Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Ительменский язык

Язык ительменов это язык тех, кто существует, коренного народа Камчатки. У их соседей, русских камчадалов, раньше даже имелся ительменский акцент: мягкое пришепётывающее произношение с особой ительменской интонацией и ритмикой. В ительменских словах встречается до семи согласных подряд, а корень можно удвоить и даже утроить. Интересно, что пожилые ительмены называют супругов уменьшительно-ласкательной формой слова, которое означает моховой нарост на березе. Дошедшие до нас исконные черты ительменского языка заставляют задуматься о сложности и уникальности древнейшего языка Дальнего Востока. Что бывает питущим, какой звук похож на застрявшую в горле травку и почему всем интересно, куда ты идешь, рассказывает лингвист Карина Мищенкова.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Кстати, если выхотите увековечить ваш язык висторииприсылайте намаудиозаписи систориями отрадиционном национальном блюде, ремесле или вашем городе.Ительменский язык можно сравнить с айсбергом, который под давлением внешних сил откололся от тверди и пустился в дрейф языкового сдвига раньше, чем началось глобальное таяние коренных языков российского севера. В условиях стремительного угасания ительменского языкового сообщества хорошо изученной остается лишь вершина этого айсберга. Часть глыбы, сокрытая под водой, для исследователей все еще недоступна.В сравнении с другими языками коренных народов России ассимиляция и угасание ительменского языка протекали более стремительно на всех этапах контактов с русским населением. Вероятно, причиной тому был образ жизни ительменов-рыбаков, которые, в отличие от своих соседей-оленеводов коряков и эвенов, не кочевали и жили оседло. Другим фактором влияния русского языка стало то, что ительмены приняли крещение и отказались от исконных имен в пользу православных, тогда как коряки сохранили свои традиционные имена.В конце XIX века, когда среди представителей других коренных народов нередко можно было встретить монолингвов, не знавших русского и владевших только этническим языком, всего 42% ительменов (1 175 человек из 2 779) признали в качестве родного языка ительменский.1Уже в 1901 году посетивший ительменов выдающийся северовед, исследователь чукотско-камчатских языков В. Г. Богораз дал пессимистичную оценку состояния ительменского языка: Язык утратил многие числительные, некоторые местоимения и значительное количество существительных и прилагательных, заменив их русскими терминами. Последние не адаптированы в соответствии с камчадальской морфологией, но остаются неизменными.1В течение ХХ века языковой сдвиг в ительменском сообществе продолжал прогрессировать в силу причин, общих для всех коренных малочисленных народов. Советизация значительно повлияла на искоренение анимистических верований и угасание традиционно-бытовой культуры ительменов. Послевоенные укрупнения поселков и принудительное переселение ительменов из традиционных мест компактного проживания воспринимаются ительменами как трагедия целого поколения. Переселение в поселки с преобладающим русским населением пагубно повлияло на сохранность ительменского языка и создало котлы говоров внутри населенных пунктов. Систематическое преподавание ительменского языка в советское время не велось. Напротив, ительмены, воспитанные в интернатах, испытали на себе дискриминационные практики запрета родного языка. Зачастую и сами родители сознательно отказывались от передачи этнического языка детям, понимая внесистемное положение национального языка.Три ительменскихИтельменский язык, дошедший до наших дней, в действительности является одним из трех ительменских языков, существование которых было впервые засвидетельствовано в XVIII веке исследователем Камчатки С. П. Крашенинниковым. Сохранившийся язык определяется как западный ительменский, поскольку до недавнего времени был распространен на западном побережье Камчатки в местах компактного проживания ительменов в Тигильском районе (Тигиль, Седанка, Ковран, Хайрюзово, Усть-Хайрюзово) и Палане.Вплоть до ХХ века группы ительменов, говоривших на разных ительменских языках, проживали на западе, севере и юге полуострова. Языковое своеобразие западного ительменского языка было обусловлено контактами с коряками, северного с чукчами и коряками, а южного с айнами. Южные ительмены даже занимали северные Курильские острова, где вступали в смешанные браки с айнами. При этом ительменские языки значительно различались на лексическом уровне: лишь треть лексикона имела сходства.1
Покорение Камчатки русскими сопровождалось притеснениями коренного народа, военными столкновениями и эпидемиями. Этническая территория ительменов сузилась до ареала западного побережья полуострова. Первые записи ительменских текстов на западном ительменском сделал В. И. Иохельсон в 19101911 годах; в тот период ассимиляция северных и южных ительмен достигла кульминации. Образцы речи северного и южного ительменских языков сохранились лишь в виде ранних словарных списков, насчитывающих до 200 слов.Диалектные различия: север и югСовременный западный ительменский язык делится на два диалекта: северный (седанкинский) и южный (напанский). Северный диалект представлен исключительно в селе Седанка, южный же включал в себя говоры ительменов, проживавших в Ковране, Хайрюзово и ныне закрытых поселках Напана, Утхолок, Сопочное, Белоголовое и Морошечное. Жители этих мест были переселены в села Тигиль и Ковран.
Северный диалект отличается от южного рядом регулярных фонетических соответствий. В частности, второму свойственна лабиализация: отдельные слова, маркированные на письме знаком лабиализации (), произносятся огубленно: аасх в северном диалекте аасх в южном (гнездо). Северный диалект более подвержен редукции, нежели южный. В нем наблюдается усечение конечных суффиксов: икэма в южном икэм в северном (короткий). В то же время в южном диалекте встречается больше соединительных гласных, которые позволяют огласовывать стечения согласных на стыке морфем. Носители описывают эти фонетические особенности следующим образом: северные говорят хлестко, быстро, часто, а у южных разговор долгий, они словно поют.
Наиболее полное системное описание ительменского языка было осуществлено А. П. Володиным на основе южного (напанского) диалекта.1За счет широкого распространения южный вариант представляет собой своего рода литературную норму ительменского языка. Однако последние знатоки ительменского языка являются преимущественно носителями северного (седанкинского) диалекта.Спорное происхождениеГенетическая принадлежность ительменского языка вызывает разногласия среди специалистов. Сторонники гипотезы дивергенции, или расхождения языков, представлены более традиционной школой (В. Г. Богораз, В. И. Иохельсон, С. Н. Стебницкий, П. Я. Скорик, О. А. Мудрак, М. Д. Фортескью, Б. Комри). По их мнению, ительменский и чукотско-корякские языки (чукотский, корякский, алюторский, керекский) восходят к одному праязыку и образуют чукотско-камчатскую языковую семью. Отличия ительменского языка от чукотско-корякских объясняются процессом дивергенции расхождения родственных языков под интенсивным влиянием некого субстратного исчезнувшего языка.Вторая точка зрения сводится к гипотезе конвергенции, или схождения языков; ее сторонниками были А. П. Володин и А. С. Асиновский. Согласно этой гипотезе, ительменский является языком-изолятом и генетически не связан с чукотско-корякскими языками. При этом многочисленные сходства этих языков представляют собой результат длительных языковых контактов.
Кто кого, кто в ком, два в одномРазличия ительменского и чукотско-корякских языков проявляются не только в лексике, но и в морфосинтаксисе языков. Индоевропейские языки являются языками номинативного строя: в них агенс стоит в номинативе, а пациенс в аккузативе. Чукотско-корякским языкам присуща отличная от номинативной, эргативная стратегия. Так, в чукотском языке агенс маркируется эргативным падежом, который формально совпадает с показателем инструменталиса (творительного падежа); пациенс же стоит в абсолютном падеже и не имеет соответствующего показателя.1Строй ительменского языка, в свою очередь, до конца не определен. В ительменском языке встречается структура, напоминающая эргативное кодирование, в которой агенс маркируется локативом, а пациенс абсолютивом:
Однако подобные употребления в ительменском языке сравнительно редки. Наиболее распространенным способом кодирования агентов действия является маркирование абсолютивом и агенса, и пациенса. Возможно, данная стратегия кодирования представляет собой переходный тип от эргативного к номинативному.
Чукотско-корякские языки относятся к числу полисинтетических: в этих языках возможна инкорпорация зависимых и главного членов в единую словоформу инкорпоративный комплекс. В чукотском языке возможны различные типы инкорпораций: атрибутивная (тупой-нож), объектная (нож-точи), адвербиальная (хорошо-точи) и даже смешанные типы (хорошо-тупой-нож-точи). В ительменском же языке инкорпорация не является продуктивным явлением, что существенно отличает его от чукотско-корякских. Случаи употребления инкорпорации в ительменском языке единичны. Например, в инкорпоративном комплексе кель-юнъюхч (пестрый-кит) интегрировано прилагательное, в комплексе книни-итии (твой-брат) притяжательное местоимение, а в инкорпорации к-нан-айпх (распори-брюхо) фигурирует объект нан (брюхо).Языковое строительство: считаем до трехВ Советском Союзе 1930-е годы стали эпохой активного языкового строительства. Для бесписьменных языков народов СССР создавались алфавиты, составлялись грамматики и словари, проводилась кодификация языковой нормы. Однако в отношении ительменского языка эти меры были малоуспешны, поскольку к тому моменту языковой сдвиг (процесс утраты ительменами этнического языка) шел уже полным ходом не в пример другим малым языковым сообществам, где национальный язык сохранялся как средство общения между представителями этноса.В 19321933 годах студенты-ительмены из Хабаровского техникума народов Севера под руководством Е. П. Орловой составили алфавит ительменского языка на базе латинской графики. Они использовали символы Единого северного алфавита и дополнительную диакритику: надстрочные ( ) и подстрочные (B , , ) знаки.
Та же исследовательская группа написала букварь и учебник арифметики на ительменском языке. Однако числительные, утраченные в языке и восстановленные по словарным спискам XVIII века, были уже непонятны носителям ительменского, счет сохранился только до трех: ни, кас, чо. Примечательно, что слова счет и считать происходят в ительменском от основы лух (палец). Как бы то ни было, латинский алфавит попал в опалу в 1935 году, когда президиум постановил перевести письменность северных народов на кириллицу.Тем не менее деятельность по созданию кириллической письменности для ительменского языка была развернута только спустя 50 лет. Действующий ительменский алфавит на основе кириллицы был утвержден Министерством просвещения РСФСР в 1988 году. Его разработкой занималась этническая ительменка, методист К. Н. Хайломова, совместно с лингвистом А. П. Володиным. В том же 1988 году был издан первый кириллический ительменский букварь.
Фонетика: много слюней выдувается через уголки ртаСреди согласных, характерных для всех языков чукотско-камчатской семьи, выделяются звуки, отраженные в алфавите как и . Увулярный взрывной [] отличается от широко распространенного [к] более глубоким местом образования в районе язычка (увулы). В своем методическом пособии К. Н. Халоймова творчески описывала способ образования этого звука: как будто травка застряла в горле, надо ее вытащить.1Альвеолярный боковой щелевой [] создается путем направления воздушного потока по бокам языка. В интерпретации составительницы алфавита как будто много слюней выдувается через уголки рта.В ительменском языке есть ряд согласных, которые отсутствуют в фонетическом составе чукотско-корякских языков. Это, например, звуки, обозначенные в ительменском алфавите буквами х и : первый из них аналогичен русскому [х], а второй образуется еще глубже, подобно увулярному []. В чукотско-корякских языках отсутствуют также абруптивные (смычно-гортанные) согласные, при произнесении которых в гортани между связками образуется смычка. В ительменском языке они есть и отражены в алфавите при помощи апострофа: к, , п, т, ч.Последнее место в ительменском алфавите заняла гортанная смычка, обозначаемая апострофом в алфавитах ряда языков и символом в Международном фонетическом алфавите. Смычка является самостоятельным звуком и играет в ительменском языке смыслоразличительную роль. Этот звук маркирует множественное число: рэвлан (сокол) рэвлан (соколы); тиннучэн (я накормил его) тиннучэн (я накормил их).Артикуляционную сложность в ительменском языке представляют невероятно длинные стечения согласных. Четыре-пять согласных звуков подряд далеко не редкость в ительменском языке; в основном такие стечения появляются на стыке морфем. Встречаются также последовательности из шести (тксхзукичэн он принес это) и даже семи согласных (кстккнан он прыгнул вниз). Кроме того, в ительменском языке существует дополнительная артикуляция лабиализация. Слова, перед которыми на письме стоит знак , произносятся с округленными и вытянутыми вперед губами. Лабиализация бывает смыслоразличительной: сис (игла) сис (трава).Морфология: склонение и спряжениеВ ительменском языке показатель множественного числа фигурирует только в четырех падежах из двенадцати: абсолютном, местном, направительно-дательном и звательном. Ряд именных словоформ в косвенных падежах может означать имя существительное как в единственном числе, так и во множественном. Так, число не очевидно без контекста в лишительном падеже (сисикэ без крыла, без крыльев), инструментальном падеже (кэлкэлэ голосом, голосами), назначительном падеже (п'э'cх для ребенка, для детей) и других.Необычной чертой ительменского глагола является то, что по умолчанию глагольная основа обозначает действие в прошедшем времени. Для выражения действия в настоящем времени добавляется показатель настоящего времени -с: ач (сидел) асч (сидит). Типы спряжения ительменского глагола варьируются в зависимости от наличия субъектов и объектов действия: субъектное (он приехал), субъектно-объектное с прямым объектом (он шьет это), субъектно-объектное с косвенным объектом (он дарит ему). Отрицательная глагольная частица в изъявительном и повелительном наклонениях различается: за аканка (не сердись) ам аканка (не сердился).Неотвратимый путь ассимиляции: мозна и нузнэАссимилятивные процессы под влиянием русскоязычного населения затронули ительменский язык как на уровне лексики, так и грамматики. Стоит отметить, что категория рода в ительменском не развита. Так заимствованные из русского языка прилагательные вроде бравой (хороший) проникли в ительменский язык в мужском роде. Более того, при согласовании определения (свэзой свежий) с определяемым словом (эньч рыба) в инструментальном падеже прилагательное выступает не в ительменской форме на -, а в русском творительном падеже: сwэзим эньчэ (свежей рыбой).Из русского языка был также заимствован показатель сравнительной степени прилагательных -цэйэ/-цэй (как в ловчее). С его помощью от ительменской основы образуется сравнительная форма прилагательного: тхун (темный) тхунцэйэ (темнее); плах (большой) плахцэй (больше). Наиболее проницаемой для заимствований в ительменском языке оказалась категория наречий. Отдельные русизмы в ительменском достаточно легко интерпретировать: эсчэ лутсэ (еще лучше), зиво (живо, быстро), залка (жалко), фчора (вчера), дотопэра (до сих пор). Другие менее очевидны: затпэтки (задом наперед), трук (вдруг), часит (сейчас), дивнэ (долго).На основе анализа богатого союзного инструментария чукотско-корякских языков британский лингвист Бернард Комри делает заключение, что союзы, заимствованные в ительменский из русского (а, а то, чем, что, чтобы, да, да и, если, то ли), не заполнили в языке лакуну, а заместили исконные ительменские союзы.1Пожалуй, единственный ительменский союз, который сохранился к началу ХХ века, йэпх (хотя).Заимствованные глаголы оформляются по правилам грамматики ительменского языка. Существует группа глаголов, в которых к заимствованной основе добавляются ительменские показатели: суйитики (суетиться), молотики (молотить), хоронэс (хоронить), свата'кас (свататься), спасэбас (благодарить), эчэкас (лечить). В других случаях глагол заимствуется в форме инфинитива, а словоизменение происходит в вспомогательном глаголе: простит ээс, вэрит ээс, назначит ээс, спасит ээс. Кроме того, используются заимствованные модальные глаголы: нада (надо), нузнэ (нужно), мозна (можно).С точки зрения фонетической интерференции имело место и обратное явление влияние ительменского языка на русский. Русская речь камчадалов, потомков старожильческого русского населения Камчатки, и обрусевших ительменов имела смягченное пришепётывающее произношение с особой ительменской интонацией и ритмикой. Сейчас подобный акцент сохранился у единиц из числа старшего поколения ительменов.Контакты с соседямиОсобо интенсивные контакты были у северных (седанкинских) ительменов с коряками. Это нашло отражение в лексических заимствованиях: митив (завтра), нирвуин (острый), нитвуэн (сильный), анок (весной), мейи (достаточно). Встречается также образование множественного числа при помощи суффикса -т, сопоставимого с корякским показателем двойственного числа: вэтатьлан (работник) вэтатьлат (работники). Кроме того, сослагательное наклонение в ительменском представляет собой чукотско-корякское заимствование.Влияние чукотского языка также прослеживается в заимствованиях аме'ан (потихоньку, скрытно), ун (вдруг, внезапно), пто (обильно, как следует). Примечательно, что одна сказительница-ительменка употребляла в рассказе чукотское слово талятал для обозначения силсил (толкуши, традиционного кушанья ительменов), объяснив это тем, что заучила сказку от матери слово в слово. Наконец, заимствования из айнского языка в современном западном ительменском единичны: урилвич (баклан), марэк (крюк на конце копья). Их было значительно больше в ныне вымершем южном ительменском.Чухчух и кэпкэпВ ительменском языке очень частотна редупликация удвоение корней. Редупликация служит одним из средств выражения единственного числа: кэпкэп (зуб) кпэн (зубы), к'уфк'уф (коготь) кфин (когти). Односложные корни повторяются полностью (атхатх свет, коткот широкое место, кункун кедровая шишка), а двусложные частично (кэлмэкэл черемуха, мисхумис лебедь). Зачастую редуплицированные существительные обозначают абстрактные понятия (чунчун темнота, пилвэпил голод), органы и части тела (понтапонт печень, омлоом костный мозг) и природные понятия (чухчух дождь, палапал лист, т'имт'им дым, пар, ныннын кипрей). Есть даже один случай трипликации утроения корня: хархархар (гром, грохот).В лексике также отразились необычные гастрономические предпочтения ительменов. Старики вспоминают, что раньше главным лакомством были рыбьи головы (по-ительменски хэвлыч), которые ели сырыми. В одной сказке бог-ворон Кутх тайком от жены отрывал рыбьи головки и носил их любовнице-лисе. Словом кчла обозначали вкус квашеных рыбьих головок. Есть в ительменском понятие вкусового ощущения ик'схула вызывающий жажду, но не вяжущий, не терпкий, не кислый и не соленый. Питущий так перевела это слово одна информантка.Кроме того, ительмены употребляли в пищу корни сараны (по-ительменски эфк), известной также как царские кудри и лилия кудреватая. Примечательно, что название этого растения совпадает с ительменским словом влагалище женщины (эфк). Другой примечательный факт из растительной лексики: ительменские пожилые супруги ласково называли друг друга словом кэйукай это уменьшительно-ласкательная форма от слова кэйук (чага, моховой нарост на березе).Что читать и смотреть о детях КутхаВ силу непростой истории ительменскому языку не удалось стать языком с богатым литературным наследием. Однако познакомиться с творчеством народа можно через сказки о вороне Кутхе, собранные В. И. Иохельсоном в 19101911 годах. Сами ительмены называют себя детьми Кутха.На сайте проекта Фонда культуры народов Сибири доступны труды исследовательской группы: историко-этнографическое учебное пособие по ительменскому языку и семь видеофрагментов ительменской речи.Японский лингвист Чикако Оно и ее коллеги подготовили электронный словарь ительменского языка, в который вошли архивные материалы А. П. Володина и А. С. Асиновского.Неоценимый вклад в сохранение и ревитализацию ительменского языка вносит активист В. В. Рыжков. Он не ительмен, но выучил язык от уже ушедших носителей и теперь преподает его на курсах в Камчатской краевой научной библиотеке им. С. П. Крашенинникова в Петропавловске-Камчатском. Рыжков перевел на ительменский язык Евангелие от Луки. Издание с параллельным переводом на русский язык доступно на сайте Института перевода Библии.Антропологию ительменов в Университете Айовы изучает Т. С. Дегай, ительменка, внучка В. В. Петрашевой, исследовательницы истории и культуры северных народов. C работами Т. С. Дегай можно познакомиться на сайте Google Scholar.Полный список научных изданий по ительменскому языку и культуре доступен на сайте проекта Института этнологии и антропологии РАН.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 10.03.2021 12:11:32
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru