Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Ижорский язык

Карелы, финны, ингерманландцы, талапанцы, ингарос все это названия народа ижора, бытовавшие в разное время у самих ижорцев и их соседей. В бурный XX век ижорский язык вместе с его носителями разметало по разным странам и диаспорам, а создателей его письменности расстреляли, но, несмотря ни на что, до сих пор остаются люди, которые помнят свой этнический язык. В ижорском есть кратконачальные геминаты, категория числа у числительных, а кроме указательных местоимений тот и этот существует третье, промежуточное. Об истории ижоры, языковой лояльности и самобытных чертах ижорского языка рассказывает лингвист Татьяна Агранат.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Кстати, если выхотите увековечить ваш язык висторииприсылайте намаудиозаписи систориями отрадиционном национальном блюде, ремесле или вашем городе.Раньше ижорцы, как и другие прибалтийские финны, называли свой язык maa keeli (язык земли); вместе с карелами они также именовали свой язык карельским (karjala keeli). Сейчас ижорцы продолжают называть родной язык по-разному: iorin keeli (ижорский язык), inkerin keeli (ингерманландский язык), oma keeli (собственный язык), uomen keeli (финский язык). На рубеже III тысячелетий нашей эры предки современных ижорцев, отделившись от других карел, ушли с Карельского перешейка и отправились на запад вдоль южного побережья Финского залива. К XII веку они достигли сегодняшних мест проживания, где уже жила водь древнейшее известное население этих земель. Ижорцы расселились чересполосно с водью.Старое самоназвание ижоры karjala (карелы) сохранялось до середины XX века; в текстах, записанных в то время от носителей, встречается только такой этноним.1 Так же ижорцев в прошлом именовала и водь. Сегодня ижорские информанты представляются лингвистам по-разному: inkerilin (ингерманландец), uomalain (финн), талапанец последний появился из уничижительного экзоэтнонима. Некоторые исследователи считают, что современный этноним ижора связан с названием притока Невы, реки Ижора, на которой ижорцы жили раньше.1Исторически часть современной Ленинградской области между Нарвой и Невой называлась Ингерманландией, или Ижорской землей. В 1220 году в хрониках Генриха Латыша эта территория впервые называется Ингарией, а ее жители ингарос. О происхождении названия Ингерманландия (у русских в летописях 12401241 годов Ижора или Ижера; у шведов и немцев Ingermanland) существует несколько теорий. Согласно одной из них, это производное слово от названия племени ижора, которое, в свою очередь, получило наименование от реки Ижоры (прибалтийско-финское название реки Inkerijoki, букв. река Инкери). Некоторые исследователи считают объяснение, связанное с названием реки, более достоверным.1Другим наиболее аргументированной представляется точка зрения А. Шёгрена о том, что это название восходит к имени супруги Ярослава Мудрого.1Согласно этой версии, киевский князь Ярослав Мудрый, женившись в 1019 году на дочери шведского короля Олофа Скотконунга Ингегерде, подарил ей на свадьбу район Старой Ладоги с окрестностями. Таким образом, сначала именем его владелицы были названы окрестности этого города, а впоследствии, с расширением территории, так стала называться и вся местность. В пользу этой гипотезы, видимо, говорит тот факт, что этноним карьяла сохранялся вплоть до недавнего времени, а более позднее название (и самоназвание) ижорцы, судя по всему, и означает жители Ингерманландии. То есть не область получила название по этнониму, а наоборот. Еще один аргумент: после заключения в 1617 году Столбовского мирного договора на эту территорию переселились также и финны, потомки которых до сих пор проживают в нескольких деревнях. Их называют финны-ингерманландцы, ингерманландские финны, по-фински inkerilaiset (ингерманландцы, жители Ингерманландии).
История и исследование ижорского языкаВплоть до начала XX века в общении ижоры и води использовался именно ижорский язык. Причиной послужил больший престиж ижорского по сравнению с водским; кроме того, водь в историческое время была гораздо малочисленнее ижоры. В целом водский и ижорский языки взаимопонимаемы, так как они близкородственные: водский относится к южной ветви прибалтийско-финской подгруппы. Особенно близок водскому нижнелужский диалект, поскольку он распространен на водском субстрате. Престиж ижорского языка создавал уникальную ситуацию: если в водскую семью приходила молодая жена-ижорка, все члены семьи, включая самое старшее поколение, начинали говорить по-ижорски. Это в конечном итоге привело к вытеснению водского языка ижорским.1 Даже в конце XX века при общении води и ижоры кодовое переключение происходило только на ижорский.1Начало исследованию ижорского языка положил финский лингвист В. Поркка. В труде Об ижорском диалекте 1885 года он дает обзор всех четырех ижорских диалектов.1Дело в том, что еще в середине XX века финские лингвисты не признавали за ижорским статус самостоятельного языка и пользовались термином ижорские диалекты правда, не уточняли, какого языка. Эстонский лингвист А. Лаанест, исследовавший этот идиом с 1960-х годах, настаивал на том, чтобы считать его самостоятельным языком; такая точка зрения и утвердилась в науке.Монографического описания ижорского языка до сих пор не существует. В труде Поркка довольно кратко представлена фонетика и образцы грамматических парадигм. Лаанест опубликовал небольшое лингвогеографическое исследование 70 фонетических и грамматических явлениий по материалу, собранному им в деревнях, где был распространен ижорский язык.1Ему же принадлежат описания языка, выполненные на базе сойкинского и хэваского диалектов.1 Образцы речи были опубликованы П. Аристэ.1 Существует ижорско-финский словарь.1Уже первый исследователь ижорского языка, В. Поркка, отмечал ускорение сдвига в пользу русского языка. В качестве причины он называл близость Санкт-Петербурга и все более активную миграцию населения в город, а также обучение ижорских детей в народных школах на русском языке; поскольку ижорцы были православными, видимо, имеются в виду церковно-приходские школы. Поркка писал, что в некоторых местах уже тогда, в 1880-х годах, русский язык являлся разговорным языком молодых людей, в то время как свой родной язык они применяли с трудом.1Ижорцы в XX веке: письменность, война и выселениеИжорский язык обрел письменность в 1930-е годы, во время языкового строительства. В 1932 году доцент кафедры финно-угорских языков Ленинградского государственного университета В.И. Юнус, не будучи носителем ижорского языка, создал для него алфавит на базе латиницы. В 1933 году он написал букварь, взяв за основу сойкинский диалект. Однако быстро выяснилось, что носители нижнелужского диалекта плохо понимают этот вариант письменного языка; носители оредежского и хэваского диалектов сильно обрусели и, как считалось в те годы, в ижорской письменности не нуждались.1 Тогда Юнус совместно со студентом ЛГУ и носителем ижорского языка Н.А. Ильиным разработал новый букварь, вышедший в 1936 году.1
В 1930-е годы ижорский преподавался в начальной школе, вышло около 30 учебников и учебных пособий по ижорскому, в том числе грамматика ижорского языка для школьников, учебники по географии и арифметике для 14 классов, книги для чтения, пособия для учителей.1Но в 1937 году государственная языковая политика резко поменялась, учебники были изъяты и уничтожены, В. И. Юнус и Н. А. Ильин расстреляны. Одна информантка, представительница нарвской диаспоры, рассказывала, что ее родная тетя была референтом советского политического деятеля С. М. Кирова и поведала тому о существовании телячьего языка ее родного ижорского. Эта женщина была искренне убеждена, что чем быстрее уничтожат такие отсталые языки, тем скорее наступит мировая революция.Если, по данным П. Кёппена, в 1848 году ижорцев было 17,8 тысячи человек,1 то в первой советской переписи 1926 года их стало меньше 16,1 тысячи. После Второй мировой войны численность ижорцев, как и всех коренных народов Ингерманландии, резко сократилась. В 1943 годы немцы насильно выселили в Финляндию все прибалтийско-финское население Ингерманландии: водь, ижорцев и ингерманландских финнов. Когда в 1944 году их отпустили, разрешение вернуться домой получили только вдовы и сироты погибших в Великой Отечественной войне. Они, однако, не имели права селиться в собственных домах, если те находились в деревнях на побережье Финского залива, и были вынуждены переехать в глубь материка.Остальные ижорцы были выселены в различные области России, что, разумеется, не способствовало сохранению языка. После 1953 года им было разрешено вернуться, но сделать это смогли далеко не все. Довольно большая ижорская диаспора, в которой до последнего времени сохранялся язык, образовалась в Нарве, поскольку после войны появилось много рабочих мест на Кренгольмской мануфактуре. По первой послевоенной переписи населения 1959 года, ижорцев было всего 1100 человек, то есть их количество уменьшилось на порядок. По данным на 2010 год, ижорцев в России осталось 266 человек.Сохранность ижорского: языковой нигилизм и День рыбакаСогласно Всероссийской переписи населения, десять лет назад ижорским владело 123 человека. Важно отметить, что уровень владения в данном случае не проверялся; по экспертным оценкам, количество хорошо владеющих ижорским языком составляет не более половины этого числа. Кроме того, недавнее социолингвистическое обследование в местах компактного проживания ижорцев показало, что этой переписи вообще трудно доверять.1В выборку попало в основном старшее поколение, так как в местах исконного распространения языка, как и везде в сельской местности, средний возраст высокий. Согласно исследованию, в настоящее время ижорским языком активно владеет только старшее поколение. Владеющие пассивно есть даже среди поколения родившихся в 1960-х годах, причем некоторые из них утверждают, что до школы по-русски вообще не говорили. Тем не менее сейчас они испытывают затруднения при порождении спонтанных текстов на ижорском языке и соглашаются поддерживать разговор по-ижорски только с представителями старшего поколения.В ходе исследования выяснилось, что 61,1% респондентов-ижорцев до школы говорили только по-ижорски, 22,3% по-ижорски и по-русски, 16,6% только по-русски. В начальной школе 44,4% говорили по-ижорски и по-русски, 55,6% только по-русски. Те, кто успел поучиться в школе на ижорском языке, в выборку по понятным причинам попасть не могли. В средней школе все респонденты говорили только по-русски. Ответ на вопрос, на каком языке респонденты говорят с соседями и друзьями, был неожиданным: во всех случаях по-русски, даже с ижорцами. Социолингвистическое анкетирование проводилось одновременно и среди води, и среди ингерманландских финнов, но только ижорцы продемонстрировали такой языковой нигилизм.Ответы на вопрос На каком языке Вы говорили (говорите) с родителями? распределились таким образом: 89% только по-ижорски, 5,5% по-ижорски и по-русски и 5,5% только по-русски. Здесь ижорцы опять же выделились: среди представителей других этносов только по-русски с родителями не разговаривал никто. С супругами подавляющее большинство (89%) разговаривают только по-русски; причиной этому послужили межэтнические браки. С детьми, в том числе со взрослыми детьми, по-русски разговаривают 94,5% ижорцев и только 5,5% на обоих языках.Ответ на вопрос о родном языке особенно интересен из-за субъективности самого понятия. Терминологически это язык, выученный в раннем детстве и продолжающий использоваться, однако, как известно, многие называют родным этнический язык, и это никак не коррелирует со знанием языка. Только 38,8% опрошенных ижорцев назвали ижорский своим родным языком, 61,2% сказали, что их родной язык русский. Среди представители соседних народов значительно больший процент респондентов назвал родным свой этнический язык, хотя уровень владения языком у них в среднем не выше.На вопрос о том, хотели бы респонденты, чтобы их язык преподавался в школе, ижорцы в очередной раз продемонстрировали низкую языковую лояльность: в отличие от представителей соседних этносов, большинство (38,8%) ответили отрицательно, 33,3% положительно, а остальным и вовсе все равно. Отвечая на вопрос о том, какие языки надо знать им самим и их детям, все респонденты назвали только русский, проявив значительно более низкий уровень языковой лояльности, чем соседи.Что касается ижорского фольклора, сейчас сохраняются только малые жанры: детские стишки, считалочки и другие; сказок не помнит никто. Один из информантов, родившийся перед началом Второй мировой войны, объяснил, что сегодняшние носители ижорского языка совсем не знают сказок, так как во время войны бабушки так сильно переживали, что им было не до рассказывания детям сказок. Сегодня существуют детский и взрослый фольклорные коллективы, члены которых выучивают песни, сохранившиеся в старых аудиозаписях. Однако практически никто из них не знает языка, перевод песен иногда знают лишь приблизительно, а слова произносят с русским акцентом. Исполняют ижорские песни на главном этническом празднике Дне рыбака. Рыбная ловля издавна была основным промыслом ижорцев, а потом стала и главным производственным занятием.Строй языка: туда, сюда, оттудаИжорский язык во многом схож с близкородственными прибалтийско-финскими языками: разветвленной падежной системой за счет большого количества пространственных падежей; наличием специального падежа партитива; наличием послелогов и небольшого числа предлогов; отсутствием категории рода; наличием специального отрицательного глагола, с помощью которого выражается отрицание смыслового глагола в предложении; сохранением агглютинации в словоизменении, но и наличием при этом морфонологических чередований в основе. Однако в ижорском языке есть и самобытные черты.В частности, в фонологии противопоставлены не только одиночные и удвоенные согласные (геминаты), но и так называемые кратконачальные геминаты очень редкое явление в языках мира. Например, слово tapa (обычай) с одиночным p отличается по смыслу не только от слова tappa (убивает) с удвоенным p, но и от глагола в словосочетании ei tappa (не хватает), в котором p длиннее одиночного, но короче двойного. Правда, такое противопоставление сохраняется только у самых пожилых носителей; более молодые уже не распознают простые и кратконачальные геминаты и считают эти слова омонимами, различимыми исключительно в контексте.Еще одна интересная фонетическая черта ижорского языка это наличие так называемых полузвонких согласных. Для носителя языка с фонологическим противопоставлением глухих и звонких согласных (например, русского) возникает нетривиальный эффект: одни и те же согласные в одном и том же слове у одного и того же информанта могут слышаться то как звонкие, то как глухие. Так может произойти, например, с согласными в словах pa[d]a (горшок), ha[b]an (кислый).В ижорской морфологии есть довольно экзотическое явление, которое присутствует даже не во всех близкородственных языках, категория числа у числительных. Ижорские числительные могут иметь форму единственного и множественного числа. Числительные в единственном числе употребляются для обозначения количества единичных предметов, а во множественном для обозначения парных предметов. Например, предложение Hnel on neljt saapahat означает У него четыре пары сапог, но перевести его буквально невозможно: получится что-то вроде У него четверо сапог. Слово пара в оригинале отсутствует, а слова сапоги и четыре стоят в форме множественного числа.В самом старом описании ижорского языка, сделанном финским лингвистом Поркка в 1885 году, приводятся три указательных местоимения: tm (этот, находящийся максимально близко от говорящего), se (тот, находящийся дальше от говорящего) иtoo (тот, находящийся далеко от говорящего). Там же даны соответствующие им серии указательных наречий: наиболее близко от говорящего tss (здесь), th (cюда); дальше от говорящего seel (там), seelt (оттуда), sinne (туда); совсем далеко от говорящего tooal (там), toolt (оттуда), toolle (туда). В XX веке Лаанест отмечает в хэваском диалекте, в настоящее время вымершем, только указательные местоимениями tm (этот), too (тот) и наречия ts (здесь) и toos (там).В сойкинском диалекте Лаанест обнаруживает три указательных местоимения, различаемых по степени удаленности от говорящего: tm (здесь находящийся), se (этот) и too (тот). Современные носители сойкинского диалекта, как показывают полевые исследования, отрицают наличие местоимения too; у них противопоставляются только указательные местоимениями tm (этот) и se, которое имеет значение тот. Соответственно, исчезла и серия наречий, которая в прошлом указывала на максимальную удаленность от говорящего. Однако интересно, что у них появилось несерийное наречие tnne дальше по отношению к говорящему, чем th (сюда), но ближе, чем sinne (туда).ЛитератураАгеева Р.А. 2002 Ижорский язык // В.П. Нерознак (ред.) Языки народов России. Красная книга. Энциклопедический словарь-справочник. М., 2002. С. 75-79.Агранат Т.Б. 2016 Сравнительный анализ грамматических систем прибалтийско-финских языков: принципы интрагенетической типологии. М., Языки народов мира, 2016.Агранат Т.Б. 2019 Ижорский херитажный язык В.И. Рассадина // Актуальные проблемы монголоведных и алтаистических исследований. Материалы III Международной научной конференции. Элиста, 2019. С. 423-424.Агранат Т.Б. 2020 Контакты в Ингерманландии в прямом наблюдении // Родной язык. Лингвистический журнал, 2020, 1. С. 172-189.Крючкова Т.Б. 2003 Ижорский язык // В.Ю.Михальченко (ред.) Письменные языки мира. Языки Российской Федерации. Социолингвистическая энциклопедия. М., 2003. С. 164-173.Кузнецова А.И. 1997 Создание и становление письменности как социолингвистическая проблема (на примере миноритарных языков уральской языковой семьи) // Малые языки Евразии: социолингвистический аспект. Сборник статей. М., 1997, С. 44-63.Лаанест А. 1966 Ижорские диалекты. Таллин, 1966.Лаанест А. 1966 Ижорский язык // Языки народов СССР. Т. 3. Финно-угорские и самодийские языки. М., 1966. С. 102117.Лаанест А. 1993 Ижорский язык // Языки мира. Уральские языки. М. С. 5563.Сарессало Л. 2003 Ингерманландия: рассказ о народах и культуре Ингерманландии. Тампере-СПб., 2003.Седов В.В.1953 Этнический состав населения северо-западных земель Великого Новгорода (IX XIV вв.) // Советская археология XVIII, М., 1953. С. 207-214.Фасмер М. 1986 Этимологический словарь русского языка. Т. I. М., 1986.Ariste P. 1960 Isuri keeleniteid // Keele ja kirjanduse instituudi uurimused. Т. V. Tallinn. Р. 768.Erdeli V.G., Terehova L.G. 1936 Geografia. Osa 1-2. M.-L., 1936.Iljin N.A., Junus V.I. 1936 Bukvari. Isoroin kouluja vart. M.-L., 1936.Junus V.I. 1936 Ioran keelen grammatikka. Morfologia. Opettaijaa vart. M.-L., 1936.Kppen P. 1867 Erklrender Text zu der ethnographischen Karte des St.-Petersburger Gouvernements. St.-Petersburg, 1867.Nirvi R.E. 1971 Inkeroismurteiden sanakirja. Helsinki, 1971.Popova N.S. 1933-1934 Arifmetikan oppikirja. Alkua oppia vart. Osa 1-2. L., 1933-1934.Popova N.S. 1937 Arifmetikan oppikirja. Alkuoppia vart. Osa 3. L., 1937.Porkka V. 1885 Ueber den ingrischen Dialect mit Bercksichtigung der brigen finnisch-ingermanlndischen Dialekte. Helsingfors.Tsvetkov D. 1925 Vadjalased // Eesti keel. IV. 1925. P. 3944.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 09.03.2021 10:02:27
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru