Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Корякский язык

Корякский язык удивителен во всем. Система пространственных суффиксов в нем связана с традиционным представлением коряков об устройстве мироздания, а для того, чтобы перевести кэньывола, в словаре надо искать слово итык. Возможности инкорпорации и богатство аффиксов делают лексический состав корякского языка неограниченным, и в процессе речи носители нередко занимаются словотворчеством. Изобретательность коряков проявляется и в попытках создать для родного языка авторские системы письма вместо не всегда признаваемой официальной. Как по-корякски сказать такусенькие, откуда на кустах взялась мякоть рыбы и почему коряки называют русских огненными врагами, рассказывает филолог Татьяна Голованева.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Кстати, если выхотите увековечить ваш язык висторииприсылайте намаудиозаписи систориями отрадиционном национальном блюде, ремесле или вашем городе.Коренной народ Камчатки, по отношению к которому используют этноним коряки, представляет собой два субэтноса: чавчувены (самоназвание чавчывав или чаучу), исторически кочевники северного и центрального районов Камчатки, и нымыланы (самоназвание нымылъу), исторически оседлые жители приморских поселков Камчатского перешейка.1Сами представители корякского этноса не особо любят слово коряки: ни оседлые жители Камчатки, ни кочевники так себя никогда не называли. Вероятно, слово пришло из языка юкагиров, которые были здесь проводниками русских казаков; таким образом слово коряки закрепилось в русских документах.1 Поскольку чавчувены и нымыланы не имели общего самоназвания, в 1930-е годы была предпринята попытка объединить их под этнонимом нымыланы. Однако в обиходе осталась уже привычная для русских номинация коряки. Сейчас она устойчиво соотносится с обеими субэтническими группами чавчувенами и нымыланами.Не все просто и с термином корякский язык. Кто говорит на корякском языке: кочевые или оседлые коряки? Ответить однозначно не получается. В 1930-е годы язык оленных коряков-чавчувенов и язык оседлых береговых коряков-нымыланов получили единую письменность на основе чавчувенского диалекта корякского языка. После этого решения нымыланы фактически остались без письменности, и долгое время их язык считался диалектом корякского языка. Только в 2000 году, после внесения алюторцев (береговых коряков-нымыланов) в перечень коренных малочисленных народов РФ, их язык алюторскиий был официально признан отдельным языком. В этой статье под термином корякский язык будет подразумеваться только язык коряков-чавчувенов.Близкородственными корякскому языку являются алюторский, чукотский, керекский. Существенные отличия в лексике, фонетике и грамматике языков чукотско-корякской языковой семьи свидетельствуют о том, что эти языки хотя и восходят к единой праоснове, но длительное время развивались самостоятельно, изолированно. По-видимому, первичным было разделение чукотского и корякского языков, впоследствии от чукотского отделился алюторский, а от корякского керекский.1
Диалекты: экспедиции начала векаВ научной литературе до сих пор нет однозначного описания диалектов корякского языка. Первую классификацию опубликовал В. Г. Богораз в 1917 году,1 а двадцать лет спустя, по итогам новых экспедиций, ее уточнил и дополнил С. Н. Стебницкий. Предложенная система учитывала как диалекты коряков-чавчувенов, так и диалекты коряков-нымыланов.1 Сегодня логично исключить из классификации все диалекты обособившегося алюторского языка таким образом, в составе корякского языка остаются следующие диалекты: чавчувенский, апукинский, паренский, итканский и каменский. Как изменилось диалектное дробление корякского языка за прошедшие 80 лет, неизвестно; ответ на этот вопрос требует проведения экспедиции в данных районах.Особо стоит вопрос о статусе чавчувенского диалекта, который в 1930-е годы был положен в основу литературного языка. Программа обучения корякскому языку, а также методика его преподавания (в РГПУ им. А. И. Герцена в Санкт-Петербурге и в Паланском колледже на Камчатке) опираются на чавчувенский диалект корякского языка. На нем создаются тексты для учебников, публикуются газетные статьи и художественные произведения, поэтому чавчувенский диалект к настоящему времени приобрел наддиалектный статус.Письменность: последние знатоки корякскогоВ 1932 году группа ленинградских ученых разработала корякский алфавит на латинской основе. С 1934 года началось активное издание книг на корякском языке: переводов, фольклора, авторских повестей на корякском языке, первых учебников. В основу корякской графики был положен фонологический принцип, позволяющий в большинстве случаев соблюдать взаимно-однозначное соответствие между фонемой и знаком алфавита. В латинице мягкость согласных [nj], [lj], [tj] была обозначена при помощи букв с подстрочными знаками , , ; заднеязычный носовой звук обозначался буквой , а увулярный смычный буквой q. Для передачи неопределенного гласного [] были введены два обозначения: ь и выбор буквы зависел от позиции неопределенного гласного в составе слова.В конце 1937 начале 1938 года укрепившаяся было система корякской письменности была разрушена: для корякского языка был разработан новый алфавит на основе кириллицы. Новый алфавит был введен по политическим причинам, но для передачи фонетических особенностей корякской речи его возможности оказались менее удобны. В новой графике не применялись подстрочные знаки, поэтому не было возможности указать мягкость согласного перед неопределенным гласным, который на письме теперь обозначается буквой ы, губно-губной согласный [w] был обозначен буквой в, так же как и губно-зубной [v], увулярный [q] был обозначен буквой х, заднеязычный носовой согласный [] графическим сочетанием буквы с апострофом н.В 1950-е годы алфавит несколько менялся, однако изменения происходили спонтанно, появлялись в отдельных публикациях и были обусловлены личной инициативой авторов и редакторов. Современный корякский алфавит был утвержден в 1960 году с выходом Корякско-русского словаря Т. А. Молл. В состав алфавита были введены дополнительные обозначения для специфических корякских звуков: обозначает увулярный смычный глухой [q], как в слове улиул [quliqul] голос, песня; это заднеязычный смычный сонорный [], как в анко [anko] там, тогда; буква в указывает на губно-губной щелевой [w], как в слове вала [wala] нож; а буква г на фарингальный щелевой согласный [] в слове гагак [aak] тащить. Неопределенный гласный [], обозначаемый буквой ы, произносится кратко: гыммо [mmo] я, гыччи [i] ты.Для передачи заимствованных слов в современную графику введены буквы: б, д, ж, з, c, ф, х, ц, ш, щ и р несмотря на то что в корякском языке звук [r] отсутствует, в некоторых заимствованных словах (например, маравык ссориться) он сохраняется. Буква ь используется для обозначения мягкости предшествующего согласного: аньытык [anjtk] становиться в ряд. Буква ъ указывает на йотацию последующего гласного: чыъёк [qjok] простудиться; буквы е, ё, ю, я после ъ и гласных создают йотированные сочетания [je], [jo], [ju], [ja]: евъев [jewjew] куропатка, ёёа [jojoa] спальное место в пологе, аюю [qajuju] олененок, яяй [jajaj] бубен. Буква г читается без голоса и на выдохе: гытгын [tn] собака.В 1954 году корякский язык был исключен из школьной программы, и поколение коряков-чавчувенов, родившихся в период с 1947 по 1973 год, не овладели навыками письменной речи на родном языке. Корякский язык вернулся в учебную программу школ Корякского автономного округа только в 1979 году.1К тому же двадцатилетний перерыв издательской деятельности с 1961 по 1981 год не позволил корякской письменности утвердиться и стать по-настоящему актуальной для коренного населения Камчатки. Сегодня пожилые коряки-чавчувены, свободно говорящие на родном языке, не владеют навыками корякской письменности.В настоящее время в развитии корякской письменности наблюдаются две тенденции: одна связана с деятельностью профессиональных преподавателей, методистов и исследователей, которые издают материалы, опираясь исключительно на нормативную корякскую письменность. Другая тенденция проявляется в спонтанной лингвистической активности пожилых чавчувенов (например, А. А. Симоновой-Кергильхот и Н. И. Тынетэгина), ощущающих себя последним поколением знатоков корякского языка. Они категорически отвергают официальную корякскую письменность как непонятную и неправильную и разрабатывают авторские словари и собственные системы письма.1Фонетика: гармония, уподобление, вариативностьВ корякском языке пять гласных полного образования [i], [e], [u], [a], [o] и один редуцированный неопределенный гласный []. Одна из главных функций гласного [] это выравнивание слоговой структуры, поэтому при изменении формы слова краткий [] может исчезать или появляться в зависимости от звукового окружения и структуры слогов в слове. Например, основа существительного ныкинык (ночь) в составе глагольной словоформы выглядит несколько иначе: кункиюгы (наступает ночь).Важной фонетической особенностью корякского языка является гармония гласных. В пределах одного слова могут сочетаться либо гласные слабого ряда [i], [e], [u], либо гласные сильного ряда: [e], [a], [о]. При изменении формы слова или словообразовании гласные звуки одного ряда могут переходить в гласные другого ряда: [i] [e], [e] [a], [u] [o]. Например, к основе корякского слова тынуп (сопка) прибавим суффикс направительного падежа: тыноп-эты (по направлению к сопке). Под действием закона гармонии гласных произошли фонетические изменения в основе: [u] [o]. То же происходит в словах уетик(нарта) оятэкэ (нарте), юнэтык(жить) ёнатгыйын(жизнь).В корякском языке развиты процессы ассимиляции (уподобления) согласных на стыке морфем, из-за которых меняется фонетический облик основы. Например:[t] + [l] [ll]: етык (идти) коялла (они идут);[t] + [] [nj]: етык (идти) кояньыво (приходит);[t] + [m] [nm]: вэтатык (работать) вэтанма (работая).В корякском также необходимо учитывать вариативность звучания основы в зависимости от ее позиции в слове: основы многих корякских глаголов имеют разные фонетические варианты в начальной и срединной позициях. Список таких основ в корякско-русском словаре составляет четыре страницы мелким шрифтом.1Это, например, йыччилык(положить) гэччиллин (его положили); йыгэлык(влезть) гэчгэллин (он влез); тыник(сшить) ыннигынэв(сшей их).Неузнаваемые основы: что общего у юккыи наконовонав?Встретив в тексте незнакомое корякское слово, мы не всегда сможем узнать его значение в словаре, ориентируясь по первым буквам. В корякско-русском словаре слова представлены в начальной форме, зачастую разительно отличающейся от слова в тексте. Например, чтобы перевести слово кэньывола, в словаре надо найти слово итык.Дело в том, что для восстановления начальной формы корякского слова необходимо учитывать возможность перехода гласных и ассимиляции согласных и знать, как данная основа выглядит в начальной и срединной позициях в слове. Кроме того, есть инкорпорация объединение в пределах одной словоформы нескольких основ. При этом далеко не всегда можно ориентироваться по начальным буквам слова, так как формо- и словообразующие аффиксы присоединяются к основе с обеих сторон, а значит, начальные буквы слова в словаре и в тексте почти наверняка не совпадут.Например, для того чтобы найти в корякско-русском словаре перевод слова наконовонав (на-ко-но-во--на-в), нужно: выделить основу, отбросив формообразующие глагольные префиксы (на-, ко-); учесть, что под влиянием глагольного суффикса начала действия -во- гласные в основе могли измениться по закону гармонии гласныхи в исходной форме может быть либо -но-, либо -ну-. Однако и этого недостаточно: еще нужно знать фонетические варианты этой основы в срединной и начальной позициях. И только после этого придет понимание того, что в словаре нужно искать слово юккы (съесть). Следовательно, учитывая значения глагольных формообразующих аффиксов, слово наконовонав переводится как они начинают их есть.Речевая импровизация: человек с плохим сердцемВ корякском языке имеются две основные конструкции глагольного предложения: номинативная и эргативная. В предложениях с непереходными глаголами используется номинативная конструкция предложения: субъект действия обозначен существительным в форме именительного падежа: ння етти ойы гоячек Тэйкыльут (И вот приехал сюда парень Тэйкилькут). В предложениях с переходными глаголами используется эргативная конструкция: субъект действия обозначен существительным в косвенном падеже, а объект действия существительным в форме именительного падежа: Выгаёк гоячека гэлэгулин эльга (Потом парень приглядел [себе] девушку, букв. Потом парнем увидена девушка).Важной морфосинтаксической особенностью чукотско-корякских языков является инкорпорация, то есть способность образовывать словоформы, в состав которых входит несколько основ. В корякском языке такие слова-комплексы нередко образуются спонтанно в потоке речи. Например, окказионально образованное слово ачатаёгоячекпэльы (неразумный парнишечка) не отмечено в словаре, но для носителей корякского языка перевести его не составляет труда, так как в его структуре четко выделяются основы слов: четэюкы (думать, зависимая основа) и гоячек (парень, стержневая основа). Далее этот инкорпоративный комплекс оформлен префиксом отрицания а- и уменьшительно-ласкательным суффиксом -пэльы. Получается a-чатаё-гоячек-пэльы (букв. ничего не думающий парнишечка).В корякском языке левосторонняя инкорпорация, то есть примыкающая основа присоединяется слева от стержневой. Например, в ходе повествования об отце-охотнике рассказчица произносит слово койынгылэйнэвынин (он быстро выстрелил [в зверя]). Это слово представляет собой инкорпоративный комплекс: к стержневой основе -лэйнэв- (стрелять) присоединилась зависимая основа -йынгы- (быстрый), глагольный показатель настояще-прошедшего времени (ко-) и лично-числовой суффикс -нин показатель 3-го лица единственногочислаагенса и 3-го лица единственногочислапациенса действия.Многие инкорпоративные комплексы создаются спонтанно, но есть и такие, которые являются устойчивыми. Например, в словаре есть слово ныгаалиин (трусливый, букв. с плохим сердцем) инкорпоративный комплекс, состоящий из двух основ: именной основы -ли- (сердце) и качественной основы -гээ-/-гаа- (плохо, скверно). А корякское прилагательное ныгумпилгыин (жадный) буквально можно перевести как толстогорлый.Крем-суп из крови оленя и 539 форм глаголаУ корякских существительных есть единственное число (вэем река), двойственное число (вэемыт две реки) и множественное число (вэему реки). В форме единственного числа существительные изменяются по падежам.
Несмотря на то что в корякском языке нет предлогов, положение предмета в пространстве и относительно других предметов удается передать достаточно точно. Для этого используются суффиксы с семантикой локализации. Они словно показывают, какие пространственные координаты оказались наиболее значимыми в процессе освоения человеком пространства. На Камчатке много сопок и горных хребтов, и такая особенность рельефа нашла свое отражение в языке. Например, в корякском есть отдельный суффикс для указания местоположения на склоне (-нол-).
Иногда в слове может быть два суффикса с пространственным значением, например, в нучельыгикы (под землей, букв. под поверхностью тундры) соседствуют суффикс -ль- с семантикой на поверхности и суффикс -ги- (под чем-либо); при этом они не противоречат друг другу. Такая детальная конкретизация положения подземного мира под поверхностью тундры связана с традиционными представлениями о структуре мироздания, согласно которым подземный мир обитаем, имеет свои пределы и четкую локализацию.1Особенность корякских прилагательных в том, что они изменяются по числам и лицам. В русском языке по форме прилагательного (например, молодой) непонятно, кого из участников высказывания оно характеризует: говорящего, его собеседника или третье лицо. Поэтому в русском для уточнения используют местоимения или существительные. В корякском языке такой неопределенности не возникает, так как в структуре корякских прилагательных содержится формообразующий показатель лица, который всегда точно укажет, о ком речь:
Корякский язык агглютинативный: за каждой формообразующей морфемой закреплено то или иное грамматическое значение. При этом для корякского характерна двусторонняя префиксально-суффиксальная агглютинация; например, глагольный показатель настоящего времени (к-/ку-/ко--) состоит из двух частей, присоединяющихся слева и справа от основы, как в слове ко-вэтаты- (он работает/ты работаешь) или мыт-ко-вэтал-ла- (мы работаем). Вообще, для чукотско-корякских языков характерна сложная система глагольной морфологии: полная парадигма корякского непереходного глагола составляет 83 формы, а переходного 539 форм.1Для корякского языка характерна омонимия ряда формообразующих аффиксов, выражающих разное грамматическое значение. С другой стороны, одна и та же морфема может проявляться в слове в разных фонетических вариантах. Например, показатель глагола -эт/-ат имеет целую серию фонетических вариантов: кумэйэты (увеличивается, растет), ывэтгатэ (выпрямись), гилгэллин (побелел он), ыпатык (варить крем-суп из крови оленя), ыпанма (во время того, как варили крем-суп из крови оленя).В корякском языке богатый спектр словообразовательных аффиксов, придающих основе те или иные оттенки значения за счет бесчисленных возможностей комбинации. Так, говоря о рождении ребенка, рассказчица однажды произнесла слово кымэатытыёльгэты (на родильный стол), состоящее из основы глагола кымиатык (родить ребенка), суффикса -т- (на поверхности) и суффикса -ёлг- (вместилище). Никаких родильных столов в традиционной корякской культуре нет, и не исключено, что в следующий раз рассказчица создаст слово для этой реалии по другой словообразовательной модели.Носитель корякского всегда может выразить свое отношение к предмету разговора при помощи эмоционально-оценочных аффиксов. Например, вспоминая о подругах детства, информантка однажды использовала местоимение игыньинапэлляо, перевести которое на русский язык очень непросто: к основе определительного местоимения игыньин (такой) присоединен уменьшительно-ласкательный суффикс -пэлля- и показатель множественности -о. Рассказчице удалось сказать такие и при этом выразить всю свою нежность и любовь к этим таким маленьким, хорошеньким, такусеньким. Для корякского языка подобные словообразования совершенно естественны и встречаются довольно часто. При переводе на русский язык сложно передать и все те оттенки нежности, которые выразились в корякском словосочетании гымнинапилляыт ояпэлляыт (мои олешки), где местоимение гымнинапилляыт буквально следовало бы перевести (ласкательно) мои они двое. Так, с заботой и гордостью, говорит о своих ездовых оленях герой повести Кецая Кеккетына Хоялхот.1Стилистически нейтральное слово преображается, как только в дело вступают суффиксы субъективной оценки. Например, глагол ыгитэ (смотри) в сопровождении уничижительного суффикса -чг- (ыгэтачгын) приблизительно можно перевести как смотри на него такого-сякого. Суффиксы эмоционально-субъективной оценки могут присоединяться даже к частицам. Например, отрицанию уйэ (нет) суффикс -чг- придает категоричный оттенок: уйэчгын (еще чего не хватало! уж точно нет!).Сложности перевода: воткнуть глаза, съедобный пепел и огненные врагиВ корякском, как и в любом языке, есть труднопереводимые слова, например специфические реалии этнической культуры: ыпаа (густой суп из оленьей крови) или инэлвэт (корякский обряд бескровного жертвоприношения). Без помощи уточняющих словосочетаний сложно перевести и некоторые простые по своей структуре глаголы: йыюк (охранять оленье стадо ночью), ивиник (промышлять на море; переместиться на открытое пространство), кэйик (делать зарубки на деревьях), тайлык (обойти стороной, чтобы выйти навстречу), тытэлык (проваливаться в снегу; дойти (о воде или снеге) до определенного уровня). Также в корякском языке есть распространенное, понятное многим камчатским жителям слово эльга; если попытаться передать его значение, то получится человек женского пола, безотносительно возраста. Слово эльга [elja] можно применить по отношению и к девочке, и к девушке, и к женщине средних лет, и к бабушке. За неимением лучшего эквивалента его нередко переводят как подруга или дорогая.Как и во многих других языках, в корякском выделяются непроизводные и производные основы слов. Структура непроизводных основ не мотивирована: невозможно объяснить, почему яяа это жилище, яранга. Зато можно объяснить, почему пылок это спросить: буквально этот глагол означает добыть весть (пыыл весть + глагольный суффикс -о- со значением получить, добыть, употребить то, что указано в основе). Структура производных слов подсказывает, как происходило осмысление действительности, какие атрибуты того или иного явления воспринимались как главные. Так, слово лыгулыл (лицо) буквально означает предназначенное для глядения: основа глагола лыгук (увидеть, найти) + суффикс -лыл (предназначенный для). Корякское слово лыляпык (глядеть, разглядывать) образовано от основы лыла- (глаз) и глагольного суффикса -п-, восходящего к основе глагола йыпык (воткнуть); с учетом этимологии слово лыляпык можно перевести как воткнуть глаза.Постепенно для новых реалий в корякском языке появляются новые слова. Звучание слов, заимствованных из русского в XIX начале XX века, изменилось в соответствии с фонетическими особенностями корякского языка: леван (хлеб), чайчай (чай), чаар (сахар), мачло (масло), чапукит (сапоги), чокмав (шахматы), вылпа (лопата), ыстол (стол), укнун (окно), черква (церковь). Но если еще в середине XX века слова с нехарактерными для корякского языка звуками [], [], [g], [f] подвергались фонетической адаптации, то сейчас они произносятся в потоке речи уже почти без фонетических изменений. При этом заимствованная основа оформляется корякскими аффиксами: пыгонав гажареналлэнав (грибы пожарили), яяв двухэтажкэнав (двухэтажные дома).Для обозначения новых реалий коряки используют и исконные слова, расширяя их значение. Например, для такой привнесенной извне реалии, как патрон, используется корякское слово маым (стрела), а деньги называют пылвынто (букв. железо). Кроме того, особенности корякского языка позволяют представить развернутое описание или метафору в пределах одной лексемы: самолет еагытвыгыт (букв. летающая лодка), мука юпи (букв. съедобный пепел), ружье мильгыгый (букв. огненный лук). Интересно, что русских коряки до сих пор называют мэльгытаньо, что означает огненные воины, огненные враги: огнестрельное оружие русских казаков, покорявших корякские племена, поразило коренных жителей Камчатки настолько, что было воспринято как один из главных атрибутов пришлого народа и в итоге закрепилось в языке.В корякском языке есть интересные фразеологизмы. Если человек сильно волнуется, то по-корякски скажут: лили кокамакъячейы (букв. сердце сильно брыкается). Когда человек совершенно обессилен (морально или физически) и не может начать что-то делать, про него скажут: тэын гилу (словно мякоть рыбы на кустах). Появление этого фразеологизма связано со старинным кулинарным рецептом корякской кухни. В летний ветреный день мякоть рыбы, отделенную от костей, развешивали на кустах, чтобы она подсохла со всех сторон. Затем пластинки рыбного филе варили и снова развешивали на кустах, чтобы просушить. Высохшее филе раскладывали на выделанной оленьей шкуре и тщательно разминали руками получалась вареная рыбная крошка. Зимой ее брали с собой в дорогу, заливали кипятком и ели рыбный бульон с мякотью.Перспективы исследованияВ настоящее время, учитывая критическое состояние языка, расшифровка и публикация текстов на корякском языке является главной задачей лингвистов. В Институте филологии Сибирского отделения РАН ведется работа по записи, расшифровке, подготовке поморфемного перевода и публикации прозаических текстов на корякском языке. Отдельное внимание уделяется изучению музыкального творчества коряков.1Что читать и смотретьБогатая коллекция аудио- и видеозаписей на корякском языке, собранных этнографом Алексом Кингом.Голоса корякской культуры первый и второй сборники мифов, сказок, исторических преданий, автобиографических воспоминаний и рассказов о традициях коряков, записанных сотрудниками Института филологии СО РАН от носительниц корякского языка. Аудиозаписи и расшифровки текстов на корякском языке представлены на сайте Института филологии СО РАН.Проект Тексты в этнической культуре народов сибирско-дальневосточного региона публикует сказки, автобиографические рассказы и поэзию носителей корякского, алтайского, тувинского и других языков России.Корякский корпус текстов доступен на портале Фольклор народов Сибири. Издания корякских фольклорных текстов подготовлены сотрудниками Камчатского центра народного творчества.Тынетэгин Н. И. Авторскиий чавчувенский словарь (на правах рукописи) известного камчатского активиста Николая Ивановича Тынетэгина.Тематический авторский словарь, составленный по рукописям А. А. Симоновой-Кергильхот, исполнительницы чавчувенских сказок и преданий.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 12.02.2021 14:16:23
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru