Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Университет в эпоху постмодерна

Британский социолог Зигмунд Бауманописывал современность, предполагая, что общество, которое он характеризовал как текучее и изменчивое, сейчас лишено традиционных ориентиров: у нас нет больше сверхсмыслов, исчезла определенность, которая была присуща традиционному обществу. Каков университет в эпоху постмодерна и чем он может быть в современном мире, рассказывает философЖюли Реше.Этот материал часть гида Альма-матер, который мыделаем вместе сТюменским государственным университетом.Университет и традиционный укладВ интерпретации Лиотара в эпоху постмодерна потеряно доверие к традиционным ценностям, к метанарративам, то есть всеобъясняющим историям. Мы менее способны верить в религиозную картину мира, предполагавшую определенность, которая детерминировала наш жизненный уклад и регулировала социальные институты. Однако в обществе постмодерна, в текучей современности, у нас больше нет возможности всему этому доверять. Мы оказались неспособны жить в традиционном укладе, поэтому современному человеку свойственна тревожность, потерянность, чувство неопределенности. Встает вопрос о том, как тогда возможен современный университет, поскольку университет является традиционной институцией: его становление относят к периоду Средних веков, и как институция он существует 800 лет.Университет появился в религиозном контексте и был связан с государством, церковью, поскольку университеты, как правило, основывали короли и папы. Изначально он был частью духовного образования, когда учебные дисциплины преподавали монахи. В чем-то университет похож на церковь: в нем есть иерархия передачи неких знаний, которые потом должны проверяться, а также иерархия преподавателей и студентов, титулы и даже ритуалы все это напоминает о том контексте, в котором оформился университет. Насколько эта традиционная структура может прижиться, как она должна измениться, чтобы продолжить свое существование в современном мире? Может ли она в принципе существовать, приемлема ли она сегодня, когда мы больше не доверяем традиционному укладу и пытаемся от него отстраниться и когда чувствуем эту тревожность и находимся в ситуации неопределенности?Философские взгляды Питера Ципффе и экзистенциальная тоскаНаиболее подходящим языком для описания современного человека, как работает его психика и как он ориентируется в мире, является язык экзистенциализма, потому что экзистенциализм возник как предтеча общества постмодерна. Экзистенциальный язык предполагает, что мы говорим о человеке как таковом, который лишен своей сущности и предписываемых ему сверхсмыслов. Мы больше не знаем, кто мы, и пребываем в растерянности. Человек в экзистенциализме обречен испытывать тревогу. Нет никаких стабильных ориентиров сверх его существования, которые бы его определили, дали бы ему сущность.Радикальным и понятным экзистенциальным философом можно назвать Питера Цапффе. Как и все экзистенциалисты, он утверждал, что человеку свойственно чувство тревоги: он задается вопросами, на которые ответа найти не может, например о смысле своего существования, и, будучи неспособным найти эти ответы, обречен испытывать чувство тревоги.Интересно, что любая человеческая активность рассматривается Цапффе как побег от этой тревожности, изначальной депрессии, от которой мы в принципе не можем избавиться. Мы можем только находить способы отвлечься от нее, и это похоже на идеи Хайдеггера о том, что мы придерживаемся будничного уклада жизни, не задумываясь о ее смысле, чтобы приглушить свойственную нам как людям тревожность.Получается, что раз любая человеческая активность это побег от тревоги, на которую мы все-таки обречены, то университет как институция тоже является формой избегания. Очевидная форма побега церковь: это специальный институт, который ответит на все волнующие вопросы, например, предложит жизнь после смерти, модель поведения, следуя которой мы оказываемся хорошими, и разъяснит нам нашу сущность, кем мы должны быть и какими. Университет в этом плане тоже может рассматриваться как способ избавиться от тревожных ощущений: серьезные люди в мантиях даруют нам некие титулы; нам гарантируют, что полученное знание релевантно; есть иерархия титулов, по которой нужно продвигаться, а некоторые преподаватели становятся для нас авторитетом. Это тоже довольно удобная, комфортная структура.Проблема в том, что сознание человека, которое изначально было переразвито (что поставило его над остальными живыми существами), в постмодерне продолжает развиваться мы больше не можем скрываться от тревоги и потеряли способность доверять комфортным институтам. Теперь мы хотим то, что называется эмансипацией. Это этически замечательная вещь, но она может восприниматься как изобличение тревоги.Переосмысление университета Рональдом БарнеттомСовременный британский мыслитель в области педагогики Рональд Барнетт пытается переосмыслить университет, говоря экзистенциальным языком. Он задается вопросом, чем может быть университет в современном мире, учитывая, что текучую современность и тревожный, полный неопределенности мир. Неопределенность касается не только вечных ценностей, которые мы потеряли, но и профессий: неясно, к чему готовить студентов и релевантно ли готовить так много и долго без каких-либо гарантий, что эти знания и подготовка пригодятся им в дальнейшем.Барнетт утверждает, что западный университет умер, и пытается показать, каким он может быть в возрожденной форме, используя экзистенциальный язык. Университет у него тоже существует в состоянии неопределенности. Но если раньше он являлся способом убежать от тревожности, то теперь Барнетт утверждает, что быть студентом значит пребывать в состоянии тревоги. Университет требует сегодня от студентов проявления критического мышления принятия отсутствия неких конечных истин: чем больше мы познаем, тем больше у нас вопросов; чем больше проблем мы решаем, тем больше создаем проблем. И потому студенты обречены испытывать тревогу. Университет, по Барнетту, является местом, в котором студент формируется в тревожное существо и эту тревожность поддерживают и направляют.Но у Барнетта есть определенные проблемы с теоретизацией университета. Он говорит, что университет умер, потому что больше не соответствует своей миссии: раньше его первостепенной задачей являлось просвещение, университет должен был давать знания и истины. Но сейчас мы больше не верим в истины и в такое знание, которое кто-то кому-то может передать. Поэтому университет возрождается в другой, более неопределенной форме, которая соответствует современности. Проблема в том, что Барнетт, пытаясь возродить университет, не идет дальше в своих размышлениях: университет, в котором мы критически размышляем (что соответствует требованиям современного мира), является достаточно лицемерным местом, если мы находимся в рамках традиционной структуры. Если мы критически поразмышляли о какой-то проблеме и нам за это выдали диплом традиционного университета, получается, наши знания были подтверждены как правильные. Здесь есть немного лицемерия, и непонятно, возможно ли без этого лицемерия существовать университету.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 04.03.2021 14:17:56
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru