Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Чеченский язык

На чеченском языке в мире говорят несколько миллионов человек, и по оценкам Красной книги языков ЮНЕСКО он находится в относительно благополучном состоянии. Нахские племена упоминаются уже в трудах древнегреческих историков, а предки современных чеченцев в средневековых источниках под именами нахчаматеанки, дурцки и дзурдзуки. На смену грузинскому алфавиту к этому народу пришла арабская графика, затем латиница и, наконец, кириллица. Современный чеченский выделяется из всей иберийско-кавказской семьи языков сложнейшей системой гласных звуков, насчитывающей до 30 фонем. Разбираемся в чеченском языке вместе с филологом Айсой Халидовым.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Кстати, если выхотите увековечить ваш язык висторииприсылайте намаудиозаписи систориями отрадиционном национальном блюде, ремесле или вашем городе.В ностратической классификации, число сторонников которой все еще растет, чеченский является одним из языков сино-на-дене-бурушаски-северокавказской семьи. В этническом и языковом отношении к чеченцам (самоназвание нохчий, ед. ч. нохчи/нохчо) наиболее близки ингуши: и теи другие подчеркивают свое этническое единство общим самоназванием вайнах/вейнах (наши люди). Этноязыковое родство с бацбийцами (цова-тушинами)более отдаленное.Говорить о достоверно установленных фактах древней,до нашей эры,истории чеченцев и в целом нахов трудно, в первую очередь из-за отсутствия сохранившихся письменных памятников этноса. При этом идеи кавказско-урартского родства1и нахско-дагестанско-урартского родства1представляются обоснованными все более широкому кругу ученых, и можно с высокой долей вероятности предположить, что в недалеком будущем появится убедительное доказательство этого родства, которое подтвердило бы вывод Я. Брауна и Г. А. Климова: Хотя в дошедшем до нас скудном материале все еще имеется много неясного и противоречивого, все же представляется вероятным, что лексические, морфологические и фонологические схождения между хуррито-урартским и северо-восточно-кавказскими (нахско-дагестанскими) языками составят определенную систему.1Из известных письменных источников Античности и раннего Средневековья можно, однако, почерпнуть свидетельства о нахских племенах, расселявшихся на Северном Кавказе две тысячи лет назад и ранее в качестве уже сформировавшихся этнических общностей. Такие сведения содержатся в Истории Геродота (V век до нашей эры) и Географии Страбона (I век до нашей эры); в армянских и грузинских источниках VIIXII веков упоминается несколько топонимов, с которыми связаны названия раннесредневековых вайнахов. В Армянской географии Анания Ширакаци мы находим уже созвучное с современным название народа нахчаматеанки, а также название племени кисты. У того же Ширакаци предки современных чеченцев и ингушей упоминаются и как дурцки, в Картлис цховреба Леонтия Мровели это дзурдзуки.В раннесредневековых источниках встречаются и названия некоторых других нахских племен цхаваты, под которыми подразумевались цова-тушины (бацбийцы), мелки, современные мелхи. Все это позволило М.Х. Багаеву заключить, что процесс формирования нахского этноса, начавшийся в III тысячелетии до нашей эры, завершился где-то в конце I тысячелетиядо нашей эры I тысячелетиинашей эры сложением нахского народа со своим языком, территорией, культурой и экономикой.1
Диалекты и говоры: горцы и выходцы на плоскостьВ чеченском языке выделяют ряд диалектов с говорами: плоскостной диалект, распространенный на большей части плоскостной территории Республики Чечня и легший в основу литературного чеченского языка; аккинский (ауховский) диалект, носители которого численностью не менее 90 тысяч человек проживают на территории Дагестана, преимущественно в Хасавюртовском районе.Базой для формирования аккинского диалекта являлся галанчожский диалект, но в течение длительного времени аккинский диалект развивался изолированно от галанчожского и в результате обособился; чеберлоевский диалект, на котором говорят немногочисленные жители Чеберлоевского района и,в меньшей степени, сохранившие диалект жители притерских районов; шатойский диалект жителей Шатойского района и выходцев оттуда на плоскости; шаройский диалект, на котором говорят жители нескольких малонаселенных аулов Шаройского района и недавние переселенцы из них на плоскости; итум-калинский диалект, распространенный у жителей аулов Шаройского района и среди выходцев из района на плоскости, сохранивших способность говорить на диалекте; галанчожский диалект с мелхинским, майстинским, лам-аккинским (горно-аккинским), орстхоевским говорами, к которым И.Г. Арсаханов прибавлял также нашхоевский и терлоевский говоры;1 кистинский диалект, чьи носители это субэтнос, сформировавшийся в XVIII веке на территории Ахметского района Грузии из переселенцев-чеченцев и, вероятно, ингушей.1Письменность: клинопись, асомтаврули, аджам, кириллицаНаличие древней письменности для чеченского языка предполагается, но бесспорно не установлено. Если урарто-нахское (урарто-нахско-дагестанское) языковое родство будет окончательно доказано, решится и вопрос древней письменности в виде клинописи. Кроме того, на территории республики продолжают обнаруживаться следы использования в Средневековье (VIIIXII веках) предками современных чеченцев грузинского алфавита асомтаврули. При этом неизвестны масштабы такого использования, а надписи на черепках и камне не свидетельствуют об оригинальной письменной культуре на чеченском языке на грузинской или составленной на ее основе собственной системе письма.После проникновения ислама в XVI веке чеченцы стали осваивать и арабский язык, а в XVIII веке уже использовали несколько видоизмененный аджам разработанную в соседнем Дагестане арабографическую письменность на основе букв арабского языка с учетом звукового строя ряда языков народов Дагестана (аварского, даргинского, лакского и других). На протяжении второй половины XIX первой четверти XX веков эту систему письма несколько раз совершенствовали чеченские ученые-арабисты,среди которых особо следует выделить С. Гайсумова и Ш. Сугаипова,и просветители Т. Эльдарханов, Х. Ошаев. Такой аджам использовался не только для написания религиозных трактатов и переписки между религиозными деятелями, но и для создания текстов зарождающейся литературы, в частностипоэтических.Временем принятия арабского алфавита в качестве основы чеченской письменности можно считать 1920 год время выхода букваря А. Тугаева и Т. Эльдарханова на базе алфавита С. Гайсумова. Арабографическая письменность чеченцев была менее чем через пять лет, в 1925 году,заменена на латиницу, которую в 1938 году сменила кириллица. Вообще, первые попытки создания и закрепления кириллицы относятся ко второй половине XIX века, и самой удачной была попытка П.К. Услара, который вместе с Кеди Досовым в 1862 году составил первый чеченский букварь на кириллическом алфавите, включавшем несколько латинских и грузинских букв. Попытка светского образования для чеченцев с чеченским языком обучения не удалась, как вообще не удавались попытки создания светских школ для горцев в это время.В 1911 году вышел новый букварь, в котором учитель, а впоследствии виднейший просветитель Т. Эльдарханов взял за основу несколько измененный им алфавит П.К. Услара. Но и это не стимулировало распространениепросвещения среди горцев и появлениешкол на чеченском языке. Письменность, которая привела к широкому распространению грамотности среди чеченцев, созданию письменной культуры и литературного языка, была создана на основе русской кириллицы и сразу утверждена в 1938 году. Этот алфавит из 49 букв копия русского с дополнениями и комбинациями букв, необходимыми для соответствия фонетическому строю чеченского языка, был создан Н.Ф. Яковлевым. В настоящее время он используется без существенных изменений.1
Проводимая в последнее время учеными при поддержке руководства республики работа показала, что особой необходимости реформировать алфавит нет есть проблемы с орфографией, для решения которых созданная для этого комиссия разработала новый Свод основных орфографических правил чеченского языка, утвержденный указом главы Чеченской Республики в 2020 году.1Фонетика: самая сложная система гласных на КавказеЧеченский алфавит включает все 33 буквы русского алфавита и дополнен латинским знаком I для обозначения специфического ларингального взрывного абруптива I и для обозначения абруптивности согласных кI, пI, тI, цI, чI, а также щелевых шумных глухого хI и звонкого гI. Буква ъпосле гласной означает согласный звук, известный как гамза; после согласной кона служит для обозначения абруптивного звука [къ]; после других согласных перед гласными она выступает как разделительный знак. Буква ь, как и в русском, звукового содержания не имеет и используется для обозначения особой артикуляции согласных ([хь]) и гласных (палатализованности гласных [аь], [оь], [уь]).Буква щв чеченском языке выполняет минимальную функцию: собственно чеченских слов с [щ] в чеченском языке нет даже щётка из известного словаря А.Г. Мациева чеченцами произносится как [чуотка]. Буква щможет встретиться только в употребляемых в чеченской речи словах из русского или иных языков. Буква ётакже особой нагрузки не несет и встречается только в незначительном количестве слов из русского типа ёлка, шофёр, контролёр. Буква ыв чеченском алфавите присутствует, но соответствующего звука в литературном языке и диалектах, кроме галанчожского, нет. Она встречается только в заимствованных, как правило, из русского языка словах. В чеченском нет также и фрикативного [ф], а буква ф встречается только в неисконных словах, в которых раньше в произношении звук заменялся на [п], [х] или [хI]: например, [панар] вместо [фонарь], [кухта] вместо [кофта]. В наше время произношение [ф] не представляет никакой трудности для чеченцев, без проблем произносящих офис, файл или фонд.Чеченский язык выделяется среди кавказских и даже нахских языков особо сложным вокализмом: Система гласных, представленная в чеченском, самая сложная из всех систем гласных, известных в языках иберийско-кавказской семьи, а общее количество гласных фонем в нем насчитывают до тридцати.1 Это обычные гласные, гласные назализованные, умлаутированные, дифтонги; причем почти все гласные характеризуются противопоставлением по долготе/краткости и есть даже полудолгие. Богатая система гласных в плоскостном диалекте явление вторичное, о чем свидетельствуют горные диалекты, особенно чеберлоевский с его наиболее простой системой гласных и фактическим отсутствием перегласовок.При этом в системе согласных, особенно абруптивов, чеченский язык обнаруживает общность с другими языками нахско-дагестанской группы.Синтаксис: эргативные конструкцииВ известной структурной классификации языков мира чеченский язык включен в эргативный тип по форме подлежащего переходного предложения. Эргативный принцип построения переходного предложения выдерживается независимо от выраженности/невыраженности объекта действия. Здесь также есть эргативоидная конструкция предложения с субъектом и объектом, одинаково оформленными абсолютным падежом, подобная той, которую выделяют в даргинском языке.1 Это конструкция не финитная, а индефинитная, которую вряд ли можно считать отступлением от схемы построения эргативной конструкции.При этом в чеченском языке не просматриваются тенденции ни к размыванию эргативной конструкции (переходу к номинативной и дативной конструкциям в переходном типе предложения, как в грузинском), ни к эргативному построению непереходного типа предложения (параллельного номинативному, как в бацбийском. Например, в бацбийском языке наряду с эргативной конструкцией типа Ас лабцIас (Я играю) продолжает употребляться номинативная Со лабцI (Я играю); если, конечно, в лабцIас нет признаков переходности в виде своеобразного отместоименного личного аффикса -с, служащего скрытым объектом действия, и Ас лабцIас не означает Я веду себя, то есть принуждаю, заставляю себя идти.1Порядок слов соответствует принятому в эргативном типе расположению подлежащее дополнение сказуемое, в непереходном предложении он такой же, как в номинативном типе: подлежащее сказуемое. В синтаксисе как простого, так и сложного предложения обнаруживаются типологически и лингвометодически значимые различия с русским и иными языками. В частности, специфика чеченской морфологии ограничивает использование отдельных видов односоставных предложений и создает возможность использовать простые предложения с полупредикативными формами и оборотами, напримернаречно-обстоятельственными,вместо многих, характерных для русского языка видов сложноподчиненных предложений. Союзы же вообще не получили в чеченском языке особого распространения.Морфология: люди и вещиЧеченский агглютинативный1синтетический1язык с выраженной флективной тенденцией1и проявлениями аналитизма.1 С учетом производных от основных шести форм местного падежа можно говорить о многопадежности: в грамматиках выделяют восемь падежей, включая местный, но у местного есть еще шесть форм. Образование сложных числительных основано на десятичной системе счета (хотя, в отличие от бацбийского, в чеченском таких числительных по существу только три: шовзткъа 40, кхузткъа 60, дезткъа 80). Глагол характеризуется сложной системой наклонений и прошедшего времени, имеющего пять форм. Категории грамматического вида, соотносимого с русским глагольным видом, нет; инвариантные значения совершенного и несовершенного видов выражаются формами времен, в которых могут употребляться глаголы как многократного, так и однократного вида: и тоти другой в соответствующих временных формах могут обозначать как совершённое, так и совершаемое действие.1 Личного спряжения у глагола нет, и это одна из причин ограниченности употребления в чеченском эквивалентов личных односоставных предложений русского языка.В составе частей речи выделяются послелоги, типологически соотносимые с предлогами, но отличающиеся и в количественном отношении, и в отношении (ограниченного) употребления с субстантивными и местоименными словоформами. Масдар1образуется от всех без исключения глаголов путем прибавления суффикса -р. Категория грамматических классов двух классов людей и четырех вещных характеризуется предельной ограниченностью морфологического выражения в сфере как существительных, так и сочетающихся с ними по типу согласования глаголов и адъективных словоформ. Интерес для типологии представляет наличие в чеченском языке безлично-предикативных слов, или категорий состояния, которые в своих основных лексико-грамматических признаках несущественно отличаются от категорий состояния в русском языке.1Лексика: на седьмой день после сегодняшнегоЧеченский язык характеризуются богатым словарным запасом, позволяющим выражать самые разнообразные оттенки мысли. Особенно в этом отношении следует отметить лексико-словообразовательные возможности наречий и наречно-обстоятельственных форм глаголов, а также наличие особого вида имен действия (масдаров). Яркий пример возможности выразить оттенки, редко обозначаемые одним словом, это ряд чеченских наречий для семи дней после сегодняшнего: кхана (завтра), лама (послезавтра), ула (на третий день после сегодняшнего), цIака (на четвертый...), цIаста (на пятый...), цIула (на шестой...) и цIимокка (на седьмой...).Богатство лексики обеспечивается в том числе использованием фонетических средств в словообразовательных целях. Например, перегласовка гласных корня образует пары кратных глаголов: лаца (поймать) лиеца (ловить). Удвоение согласных в основах многих прилагательных и наречий не только определительных, но и с пространственно-временными значениями позволяет образовывать новые слова с обозначением, например, разных объемов признака: жима (немного) жимма (чуть-чуть), гена (далеко) геннахь (очень далеко), дуьзина (полный) дуьззина (полный до краев).В разные периоды развития чеченский язык контактировал со многими другими и пополнял свой словарный состав заимствованиями из них. До XX века это были заимствования в основном из персидского, арабского, тюркских, грузинского языков; но вот уже более ста лет основным источником пополнения лексики для чеченского языка является русский язык, через который в чеченский язык приходят и собственно русизмы, и иноязычные слова преимущественно это терминология.Литература1. Абдуллаев З.Г. Проблемы эргативности даргинского языка. Аспекты типологического исследования. Москва: Наука, 1986. 374 с.2. Арсаханов И.Г. Чеченская диалектология. Грозный: Чеч.-Инг. кн. изд-во, 1969. 209 с.3. Багаев М.Х. Ранние этапы этнической истории // Народы и культуры. Чеченцы. Отв. ред.: Соловьёва Л.Т., Тишков В.А., Хасбулатова З.И. Москва: Наука, 2012. С. 4953.4. Браун И., Климов Г.А. Об историческом взаимоотношении урартского и кавказских языков // План и тезисы докладов научной сессии. Тбилиси, 1954. С. 5051.5. Гадаев Р.В. Формирование и развитие чеченской письменности. Диссертация к. филол. н. Грозный, 2010. 157 с.6. Грамматика чеченского языка. В трех томах. Автор проекта и научный редактор А.И. Халидов. Том I. Грозный: ФГУП ИПК Грозненский рабочий, 2013. 976 с.7. Магомедов А.Ф. Очерки фонетики чеченского языка. Махачкала: ИЯЛИ ДНЦ РАН, 2005. 203 с.8. Нохчийн меттан нийсаяздаран коьрта бакъонаш. Соьлжа-гIала, 2020. 221 а. [Основные правила орфографии чеченского языка. Редактор Халидов А.И. Грозный: АО Издательско-полиграфический комплекс Грозненский рабочий, 2020. 221 с.9. Павлова О.С. Чеченский этнос сегодня: черты социально-психологического портрета. Москва: ООО Сам Полиграфист, 2013. 558 с.10. Халидов А.И. Непереходная эргативная конструкция в бацбийском (цова-тушинском) языке // Международная языковедческая конференция Эргатив и эргативная конструкция в языках мира (иберийско-кавказские и другие языки мира). Тбилиси, ИЯ АН Грузии, Институт кавказоведения ТГУ, 2009. С. 2629.11. Халидов А.И. К определению видового инварианта чеченского глагола // Ежегодник иберийско-кавказского языкознания. 1987. XIV. С. 183190.12. Халидов А.И. Об эргативной конструкции предложения в нахских языках // Вестник Академии наук Чеченской Республики. 2. 2006. С. 107116.13. Халидов А.И. Предикативные наречия или особый класс слов? // Вопросы вайнахской морфологии. Сборник статей. Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1983. С. 7480.14. Халидов А.И. Типологические признаки эргативной конструкции в иберийско-кавказских языках // Вестник АН ЧР, 4 (25). 2014. С. 7680.15. Халидов А.И. Языки и народы Кавказа: Вопросы истории и типологии, социо-, этно- и эколингвистики. Махачкала: Алеф, 2019. 628 с.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 09.02.2021 14:07:04
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru