обновить идеал великих книг, чтобы они или были самоценны, или служили каким-то еще целям, и затем распространить эту модель по всему миру. Но нужно подчеркнуть, что они больше не говорят о великих книгах и классическом образовании: они говорят о ключевых текстах в том смысле, что есть некоторый корпус текстов, которые должен знать каждый образованный человек. Нам решать, верим ли мы в то, что такие тексты и правда существуют, и если да, то как можно убедить в этом тех, кто в это не верит.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 07.04.2021 12:18:08
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru