Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Ценность высшего образования и чрезмерная квалификация

Этот материал часть гида Альма-матер, который мыделаем вместе сТюменским государственным университетом.Поговорим о конкурентоспособности и о завышении своей стоимости на рынке мы уже говорили об этом раньше, когда обсуждали существующие структуры и ценность степени PhD. Куда вам идти, если вы получили степень PhD? В какой-то момент все было линейно.Помню, как я поступал в бакалавриат, и считалось, что после бакалавриата вы пройдете собеседование и получите работу, а если вы хотите повысить квалификацию, вам нужно получить степень магистра, которая обеспечит вам работу получше. Все это всегда было тесно связано.Но теперь эта связь вдруг исчезла, эти понятные траектории, когда перед вами были более высокие посты или следующая научная степень, исчезли. Все стало намного подвижнее.Что касается PhD, многие из моих бывших коллег больше не работают в научной среде, так что, когда мы пересекаемся на встречах выпускников или конференциях и можем пообщаться, мы все спрашиваем: Где ты сейчас работаешь?, хотя раньше казалось, что все прямолинейно, что все определено, что, получив степень PhD, вы будете работать в науке до конца дней своих.Сейчас все сводится к правильному соотношению цена/качество, как бы мне ни хотелось сказать, что это не так. Компании вынуждены более эффективно использовать меньшее количество ресурсов, так что они не станут нанимать кого-то со степенью PhD на стартовую позицию: такой человек завысил свою стоимость и выбросил себя с рынка.Многие говорят мне, что лучше не ставить PhD в резюме, если вы хотите попасть на стартовую позицию, а они говорили на основании своего опыта. К счастью, мне с этим сталкиваться не приходилось, но это так, и это снова возвращает нас к вопросу: для чего нужны степени? Полагаю, степень магистра (я обдумывал этот вопрос лет пять назад) это более профессиональная степень.Если степень бакалавра даст вам попасть на стажировку после выпуска, степень магистра должна дать вам конкретную позицию или собеседование, но теперь ее недостаточно. Полагаю, что на степень смотрят меньше, а больше ценится реальный опыт. Нужно одновременно следить за многими вещами, все очень быстро меняется.Так что мы не можем все сделать за наших студентов. Они сами должны следить, как меняется обстановка вокруг них, и, я думаю, мы ставим перед ними очень-очень сложную задачу в очень раннем возрасте. Они не только должны знать свои слабые и сильные стороны, чем они могут быть полезны, каких навыков им не хватает и что им нужно улучшить мы просим их еще и пойти и убедить кого-то их нанять.Ко мне приходят студенты, поскольку за пределами университетских стен я работаю над несколькими проектами, и они приходят и говорят: Дэвид, я хочу с тобой работать, а мой первый вопрос а что ты для меня можешь сделать? Я не могу придумать для тебя позицию: тебе нужно посмотреть, чем мы здесь занимаемся, и сказать, куда ты впишешься. Многих студентов в 1920 лет такой вопрос пугает, но он абсолютно нормальный.Думаю, с этого нужно начинать, когда мы обсуждаем конкурентоспособность: не выбросили ли вы себя с рынка, не слишком ли у вас много опыта? Может быть, не нужно говорить о том, какая у вас степень, а нужно говорить о том, что вы можете для меня сделать: может быть, нужно делать акцент на навыках, а не на бумажке?Я не говорю, что в степени нет никакой ценности, но мы должны связать ее с реальностью, мы должны заново определить, что она значит, чтобы на собеседовании работодатель мог сказать: Так, у вас степень PhD и такой-то опыт, это соответствует тому, что мы ищем.Или может быть наоборот: вы бакалавр, но у вас такой-то опыт в такой-то области, и ваши навыки соответствуют тому, что мы ищем, и тогда вас берут с меньшим образованием и большим опытом. Здесь нет какого-то универсального рецепта.И опять же, мы просим компании, работодателей или потенциальных работодателей знать, что им нужно. Перед записью этой лекции у нас было обсуждение с коллегами: компании не знают, что им нужно.Раньше, 1520 лет назад, они могли планировать на пять лет вперед, но сейчас раз в год делают годовой отчет, плюс квартальные отчеты, плюс текущая отчетность, которая позволяет им оценить, в верном ли направлении они движутся. И если вы уже планируете только на микроуровне, как вы можете сказать: Через несколько лет нам нужны будут такие-то люди? Вы ведь сосредоточены на том, что происходит здесь и сейчас, а не на будущем.Наши горизонты планирования сжались, а когда они сжимаются, становится гораздо труднее прикидывать, кого вы планируете нанимать в будущем и для чего. Это вечная проблема, но сейчас она встала гораздо острее, поскольку у нас стало меньше времени, чтобы понять, что нам нужно. В том числе из-за этого возникают несоответствия: люди подают резюме на позиции, для которых у них избыточная квалификация, или на позиции, для которых у них недостаточная квалификация, или компании просто говорят: Не знаем, кто нам нужен, но кто-то нужен.Когда я работал в энергетике, моим самым главным недостатком было то, что я не умею работать с числами. Ненавижу числа. Моя мама бухгалтер, она умеет работать с числами; у меня на них аллергия. Статистика, регрессионный анализ я владею этим языком, я прекрасно понимаю, как это все работает, но попросить меня что-то посчитать дохлый номер. Приложить числа к реальной жизни? Ну нет.Один мой друг (он теперь директор компании, где я работал) сказал мне: Нам нужно и то и то: мне нужен кто-то, кто понимает структуру рынка энергетики и как он работает на качественном уровне, но мне нужно, чтобы он затем перевел это в числа. В таких сочетаниях навыков кроется конкурентное преимущество: таких людей очень-очень мало.Так что рынку труда теперь стали нужны очень-очень конкретные люди, причем сиюминутно я даже не помню, как это будет по-английски, но это конкретные, специфические запросы здесь и сейчас. Такие вещи нельзя запланировать. Можно понимать, что шире диапазон возможностей у тех, кто пытается одновременно искать работу и учиться, готовится к выходу на рынок труда, но все равно может оказаться, что они проучились восемь лет, а их диплом не гарантирует им стабильной позиции. Это очень-очень тяжело, это очень тяжело.И все это возвращает нас к вопросу о складе ума. Когда я говорю со своими студентами о том, что им нужно будет делать после выпуска, я говорю, что они должны быть готовы заниматься не тем, с чего они начинали, что их карьерная траектория не будет линейной. Мы говорили о том, как долго вы остаетесь на одной позиции: меньше, чем раньше.В какой-то момент они получат работу мечты, а через два-три года уйдут, и это не вина компании, просто работа больше не приносит им такое удовлетворение. И они должны быть готовы сделать шаг назад, возможно к тому, с чего они начинали, или найти что-то другое.Так что я думаю, что очень важна гибкость ума. Нашим ребятам надо выйти отсюда с идеей о том, что это нормально сказать: Нет, я не этого хочу, это не то, чего я ожидал, так что я займусь чем-то еще. Для поколения моих родителей или моего поколения это провал, это расценивалось негативно.Думаю, сегодня это бесценный навык уметь сказать: Нет, я хочу не этого, я хочу заняться чем-то другим, и я знаю, как это сделать, мне для этого нужно то-то и то-то, чтобы я мог перейти в эту сферу. Возможно, программа PhD, или магистерская программа, или еще какой-то формат высшего образования вам этого не даст, поскольку они до сих пор слишком формальны. Должно быть что-то, что дополнит формальное образование.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 02.04.2021 12:02:21
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru