Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Глобальные тренды как меняется промышленность

Крупные научные открытия стали драйверами технологических революций. Они влияли на производство материалов и энергии, а вместе с этим и на жизнь простого человека. ПостНаука рассказывает, какие тренды меняют производство сегодня, как мы можем получить любую вещь не выходя из дома и почему сегодня вся промышленность ориентируется на обычного человека.Этот текст часть проекта Индустрия будущего, который мы делаем совместно с Департаментом инвестиционной и промышленной политики города Москвы.Четвертая промышленная революция и анекдот про собакуВ среде инноваторов ходит анекдот, что на предприятии будущего, когда цифровизация закончится, останутся только два сотрудника: человек и собака. Человек будет кормить собаку, а она следить, чтобы человек не прикасался к оборудованию. Это всего лишь анекдот, но отчасти он показывает, какова конечная цель у перемен, происходящих в промышленности прямо сейчас.Первая промышленная революция обеспечила переход от ручного труда к машинному. Вторая была связана с электрификацией и конвейерным производством, а третья базировалась на переходе к возобновляемым источникам энергии и внедрении компьютеров в производство. Сейчас мир активно входит в фазу четвертой промышленной революции, которую многие эксперты связывают с реализацией концепции Индустрия 4.0. Термин ввели в 2011 году на одной из выставок в Ганновере, с его помощью немцы описали применение информационных технологий в производстве. Основатель Всемирного экономического форума Клаус Шваб в книге Четвертая промышленная революция в 2016 году отмечал, что сейчас мы стоим у истоков революции, которая фундаментально изменит нашу жизнь, наш труд и наше общение. Полноценные оценки эффектов этих изменений будут делать историки, но уже сейчас мы видим, насколько масштабными и всепроникающими они могут быть.В октябре прошлого года Всемирный экономический форум выпустил ежегодный отчет Будущее рабочих мест с прогнозом, как будет меняться рынок труда в ближайшие пять лет. Аналитики WEF уверены, что к 2025 году в мире появится 97 миллионов новых рабочих мест, а 85 миллионов исчезнут или будут автоматизированы. Массовый переход в онлайн и диджитализация всех профессий происходит в том числе под влиянием COVID-19, но предпосылки этих изменений возникли уже давно.Человек, который изменит всёЕсли смотреть на Индустрию 4.0 со стороны производства, то в ее состав чаще всего включают следующие элементы: большие данные, интернет вещей, роботизация, 3D печать, виртуальная и дополненная реальность, искусственный интеллект и машинное обучение, кибербезопасность. Однако особенность нынешних перемен в том, что центром внимания стал обычный человек. Раньше двигателями прогресса были государства (нужно выиграть войну, поэтому необходимо больше ресурсов) или бизнес (нужно повысить производительность, поэтому необходимы паровая машина и паровоз), а инновации в основном появлялись, как ответ на внешние вызовы осваиваем целину, строим дорогу к угольными шахтам или перекрываем реку. Теперь перемены диктуются потребностями отдельного человека, а потому смотреть на тренды промышленности нужно исходя из его требований и ожиданий, которые в свою очередь меняются под действием глобальных трендов, создавая немало головной боли маркетологам.Но не стоит забывать о потребностях бизнеса, потому что его базовые стремления (сокращение затрат, увеличение прибыли) прямо сейчас оказывают серьезное влияние на промышленность. Например, в упомянутом выше исследовании WEF говорится, что работодатели планируют к 2025 году сократить избыточные роли с 15,4% до 9%. В первую очередь это касается рутинных операций, с которыми машина справится гораздо лучше. Искусственный интеллект может выполнять такие задачи значительно лучше людей. Условно, если генеральный конструктор может держать в уме 500 критических параметров изделия, то ИИ способен держать 50 000 таких параметров и комбинировать их, что в итоге сказывается на скорости и качестве производимого решения.Важно оговориться: если искусственный интеллект обучен на некорректных данных, то он будет генерировать человеческие ошибки с нечеловеческой скоростью. Так, в ноябре 2018 года Сбербанк после внедрения ИИ уволил сотрудников, занимающихся простыми решениями около 70% менеджеров среднего звена. А уже в феврале 2019 года Герман Греф рассказал, про миллиарды рублей недополученной прибыли из-за ошибок искусственного интеллекта: маленькая ошибка, закравшаяся в алгоритм, может приводить к очень большим последствиям.Конечно, на пути к освоению передовых технологий, к которым, безусловно, относится и ИИ, предстоит пройти еще много проб и ошибок. Классик инновационной теории ЙозефШумпетер еще в начале прошлого века ввел термин Disruptive innovation, который на русский чаще всего переводят как Подрывные инновации. Этот перевод не совсем корректный, потому что disruptive не всегда подрыв имеющихся правил, скорее это стремительные перемены, за которыми легко не успеть. И если мы говорим о современном развитии промышленности, то можно выделить три disruptive-направления: мобильные фабрики, экологичность и уже упомянутый выше суверенитет потребителя. В таком порядке их и рассмотрим.Тренд 1: Мобильные фабрикиМануфактуры прошлых технологических революций были достаточно косные. Они либо резко повышали производительность труда, как это позволил сделать конвейер Генри Форда, либо сокращали издержки, либо обеспечивали более масштабный выпуск продукции. Однако оперативно подстраиваться под спрос рынка им было непросто. Главное достоинство современных фабрик в том, что они могут быть достаточно компактными и быстро адаптироваться под нужды потребителя. По результатам форсайта будущего управленческих профессий, проведенного Ассоциацией менеджеров и Центром научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ в 2020 году, для более чем 85% респондентов ускорение тотальной цифровизации и переход на умные системы окно возможностей для развития бизнеса.Примеры подобных адаптаций мы увидели весной прошлого года, когда страну накрыла пандемия. Например, московская компания ЭЛВИС-НеоТекVDK, специализирующаяся на установках для приготовления и дозирования растворов и суспензий для нефтехимических предприятий, производящая решения для систем безопасности и бизнес-мониторинга оперативно подстроилась под новые требования реалии запустила производство установок дезинфекции сточных вод инфекционных больниц. А производитель котлов и газового оборудования Пиромант, также работающий на территории особой экономической зоны Технополис Москва, наладил выпуск санитайзеров. Они добавили в свои решения тепловизоры, чтобы на предприятиях можно было автоматически измерять температуру входящих людей. Нечто подобное сделали и Visitech, которые собрали на основе своей интеллектуальной модульной системы по автоматизации бизнес-процессов ИСОБР (Интегрированная система обеспечения безопасности работ) решение АнтиПандемия со схожими функциями.Еще один из примеров мобильных фабрик, не связанный с пандемией, fabless-компании, которые выпускают продукцию, но при этом не имеют собственного производства. Например, разработчик микропроцессоров AMD, которая в 2008 году выделила свое производство в отдельную компанию Globalfoudries. Модель постепенно захватывает рынок, по данным аналитиков IC Insights в прошлом году на долю подобных разработчиков впервые пришлись рекордные 32,9% от мирового объема продаж чипов.Тренд 2: Экология и сокращение отходовСокращение отходов и издержек производства второе направление. Малоотходное производство это более приближенный к жизни аналог безотходного производства. Цель малоотходных технологий уменьшить количество твердых и жидких отходов, а также загрязняющих веществ, попадающих в воздух и сточные воды. Предприятиям выгодно внедрять технологии для малоотходного производства: это упрощает логистику, сокращает расходы на сырье, а значит, уменьшает себестоимость продукции. С 2012 по 2020 год объемы выбросов промышленных предприятий Москвы снизились на 14% за счет модернизации оборудования. Сегодня 93% вредных выбросов в Москве приходится на автомобильный транспорт и только 7% на предприятия.Вторичная переработка еще одна составляющая этого тренда. Оборотное водоснабжение позволяет очистить сточные воды практически полностью и снова использовать в производстве. Замкнутый цикл использования энергии может обеспечивать энергией как само предприятие, так и город. Пластик и даже сложные многокомпонентные технические устройства можно перерабатывать и возвращать в производство. Объемы биоэкономики в мире оцениваются в 8 триллионов долларов, и Россия может занять в ней достойное место.Московский нефтеперерабатывающий завод в Капотне очищает и использует воду повторно и так сокращает потребление речной воды в три раза. Московский мусоросжигательный завод обеспечивает десятки тысяч городских домов теплом и энергией за счет сжигания мусора. Компания Московские окна производит части окон из использованных кусков пластика и стекол, а три перерабатывающих заводаы корпорации Экополис утилизируют вышедшую из строя электронику и бытовую технику через них проходят десятки тысяч тонн техники в год, а технологии позволяют в производство возвращаетсявозвращать в производство в качестве вторичного сырья до 8595% деталей.Производители всё чаще понимают, что нагрузка на окружающую среду должна быть рассчитана в комплексе по всей цепочке. Компании теперь смотрят не только на отходы своих комбинатов, но и на поставщиков сырья, логистику и дальнейшую утилизацию своего производства. Более того, из углеродных отраслей начинают понемногу уходить деньги. Например, британский пенсионный фонд Swansea Councils Pension Fund (с объемом капитала в 2,1 млрд) в мае прошлого года сообщил, что они сокращают инвестиции в нефтяные компании и организации с большим углеродным следом и вложат 30 млн фунтов стерлингов в производителей зеленой энергии.Тренд 3: Спрос диктует предложениеНесмотря на неоригинальное название это самый настоящий переворот XXI века. Сейчас мир закручен вокруг потребителя: компании стремятся точнее анализировать, в том числе с использованием больших данных, лучше предугадывать и удовлетворять нужды и потребности человека. А потому миром правит кастомизация и яркий пример тому 3D-принтеры. Если раньше такие принтеры использовали только полимеры, то сегодня они используются для печати одежды, частей двигателей и бетонных стен.3D-принтеры это те самые disruptive технологии для традиционных мануфактур. Все крупные производства сформировались в ХХ веке благодаря так называемой экономии от масштаба, то есть снижали затраты на единицу продукции за счет объемов производства. Логика проста чем больше производишь, тем меньше стоит единица продукции. Но 3D-принтеры дают возможность произвести всё необходимое у себя дома, сократив затраты на логистику. И это большой вызов для традиционных производств.Например, Магнитогорский металлургический комбинат еще в сентябре 2019 года заказал 3D-принтер, работающий по технологии холодно-твердеющих смесей (ХТС). Его использование позволило сократить время изготовления сложных форм, необходимых для производства уникальных разовых заказов с двух недель ручного труда до двух часов. Однако на заводе объяснили, что до массового использования технологии еще далеко ММК отгружает 33 000 тонн готовой продукции в день, это около 600 вагонов. И нынешние возможности 3D-печати не осилят такой объем производства металлопроката.Но всё-таки 3D-принтеры относятся к одним из ключевых технологий новой промышленной революции. Они позволят потребителю оперативно производить необходимые ему элементы например, запчасти для своего автомобиля, а компании смогут эффективнее выстраивать замкнутые экосистемы, когда почти всё необходимое для производства (сырье или оборудование) делают на территории предприятия.Во время пандемии московская компания НПО СистемАддитивные технологии стала печатать клапаны для аппаратов искусственной вентиляции легких, а в 3Д Биопринтинг Солюшенс пошли еще дальше принтер московской компании в прошлом году отправился в космос. В будущем эксперимент планируется продолжить и печатать уже мышечную ткань это откроет новые перспективы регенеративной медицины и пищевой промышленности.Промышленный ландшафт: кто будет успешен, а кто останется не у делВначале стоит понять, по каким критериям мы оцениваем будущий успех компании. Самый простой способ измерить количество денег, которые уходят на инновации. По данным официальной статистики - индикаторов цифровой экономики ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, в 2018 году внутренние затраты российских организаций на создание, распространение и использование цифровых технологий и связанных с ними продуктов и услуг составили 1953 миллиарда рублей, то есть 1,9% ВВП. При этом, согласно отчету, наиболее высокий индекс цифровизации у телекоммуникационной отрасли (41), оптовой и розничной торговли (39), ИТ (35) и обрабатывающей промышленности (35).Кто наверняка останется на рынке и будет на нем править, так это это ИТ-гиганты, считают специалисты и, в российском случае, Сбербанк. По оценкам The Economist Сбербанк до 2023 года потратит на цифровую трансформацию $4 млрд. По мнению издания, это позволит банку выстроить экосистему с годовым объёмом продаж в размере $7 млрд. Эксперты утверждают, что банк даже может стать российскимNetflix.Сейчас диверсификация бизнеса у ИТ-компаний широкая, они есть в медицине, в транспорте, доставке продуктов и продажах топлива. По итогам 2019 года экспериментальное направление Яндекса ( туда входят Яндекс.Дзен, Яндекс.Облако, Яндекс.Здоровье и Яндекс.Драйв) продемонстрировало рост доходов на 168%, до 15,1 млрд рублей. Более того, в августе прошлого года Яндекс показал, что готов побороться на банковском рынке, зарегистрировав сразу 33 товарных знака, среди которых такие, как ЯБанк, ЯТрейд и ЯКапитал.Но и традиционные компании не стоят в стороне. Отраслевые гиганты, например, Газпром нефть, Сибур, Северсталь, московский завод Renault, Московский нефтеперерабатывающий завод, Лианозовский молочный комбинат и другие в качестве своих приоритетов объявляют цифровизацию и, и следование экологическим принципам,и использование новых материалов. Пытаясь отстоять место на рынке, они достраивают свои компетенции в области этих технологий.Если говорить более общими понятиями, то в России наверняка выживут лидеры финтеха, логистики и ретейла представители этих направлений охотно инвестируют в инновации и живут в условиях постоянных перемен. КамАЗ переосмыслил себя как сервисную компанию и создает цифровых двойников своего производства, а Газпром нефть инвестирует в новые разработки с помощью акселерационной программы StartupDrive.Серьезные сложности испытывают строители, медицина и традиционные ресурсодобывающие предприятия компании из этих отраслей часто идут в хвосте инноваций. Тяжело может бытьбудет аграрным производителям, на этом рынке Черкизово и Русагро ушли далеко вперед и скорее всего продолжат стремительно развиваться, становясь всё гибче черкизовский завод-робот в Кашире отличный пример Индустрии 4.0: полностью безлюдное производство, способное оперативно подстраиваться под запросы заказчиков.Понимая глобальные тренды, окна возможности и угрозы, которые они несут, компании могут формировать гибкую проактивную стратегию своего инновационного развития.Гибкий ответ на потребительский спрос демонстрирует столичная компания Биннофарм она наладила выпуск экспресс-тестов на коронавирусную инфекцию, а позже и вакцины от COVID-19. На фармацевтическом заводе Сервье РУС реализуют концепцию снижения экологического воздействия: здесь внедрена система эффективного обращения с отходами, осуществляется многоступенчатая очистка воды и воздуха, сортируются и идут на переработку бумага и картон, деревянные паллеты и пленка ПВХ. А отечественный производитель полупроводников Syntacore работает как классическая fabless-компания: они разрабатывают процессорные ядра пишут код, который затем с помощью производителей становится элементом физической микросхемы. Сейчас количество выпущенных микропроцессоров с использованием IP-ядер Syntacore уже исчисляется сотнями тысяч штук.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 25.03.2021 16:04:35
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru