Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Естественно-научный подход к культуре

С конца XVII века, когда были основаны крупнейшие научные общества вроде британского Королевского общества, мир знаний разделился на естественные науки, объектом изучения которых была природа, и гуманитарные науки, связанные с миром культуры тем, что создано человеком. Может ли культура стать естественной наукой и какую роль в этом сыграют современные технологии, рассказывает эволюционный биолог Арман Леруа.Что объединяет культуру и эволюционную биологиюРазделение на естественные и гуманитарные науки можно увидеть во всех университетах, поскольку до сих пор существуют естественно-научные институты и факультеты, гуманитарные и где-то между ними социальные. Имперский колледж Лондона полностью посвящен естественным и точным наукам, а за углом расположен Королевский колледж искусств, который с нами никак не связан.Эти две области человеческого знания четко разделены, но я думаю, что это неправильно: мир культуры и мир природы должны изучать одни и те же люди с применением естественно-научных подходов. Культура должна стать естественной наукой. Как такая наука должна выглядеть? Я эволюционный биолог, так что вряд ли вы удивитесь, если я скажу, что новая культурология должна быть похожа на эволюционную биологию. Причины тому довольно просты: у культуры и живых организмов, которые изучает биология, есть много общего того, что выделяет их среди всех остальных предметов и явлений.Первое сходство состоит в их разнообразии. Если вы придете в лес или на коралловый риф, вы увидите то, что так восхищает биологов, в особенности эволюционных, и мотивирует их на исследования: невероятное разнообразие, ощущение единства в многообразии видов рыб, кораллов, моллюсков Это нас вдохновляет, мы ищем объяснение такому разнообразию.Есть еще один класс явлений и объектов, который столь же разнообразен, это, конечно, культура. За примером не надо далеко ходить, достаточно просто посмотреть на книжные полки за моей спиной: все это предметы культуры. Каждую из этих книг написал один или несколько авторов, и суммарно у меня здесь несколько тысяч томов, однако это только мизерная доля от всех когда-либо написанных книг. Другой пример музыка. Пару лет назад я бы сказал, что у нас может быть несколько сотен CD или, скажем, 10 000 треков на iPod, но сейчас у нас есть доступ к 30 миллионам песен на iTunes или Spotify. А кроме этого есть и собственно научная литература миллионы миллионов миллионов миллионов научных статей. Все это предметы культуры, и они бесконечно многообразны.Второе сходство между предметами культуры и живыми организмами состоит в том, что о них можно задать вопрос: Зачем это существует? Нельзя спросить, зачем существует луна или звезды: они просто есть и не решают какую-то задачу. Но с организмами и предметами культуры дело обстоит иначе.Есть еще третье сходство между ними: и культура, и живые организмы это результат изменений в потомстве, как сказал Дарвин. Когда развивается биологический вид, он развивается не из ничего, а из другого вида, а когда рождается ребенок, он не собирается с нуля: у него есть родители. Именно перенос генетической информации от одного поколения к другому, от одного вида к другому порождает мутации и рекомбинации, которые обеспечивают разнообразие организмов.То же самое верно и для культуры. Когда мы создаем предмет культуры пишем книгу или научную статью, проектируем двигатель самолета или снимаем фильм, мы никогда не начинаем с нуля. Мы всегда заимствуем идеи и концепции других людей, а затем смешиваем их и получаем что-то новое. Это тоже изменения в потомстве, и это обеспечивает разнообразие предметов культуры. Вот почему я считаю, что к культуре нужно подходить как к естественной науке и что культура должна изучаться аналогично эволюционной биологии.Новая культурологияВ чем же будет заключаться эта наука? Как мы будем изучать культуру? Ответ прост: с применением численных измерений. Впервые в истории нам доступны практически все культурные достижения всего человечества, поэтому сегодня стало возможно создать такую науку. Когда я был маленьким, мы могли слушать очень мало песен, но теперь нам доступны 30 миллионов песен. И мы скачиваем на планшеты все когда-либо изданные книги, а значит, не можем уже позволить себе изучать их традиционно по одной, внимательно читая каждую, сравнивая одну книгу с другой, одну картину с другой, выстраивая ограниченные нарративы, основанные на эволюции искусства от одной великой работы к другой, от одного великого художника к другому.Теперь, когда у нас есть такая возможность, нам нужно изучить все предметы культуры, а единственный способ это сделать обработать их автоматически, поскольку люди самостоятельно не могут осилить такие объемы. Нам нужно делегировать эту задачу компьютерам, и именно это сейчас и происходит: ряд ученых, и я в том числе, работают над методами автоматического прочтения предметов искусства. Это мир машинного обучения. Нам нужно свести все это поразительное культурное разнообразие к числам, а после сможем выделять в них статистические закономерности и строить математические модели, а это значит, что мы получили естественную науку и смогли вырвать культуру из лап гуманитарных наук.Иногда я думаю, что естественники, вооруженные новыми инструментами, уничтожат гуманитарные науки. Но иногда я настроен более великодушно и думаю: нет, они станут нашими партнерами, ведь они знают эту область, они понимают, что все это значит, но у нас есть машины, числа, инструменты. Полагаю, в ближайшие годы мы вместе увидим взрывной рост исследований человеческой культуры.Суть нашей задачи состоит в том, что нам нужно научиться автоматически читать все эти предметы культуры, и единственный способ это сделать использовать компьютеры. Например, можно научить компьютеры распознавать определенные объекты в рамках машинного обучения технологии, которая используется для распознавания лиц и управления беспилотными автомобилями. Но мне неинтересно учить автомобиль ездить без водителя я хочу научить компьютер распознавать тюльпаны.А хочу я научить его распознавать тюльпаны потому, что мне очень интересна изникская керамика прекрасные керамические изделия, созданные турецкими мастерами в XVXVI веках. Они покрыты изображениями тюльпанов, гвоздик, зубчатых листьев и многих других чудесных мотивов, некоторые из которых пришли из Китая, а некоторые из Ирана. Существуют тысячи образцов изникской керамики. Если вы поедете в Стамбул, вы увидите, что стены мечетей покрыты этими мотивами. Разумеется, искусствоведы их изучали, однако каждый рассматривал только небольшую их часть, а я хочу все сфотографировать, загрузить в компьютер и попросить его распознать фотографии и сказать мне, что на них изображено, и тогда мы сможем все посчитать. Мы уже это делаем.Разумеется, это только один проект, посвященный керамике и эволюции орнаментов, в принципе такой подход можно применить к чему угодно. У меня есть собрание из 200 000 полотен голландских художников, то есть вся история голландской живописи, и я знаю, как распознать, что изображено на картинах, чтобы описать эволюцию пейзажей (или, например, тюльпанов, потому что так получилось, что голландцам они тоже нравятся). Доступные сегодня технологии расширяют возможности человека к усвоению невероятного разнообразия культурных предметов, которые наполняют наш мир.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 05.03.2021 12:19:37
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru