Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Кетский язык

Кетский, последний живой язык из енисейской семьи, относят к изолированным языкам, так как за последние пару веков он потерял всех близких родственников но, возможно, обрел дальних. Загадочный кетский язык овеян ореолом романтики даже в академических кругах настолько он не похож на остальные сибирские языки. Некоторые кетские глаголы могут выступать как целое предложение и включать в себя не только показатели прямого и косвенного дополнения, но и целые лексические основы. Живое дерево для кетов мужского рода, но, если его срубили, оно тотчас меняет род на средний. Знакомимся с кетским языком вместе с лингвистами Ольгой Казакевич и Андреем Нефёдовым.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Кстати, если выхотите увековечить ваш язык висторииприсылайте намаудиозаписи систориями отрадиционном национальном блюде, ремесле или вашем городе.Сегодня у кетского языка нет родственников в Сибири, он остался в одиночестве, хотя еще недавно был частью живой языковой семьи, семьи енисейских языков. В нее входили коттский, ассанский, аринский, пумпокольский и югский языки, носители которых проживали по течению Енисея. Большая часть этих языков исчезла в XVIII веке; последние носители коттского дожили до начала XX века, а в 1980-х годах ушел последний ближайший родственник кетского югский язык, употребление которого в последний раз зафиксировали около 50 лет назад.1 Так от целой семьи родственных языков и народов остались одни кеты.Однако не исключено, что вскоре у кетов найдется дальняя родня за океаном. В 2008 году американский лингвист Эдвард Вайда предположил родство енисейских языков с языками северо-американских индейцев на-дене. Несмотря на высокую вероятность такого родства, доказать его крайне сложно. Тем не менее недавние генетические исследования1делают гипотезу Вайды более приемлемой с точки зрения лингвистической компаративистики.Таким образом, гипотеза Вайды остается наиболее обоснованной из всех существующих теорий о родстве кетского языка с другими, а таких теорий немало. Некоторые из них стремятся притянуть друг к другу разные языки-изоляты: баскский, бурушаский и кетский. Другие указывают на параллели между енисейскими, северокавказскими и сино-тибетскими языками, объединяя их в одну сино-кавказскую макросемью. Гипотеза Вайды интересна тем, что, согласно ей, некоторые явления в языках на-дене объясняют изменения в кетском, а их родство основано на сходстве структуры енисейского праязыка и современных на-дене.1В таком случае можно предположить существование большой макросемьи, включающей сино-кавказские, енисейские и на-дене.Желание отыскать родственников кетского языка объясняется еще и тем, что в структурном отношении он абсолютно непохож ни на одного из своих сибирских соседей. Первое, что его отличает, глагольная парадигма, по структуре которой кетский как раз сопоставляют с североамериканскими языками. В то же время кетский белая ворона среди окружающих его сибирских языков совсем не выглядел бы таким на Дальнем Востоке: там как раз наблюдается сходная глагольная структура в чукотском, корякском и отчасти ительменском языках. Но кетский уникален не только морфологией: лингвисты отмечают интересные явления в кетском синтаксисе, а кетская фонетика примечательна тем, что в ней, в отличие от языков сибирского ареала, есть тоны.При этом современный кетский явно многое позаимствовал из языков соседей. И тюркские, и финно-угорские, и остальные енисейские языки, которые окружают кетский и с которыми он контактировал, типологически очень похожи: они агглютинативные, у них есть вокальный сингармонизм и суффиксальная структура глаголов и прилагательных. В предке кетского языка, реконструированном енисейском праязыке, около 2500 лет назад эти базовые черты кардинально отличались: были тоны вместо сингармонизма, префиксы вместо суффиксов в глаголе, а сам глагол был полисинтетическим, то есть включал показатели лица, числа и рода субъекта и объекта действия. Ничего подобного в соседних языках нет, и это свидетельство того, что праенисейский язык изначально от них отличался.Причиной такой типологической адаптации может быть то, что среди носителей других языков кетский известен как очень трудный в изучении. Из-за общепризнанной сложности родного языка, вероятно обусловленной как раз сложностью глагольной парадигмы, кеты чаще выучивали языки соседей, в частности селькупов. Поэтому в настоящее время многие кеты знают селькупский, в то время как только некоторые селькупы знают кетский.История языка и его диалектовКеты проживают в центрально-сибирской тайге, куда их предки, как предполагается, пришли с юга Сибири, следуя за течением Енисея. Еще до начала переселения, на своей южной прародине, кеты жили бок о бок и активно контактировали с селькупами; вместе с ними они и двинулись на север в середине или конце I тысячелетия нашей эры. Селькупы остановились раньше, на территории нынешней Томской области, а кеты продолжили путь на север. Сейчас соседями кетского языка являются селькупский, эвенкийский, лесной и тундровый ненецкие, лесной и тундровый энецкие и нганасанский языки.Но среди кетов тоже началось разделение. Группа южных кетов остановилась на уровне Келлога и Верхнеимбатска, где сложился южнокетский диалект. Кеты, продолжавшие движение, стали носителями соответственно центрального и северного диалектов. Интересно, что, несмотря на то что различия между диалектами и так невелики, сходств у севернокетского диалекта с южнокетским больше, чем с центральнокетским; дело в том, что значительно позже, в XVII веке, когда русские стали массово переселяться в Сибирь и теснить коренные народы, южным кетам пришлось продвигаться дальше на север. В XVIII веке они дошли до Мундуйского озера, где и поселились неподалеку от северных кетов.Сейчас из трех диалектов кетского языка два, северный и центральный, насчитывают всего по несколько пожилых носителей, притом что пятнадцать лет назад их было несколько десятков. Южный диалект еще сохраняется и, в свою очередь, распадается на говоры: елогуйский и подкаменнотунгусский. Большинство носителей южного диалекта сконцентрированы в Келлоге. Некоторое количество кетов, помнящих, но не владеющих южным диалектом, проживает в поселке Суломай на реке Подкаменная Тунгуска; хотя еще в середине 2000-х годов там было несколько активных носителей. В поселке Бахта тоже не осталось владеющих языком, но есть люди с кетским самосознанием.Письменность и литератураПервый кетский алфавит был разработан в 1930-е годы;в 1934 году вышел букварь лингвиста Н. К. Каргера на базе центральнокетского диалекта и латиницы. Однако букварь практически не использовался в школах, а сами носители языка никак не применяли эту систему письма. Следующую кетскую письменность уже в 1980-х годах разработали лингвист и специалист по енисейским языкам Г. К. Вернер и Г. Х. Николаева, кетка родом из Келлога, сотрудничавшая с Вернером как информантка. Вместе они составили букварь на кириллической основе с дополнительными символами и учебники для младшей школы на основе южнокетского диалекта. Тогда же началось преподавание кетского в нескольких сельских школах, которое периодически прекращалось и возобновлялось.Все изданные учебники ориентировались на детей, владеющих языком, поэтому применять их на практике было очень сложно: уже тогда, в 1980-е годы, среди кетских детей единицы знали родной язык, а к началу 1990-х их и вовсе не осталось. Вероятно, более подходящей методикой было и остается преподавание кетского языка как иностранного. В любом случае новая кетская письменность ограничивалась в основном школьным преподаванием, на ней издавались учебные пособия и сборник кетских сказок; в остальных публикациях применялись различные способы транскрипции. Сегодня орфография Вернера используется только в сфере образования, в остальных случаях кеты записывают слова по-русски, иногда с добавлением специальных знаков. Можно сказать, что кетская письменность не прижилась, и сейчас немногие кеты знают эту орфографию.Кетский литературный язык также не сформирован. Единственное художественное произведение на кетском поэма Генриха Вернера Песнь о моем брате было издано в 1999 году на южнокетском диалекте. При написании автор, хорошо владеющий кетским языком, опирался на сюжеты кетского фольклора и жизненные истории, записанные им у кетов. Кроме того, кетский фольклор вообще очень хорошо зафиксирован. Также к литературе можно отнести оригинальные произведения рассказы и стихотворения в школьных учебниках, которые придумывали их составители. Наконец, сделано несколько переводов с русского языка; например, вторая информантка Вернера, З.В. Максунова, носительница среднекетского диалекта, сейчас занимается переводом Евангелия от Луки на кетский язык. Однако большой литературы на кетском не издано.Фонетика: четыре тона и два контураФонетика кетского языка непроста, но дело здесь не в количестве фонем: гласных звуков всего семь, они противопоставлены по подъему и ряду; согласные могут быть глухими и звонкими. Простота фонемного состава компенсируется за счет тонов, наличие которых отличает кетский от соседних языков. В односложных словахразличается четыре тона, в двусложных еще два особых интонационных контура. Тоны в кетском языке смешанной типологии. Это не чисто регистровые тоны (высокие или низкие) и не чисто мелодические (ровные, восходящие или нисходящие), они основаны на совокупности нескольких факторов: качестве (открытости или закрытости) и длине гласного, мелодии, способе звукоизвлечения. В односложных словах тон имеет смыслоразличительную силу: пары и тройки слов могут различаться только тоном. Ситуации, когда все четыре тона подряд смыслоразличительные, достаточно редки. Рассмотрим один из таких примеров со словами, которые для русского уха все звучат как [сюль].Помимо четырех односложных тонов, в кетском выделяют два просодических контура в двусложных словах обычно восходящий и падающий. Г.К. Вернер называет их пятым и шестым тонами. Они выделяют некоторые слоги и в большинстве случаев не несут смыслоразличительной нагрузки. Акустически они похожи на ударения: пятый используется в большинстве двусложных кетских слов и падает на первый из двух слогов (qpqun кукушка), а шестой тон производит акустический эффект ударения на второй слог (qpqun кукушки). Лексических пар, которые, как кукушка/кукушки, различались бы только с помощью этих контуров, очень мало. В многосложных словах контур часто выделяет какие-нибудь два слога. Есть предположение, что этот эффект как-то связан с сохранностью сложной структуры кетского глагола.Кетское существительное: почему огонь живой?В кетском языке, в отличие от окружающих его самодийских и тунгусо-маньчжурских, различаются три согласовательных класса, или рода: мужской, женский и средний (вещный). Точнее, все существительные делятся на одушевленные и неодушевленные, а одушевленные дальше делятся на мужской и женский род: слово человек (ket) относится к мужскому классу, женщина (qm) к женскому, а камень (ts) к вещному. При этом отнесение к какому-либо классу не всегда очевидно и, скорее всего, связано с некой старой дихотомией активность/неактивность. Сегодня эту логику в некоторых случаях уже сложно проследить. Например, огонь (bk) считается одушевленным вероятно, из-за того, что он кажется активным, подвижным, и относится к женскому классу, так как, по представлениям кетов, дух огня женского рода. Хотя в последнее время под влиянием русского языка огонь в кетском все чаще употребляется как существительное вещного класса.Класс выражается не в самом существительном, а в его грамматическом оформлении: в глагольном согласовании или некоторых падежных показателях. Интересно, что для кетов дерево, растущее, например, в лесу, считается живым и относится к мужскому (одушевленному) классу, а спиленное дерево грамматически становится неодушевленным и уже оформляется показателями среднего класса. Во фразе at ks datu (я вижу дерево) под деревом (ks) подразумевается живое растение, и в глаголе стоит показатель мужского класса -a-. Та же фраза, в которой речь идет о срубленном дереве, выглядит иначе (at ks ditu я вижу дерево) из-за показателя вещного класса -i- в глаголе. Неодушевленных животных в кетском нет, все они относятся либо к женскому, либо к мужскому классу, но по каким критериям происходит это распределение не совсем понятно.Кетский глагол: как ножеткнуть ближнегоСложная глагольная парадигма то, чем кетский язык выделяется среди соседей. Кетский удовлетворяет основному определению полисинтетичности: в полисинтетической структуре глагола могут отражаться все члены предложения, причем порядок показателей внутри глагольной словоформы зачастую совпадает с порядком соответствующих элементов предложения. Более того, в глаголе содержится информация о лице и числе субъекта или дополнения. Например, словоформа dij (я ее убил) включает в себя d показатель субъекта (я), i показатель объекта женского рода (ее), показатель прошедшего времени и j корень глагола убивать.Помимо этого, в кетском языке возможна инкорпорация. Такие глагольные основы, как -bt (делать), -tt (бить), -kit (мазать), могут инкорпорировать некий предмет: qm dasulibt (женщина нарту делает/нартоделает) или bu u dnkuutt(он тебя ножом ткнет/ножеткнет). Правда, инкорпорация в кетском относительно ограниченная: она задействует только несколько глагольных основ, которые к тому же могут включать только инструмент или объект.При таком многообразии глагольных форм в кетском языке может создаться впечатление, что практически все кетские глаголы нерегулярные. Например, в работах Крейновича, который многое сделал как раз для изучения кетского глагола, скрупулезно собрано множество различных форм. Прорыв в изучении глагола случился в 1990-х годах, когда к кетскому применили идею темплатической морфологии, согласно которой глагол это некий шаблон со свободными слотами, которые заполняются суффиксами с определенным грамматическим значением.1Этот подход дал новый стимул для изучения кетского глагола. Впоследствии такие лингвисты-кетологи, как Г.К. Вернер и Э. Вайда, предложили свои варианты темплатической модели кетского глагола, которые отличаются количеством возможных слотов и анализом отдельных морфем в плане их функционирования и значения.Одна из проблем в анализе кетских глаголов состояла в том, что в кетском есть глаголы, у которых основная лексическая морфема (корень) находится справа, а есть те, у которых она расположена слева. Глаголы с корнем в правой позиции относятся к самому древнему лексическому пласту. Это, например, глаголы убивать, уходить, видеть, делать: во фразе at saq dij (я убил белку) корень глагола находится в конце (-j). В то же время у большого количества глаголов лексическая база находится в левой части, как -ltij- (собирать ягоды) во фразе at dltijavt (я собираю ягоды). Получается, что в старых глаголах все, что расположено перед корнем, можно считать префиксами, а в остальных все, что находится после корня, суффиксами. Вторая схема явно более поздняя и повторяет устройство окружающих агглютинативных языков, где корень располагается в начале слова.В современном кетском языке именно глаголы из второй группы являются самыми продуктивными, так как они активно используются при создании новых слов. Глагольные модели данной группы могут включать в свой состав даже заимствованные слова из русского, как во фразе bu at dapsbatbolbt (она мне помогала) с десемантизированной основой -bt (делать) и заимствованием posobat(помогать < пособить).В настоящее время лингвисты отмечают, что на фоне этих инновативных моделей происходит утрата некоторой сложности в кетском глаголе. Уже в начале 1990-х годов малокто мог проспрягать кетский глагол по полной парадигме, а какие-то формы от носителей получить вообще не удавалось. Сейчас сравнительно молодые (4050 лет) носители кетского склонны не повторять сложные парадигмы глаголов, а пользоваться как раз такой структурой из двух корней: корня смыслового глагола и абсолютно десемантизированного корня делать. Активное употребление такой модели свидетельствует об упрощении грамматики.Лексика: кто у кого заимствовалНесмотря на большое количество грамматических явлений, которые кетский перенял из окружающих языков, он оказался резистивен к лексическим заимствованиям:в базовой лексике кетского языка очень низкий процент заимствованных слов.1 Немалая часть тех лексем, которые все же можно отнести к заимствованиям, отражает давние языковые контакты кетов с селькупами, которые всегда считались дружественным кетам народом. Недаром кетское слово lak (селькуп) происходит от селькупского слова ляа/ляа (друг). Словарные фонды в языках обоих народов зачастую пересекаются, при этом у специалистов по сравнительно-историческому языкознанию нет единого мнения, кто у кого заимствовал; общую лексику кетского и селькупского пока нельзя возвести к конкретному языку-источнику. Некоторые лингвисты вообще считают, что это просто случайные совпадения.Кетский не избежал участи всех сибирских языков:на него серьезно повлиял русский, особенно начиная с середины XX века. Ранние русские заимствования претерпевали значительные фонетические, а иногда и семантические изменения. Например, русское слово век в кетском языке приобрело значение всегда и изменило фонетический облик на bk, так как начальное [v] в кетском отсутствует. По той же причине отсутствие начального [р] в кетских словах русское поп превратилось в hp; в обоих словах появилось тоновое различие. Новые и менее адаптированные фонетически заимствования samlt (самолет), dktr (доктор), kla (школа). В последнем случае встречается и вариант kola, который можно считать более интегрированным, так как кетский, как правило, избегает сочетаний согласных в начале слова.Сохранность языка: языковой сдвигПо рассказам информантов, в 19501960-х годах были запущены школы-интернаты, где им запрещали говорить по-кетски. Тот факт, что поколение, выросшее в таких интернатах, уже не владело родным языком, запустило процесс, который называют языковым сдвигом, когда в локальной группе носителей родители перестают передавать язык детям. С детьми сразу после рождения начинают говорить по-русски, в результате чего старшие двуязычные носители переходят на русский язык и происходит сдвиг всей группы на этот язык. Следовательно, количество носителей кетского уменьшается естественным путем. Преподавание языка в школе при этом оказывается малоэффективным.Один из важных факторов, вызвавших ускорение языкового сдвига, это переселение кетов из-за политики укрупнения поселков. Например, в конце 1960-х годов был ликвидирован поселок Пакулиха на левом притоке Енисея, где преобладало кетское население и сохранялась языковая среда. Жителей поселка в основном переселили в Бакланиху, русское село на правом берегу Енисея; часть переселились в Верещагино, другое русскоязычное село. Это переселение сильно ударило по языку.В настоящее время кетский язык все меньше присутствует в повседневной речи кетов. Дети на нем не говорят, а старшее поколение постепенно уходит. Услышать кетский на улице практически невозможно, языковой ландшафт разрушен. Традиционная история и фольклор сегодня передаются, как правило, не самим членам этнолокальной группы, а приезжим лингвистам, которые таким образом превращаются в потенциальных хранителей этой истории и культуры. Сегодня кетским языком реально владеет не более 5% всего кетского населения,1 по оценке на 2015 год таких людей не больше шестидесяти.При этом надо иметь в виду, что речь идет о владении в разной степени, в том числе и пассивном. Кетов, хорошо говорящих на родном языке, сегодня не больше 2025 человек.Тем не менее в общей массе языков, находящихся под угрозой исчезновения, кетский находится не в самой тяжелой ситуации.Главным населенным пунктом, где компактно живут кеты, сегодня остается Келлог, столица южного диалекта. Вторым по концентрации кетского населения можно назвать районный центр Туруханск, куда из поселков переехало много кетов, но в Туруханске несколько тысяч жителей, на фоне которых кеты растворяются вместе со своим языком. Поэтому если язык где-то и остается, то прежде всего в Келлоге, однако и здесь передача языка от родителей к детям прервалась не менее 40 лет назад. В начале 1990-х младшими носителями еще были подростки, в начале 2000-х годов это были уже взрослые люди, но кетский еще можно было услышать на улице. В 2015 году в Келлоге младшим носителям языка было около 45 лет, и в их поколении большинство уже не говорило по-кетски. Тем не менее Келлог остается самым перспективным местом для программ ревитализации, например для создания языкового гнезда. Ведь стремление сохранять и поддерживать свой язык у кетов не отнять.БиблиографияGeorg S. A Descriptive Grammar of Ket (Yenisei-Ostyak). Global Oriental, 2007. 328 p.Nefedov A. Clause linkage in Ket. Utrecht: LOT, 2015. xviii + 287 р.Vovin A., Vajda, E., de la Vaissire E. Who were the *KJET and what language did they speak // Journal Asiatique. 2016. Vol. 304.1. P. 125144.Долгих Б. Кеты. Иркутск; Москва: ОГИЗ, 1934. 134 с.Казакевич О. А. Кетский язык. Язык и общество. Энциклопедия. М. : Азбуковник, 2016. С. 208213.Казакевич, О. А. Языковая ситуация у коренных малочисленных народов Туруханского района: кеты и селькупы // Язык в контексте общественного развития / РАН. Ин-т языкознания. М., 1994 - с. 110123.Старостин С. А. Праенисейская реконструкция и внешние связи енисейских языков. // Кетский сборник. Антропология, этнография, мифология, лингвистика. 1982. С. 144238.Что читать, смотреть и слушатьНа сайте проекта Малые языки Сибири: Наше культурное наследие выложено много кетских материалов: видеозаписи, тексты, аудиозаписи, фотографии из экспедиций разных времен. Есть и мультимедийные материалы о кетском (тексты c морфологической аннотацией, звуковым и видеорядом, озвученные словари, обучающие компьютерные игры).Кетский язык звучит в фильмах, снятых этнографами и лингвистами: Туруханский край: люди и их языки (1999), Кеты Мундуйского озера (2008).На канале профессора Эдварда Вайды есть несколько видео о кетском языке. В онлайн-лекции от 2 февраля 2021 года профессор рассказывает о на-дене-енисейской гипотезе.Во ВКонтакте есть группа, посвященная кетам. Здесь можно послушать кетскую речь и музыку, почитать про традиционный костюм и блюда кетов.Кроме того, кетские легенды о первом шамане Доге стали основой фэнтезийных романов Участковый и Сын Дога Алекса де Клемешье (настоящее имя Александр Анатольевич Клемешов) в рамках популярной книжной вселенной Дозоров, придуманной российским фантастом Сергеем Лукьяненко.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 26.02.2021 14:11:40
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru