Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Удинский язык

История удинской письменной традиции парадоксальна: древний алфавит сочетается в ней с отсутствием какой-либо письменности на протяжении веков, а разработка современного алфавита в конце XX века с его последующим разделением на несколько альтернативных вариантов, кириллических и латинских. Несмотря на то, что удины рассеяны по постсоветскому пространству, они не теряют друг с другом связь и оберегают свой язык. Об истории и современном состоянии удинского языка рассказывает лингвист Тимур Майсак.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Кстати, если выхотите увековечить ваш язык висторииприсылайте намаудиозаписи систориями отрадиционном национальном блюде, ремесле или вашем городе.Судьба удинского языка непосредственным образом связана с Кавказcкой Албанией государством, существовавшим более тысячи лет назад в Восточном Закавказье. С точки зрения генеалогической классификации удинский относится к лезгинской группе нахско-дагестанской языковой семьи его ближайшими родственниками являются такие языки, как собственно лезгинский, табасаранский, агульский, рутульский, цахурский и ряд других, носители которых проживают главным образом в Республике Дагестан. Однако именно для удинского отнесение к числу языков России может показаться неожиданным: традиционная территория проживания удин это север Азербайджана, где несколько тысяч удин живут и сегодня. Это самый южный язык нахско-дагестанской семьи, который исторически не был распространен на территории современной России.Тем не менее в последние десятилетия в связи с социально-экономическими переменами на постсоветском пространстве несколько тысяч удин оказались за пределами своей исторической родины. Как минимум половина всех удин проживает в различных регионах России, где они рассеяны по множеству городов и сел. Удины по возможности тесно общаются с оставшимися в Азербайджане родственниками и сохраняют свой язык, который в настоящее время уже стал полноправным членом семьи языков России.
Судьба переселенцевИсторически удины проживали на территории северного Азербайджана на южных склонах и предгорьях Кавказа, однако к началу XX века там сохранилось лишь два крупных места их компактного проживания. Одно из них это село Нидж в Габалинском районе, где сейчас живет около четырех тысяч удин, носителей ниджского диалекта. Второй диалект удинского языка, варташенский, был распространен в азербайджанском городе Варташен (ныне Огуз). В результате этнических конфликтов конца 80-х годов и социальных и экономических последствий развала СССР почти все удинское население Варташена, а также значительная часть ниджцев покинули родные места и переселились в Россию, а также некоторые другие постсоветские страны (Украину, Казахстан, Беларусь, Армению). В начале 1920-х годов в восточной части Грузии (современный Кварельский район) переселенцы из Варташена основали удинское село Зинобиани. Несколько сотен удин проживают в Грузии и сейчас, хотя среди молодежи там заметна тенденция к переходу на грузинский язык.Как считается, ранее ареал распространения удинского языка был шире. Исследователь удинского языка Ворошил Гукасян отмечал, что еще и в середине XX века в селе Мирзабейли, которое находится недалеко от Ниджа, звучала удинская речь, однако удинский находился там под сильным азербайджанским влиянием. Многие этнические удины со временем перешли на азербайджанский или армянский языки; часть удин переселилась, в том числе в Нидж. Интересно, что в Нидже до сих пор сохраняются подговоры разных кварталов этого большого села: некоторые слова в южной части Ниджа звучат не так, как в северной, что может говорить о том, что речь жителей разных кварталов сформировалась на основе говоров переселенцев из разных мест.Синайский палимпсест: долгожданная находкаОдну из ветвей нахско-дагестанской языковой семьи составляют лезгинские языки, к которым, в свою очередь, относят девять языков. Два из них занимают в рамках лезгинской группы особое положения как считается, они первыми отделились от пралезгинского: это арчинский и удинский. Самым первым, по-видимому, отделился именно удинский, причем произошло это, по оценкам лингвистов, порядка 3700 лет назад1.Таким образом, на протяжении почти четырех тысяч лет удинский существует и развивается как самостоятельный язык.О большинстве нахско-дагестанских языков в их древнем состоянии нет почти никаких сведений: до нас не дошли письменные свидетельства возрастом хотя бы в тысячу лет. Однако именно для удинского языка совсем недавно были обнаружены древние письменные памятники. Из исторических хроник прошлого ученым было известно, что в Кавказской Албании, древнем христианском государстве восточного Закавказья, существовал особый алфавит, созданный, возможно, сами Месропом Маштоцем, давшим письменность армянам. Этот алфавит входил в семью закавказских алфавитов наряду с армянским и грузинским. Однако если армянская и грузинская письменности существовали и развивались непрерывно начиная с V века, то возникшая тогда же письменность на кавказско-албанском (или агванском) языке вышла из употребления и была забыта, а большинство рукописей на ней, вероятно, не сохранились.Лишь в XX веке был обнаружен сначала список кавказско-албанского алфавита, затем некоторые фрагментарные надписи на нем, и наконец, в конце века в двух палимпсестах, обнаруженных в монастыре на Синайском полуострове, был идентифицирован кавказско-албанский нижний слой. В распоряжении ученых впервые оказались образцы текста на предке одного из нахско-дагестанских языков; датируются найденные рукописи примерно VIIX веком. Таким образом, гипотеза о том, что кавказско-албанский представлял собой древнее состояние удинского языка была подтверждена, и сейчас кавказско-албанский иногда называют древнеудинским.Один язык, два алфавитаПосле того, как сотни лет назад кавказско-албанская письменность перестала использоваться, записи на удинском языке не велись или по крайней мере не дошли до нас. В XIX веке удинский язык стал объектом научного изучения удинские слова передавались при помощи армянской письменности, латинской транскрипции или кириллической записи. В СССР на волне языкового строительства была сделана попытка разработать удинскую письменность на латинской основе. В начале 1930-х годов варташенские удины Федор и Михаил Джейранишвили составили букварь Samci ds (Самджи даьс), то есть Первый урок. Однако в дальнейшем эта письменность распространения не получила, и удинский язык оставался бесписьменным вплоть до начала постсоветской эпохи.В 1990-е годы в Азербайджане был опубликован новый проект удинского алфавита (сначала на кириллице, затем на латинице) и появились первые учебники, созданные историком и писателем из Ниджа Георгием Кечаари. В кириллической версии, как и в алфавитах крупных литературных языков нахско-дагестанской семьи, было множество диграфов, в том числе сочетаний со знаком палочка и мягким или твердым знаком: пI, тI, кI, къ, хъ, чъ, гь и других. Однако, поскольку государственный язык Азербайджана в то же время перешел на латиницу, изменен был и удинский алфавит: например, для звука [дж] стал использоваться символ с, для [ч] , для [ш] и так далее. В начале 2000-х годов латинский алфавит для удинского был снова модифицирован и принял тот вид, который используется в Азербайджане сейчас: его особенностью является отказ от диграфов и активное использование диакритик (например, для [ц] используется знак s).В России же в 2013 году вышел удинский букварь Владислава Дабакова Нанай муз на кириллице, в целом следующий принципам графики 90-х. В повседневной жизни сами удины мало пользуются письменностью: в социальных сетях они предпочитают использовать русский, а фразы на родном языке записывают скорее как слышится, не следуя строго орфографическим нормам. После 2013 года в России не появилось и каких-либо новых изданий в кириллической графике. Художественная литература на удинском языке находится пока в процессе становления и представлена, не считая переводных произведений, главным образом поэзией и несколькими рассказами и пьесами.Строение языка: удинский в нахско-дагестанской семьеВсе сорок с лишним языков нахско-дагестанской семьи очень похожи по структуре. Эти языки известны богатством согласных, в том числе характерными абруптивными (смычно-гортанными) звуками; они относятся к эргативным1; в них представлены системы согласования по роду, причем родов может быть не три, а больше; наконец, в сложных предложениях языки этой семьи предпочитают использовать неличные формы глагола (деепричастия, причастия или инфинитивы), а не подчинительные союзы, столь характерные для индоевропейских языков. При этом удинский язык во многих отношениях не похож на среднестатистический нахско-дагестанский язык: скорее всего, из-за многовековых языковых контактов с неродственными в том числе индоевропейскими языкам того ареала, где говорили по-удински. Это, в первую очередь, армянский язык, персидский и другие иранские языки, а позднее азербайджанский язык тюркской семьи.Так, например, в удинском (за исключением зинобианского говора) отсутствуют классические абруптивные звуки с характерным гортанным призвуком они перешли в непридыхательные (преруптивы): например, [к] в слове эки (иди сюда) и [к'] в слове ак'и (увидел) различаются прежде всего тем, что первый согласный произносится с придыханием, а второй нет.Удинский также нельзя назвать классическим эргативным языком, хотя специальный падеж для подлежащего переходных глаголов (эргатив) в нем имеется. Как правило, в эргативных языках нахско-дагестанском семьи подлежащее переходного глагола (типа ударить, открыть, сказать) выражается эргативом, а прямое дополнение номинативом, аналогом русского именительного падежа. Подлежащее же непереходных глаголов (типа идти, спать) стандартно выражается номинативом. Однако в удинском все сложнее. Во-первых, имеются непереходные глаголы, в которых субъект выражен как раз эргативным падежом: например, в предложении Дадален элене (Петух кукарекает) подлежащее дадален (петух) стоит в эргативе (исходная форма дадал).Во-вторых, прямой объект по-удински выражается номинативом только в том случае, если он является неопределенным например, если речь идет о каком-то типе предметов, а не о конкретном предмете. Если же объект определенный (в частности, если это имя собственное или местоимение), то он выражается дательным падежом (дативом). Так что каноническая эргативная конструкция представлена только в предложениях типа Халан зайнак' хуп'е бохе Тетя мне суп сварила. Подлежащее хала (тетя) стоит в эргативе (халан), а прямое дополнение хуп' (суп) в номинативе. А вот примером того, что лингвисты называют вариативным кодированием дополнения, является предложение Миленан изи к'аьшинаьне бот'е Милена (эрг.) своей палец порезала. Прямое дополнение к'аьшинаь (палец) стоит здесь в дативе с суффиксом -аь. Явление вариативного кодирования дополнения встречается и в других языках мира, в том числе в армянском, персидском и азербайджанском, однако в остальных нахско-дагестанских языках его нет.В удинском отсутствует такое характерное для нахско-дагестанских языков явление, как согласование по роду. Действительно, категория рода в удинском языке была утрачена, однако в нем развилось личное согласование, причем в 1-м и 2-м лицах его показатели напоминают соответствующие личные местоимения: зу к'алпе-зу я читал гьун к'алпе-ну ты читал ян к'алпе-ян мы читали ваън к'алпе-нан вы читали. Кроме того, в приведенных выше предложениях про тетю и Милену показатель 3-го лица единственного числа -е/-не следует не за глаголом, а за существительным прямым дополнением, которое располагается непосредственно перед глаголом: хуп'-е, к'аьшинаь-не. Возможно перемещение личного показателя и на другое слово, как в предложениях Халан зайнак'-е хуп' бохе (Тетя именно мне суп сварила) и Халан-е зайнак' хуп' бохе (Именно тетя мне суп сварила). Здесь акцент делается на другой член предложения (по-русски в этом случае мы изменили бы логическое ударение или использовали бы уточняющее слово).Единицы наподобие удинских личных показателей, которые не несут ударения и должны примыкать к полноударному слову, но при этом не привязаны жестко к определенной части речи, называются клитиками. В русском языке это, например, предлоги о, к, с, на или частицы ли, бы, же. Удинские личные показатели относятся к очень редкому в языках мира типу эндоклитикам (или интраклитикам). Их особенность в том, что в части контекстов они выступают как обычные клитики, примыкающие к слову, но могут и находиться внутри слова. Так, глагольный корень бох- (варить) сам по себе не членится на значимые компоненты; тем не менее, личная клитика может разрывать этот корень, вставая перед его конечной согласной например, в форме настоящего времени бонехса (варит) или прошедшего времени бонехи (сварил).Еще одна особенность удинского языка заставляет вспомнить о синтаксических структурах индоевропейских языков. Наряду с придаточными предложениями, выраженными деепричастиями, причастиями, инфинитивом и другими неличными формами глагола, в удинском получили широкое распространение придаточные предложения с личной формой глагола. Чаще всего такие придаточные вводятся частицей (союзом) ки, которая была заимствована из иранских языков. Например, в предложении из перевода Евангелия от Луки частица ки употреблена дважды, при глаголе видишь и скажи: Ай Къонджъух! Тен ак'са ки, без хунчен аьшурхо таьк без лохоле босе? Кот'о упа ки, за коьмаьйбекъан (О Господин! Ты не видишь, что моя сестра бросила на меня всю работу? Скажи ей, чтобы она мне помогла!).Лексика: три варианта фамилииВ удинском языке много коротких слов, состоящих только из одного слога: о трава, сено, эл cоль, ар груша, ул волк, зу я, хе вода, ме нож, ми холод, бул голова, кул рука, тур нога, муз язык, к'ож дом, гъи день (буква гъ обозначает увулярный звук наподобие французского или немецкого [r]). Мать по-удински нана, отец бава, а слова для дедушки и бабушки происходят от названия родителей с добавлением прилагательного кала большой, старший: бабушка кална, дедушка калба. Человек на ниджском диалекте амдар, на варташенском адамар. Это арабское заимствование, попавшее во многие языки Кавказа, но только в удинском застывшее в форме множественного числа с суффиксом -ар. Однако сейчас и амдар, и адамар слова единственного числа. Кстати, в ниджском варианте произошло то, что лингвисты называют метатезой два соседних звука [д] и [м] поменялись местами.Со второй половины XIX века и в советский период у варташенских удин преобладали фамилии с русским суффиксом -ов (Бежанов, Тоцкойнов, Силиков), а в Нидже были распространены фамилии с армянским суффиксом ян (Гукасян, Кочарян, Куранян). Сейчас ниджские фамилии используют собственно удинские суффиксы чаще всего -ари или -хой либо русские суффиксы. В ряде случаев фамилии бытуют в нескольких вариантах, например, Коасари ~ Гуасари ~ Гукасов, Дабакари ~ Дабаков, Везири ~ Везирхой ~ Везиров, Куранхой ~ Куранов. В Грузии удины, как правило, носят фамилии с суффиксом швили (Нешумашвили, Кумсиашвили).Современные исследования и перспективыВ последние пару десятилетий изучение удинского языка происходило как на Западе, так и в России. Американской исследовательнице Элис Харрис принадлежит одна из немногих монографий, целиком посвященных удинскому языку, вышедшая в 2002 году книга Эндоклитики и происхождение удинского морфосинтаксиса (Endoclitics and the origins of Udi morphosyntax), главной темой которой стали те самые подвижные личные показатели. Основным специалистом по удинскому языку в Европе был скончавшийся в 2020 году Вольфганг Шульце автор многих работ по современному удинскому языку и один из ключевых исследователей кавказско-албанских палимпсестов. В последние годы он работал над большой грамматикой удинского языка; этот труд не завершен и пока не издан.В 2000-е годы в рамках большого проекта по изучению малых языков Грузии (ECLING), в котором участвовал ряд немецких и грузинских лингвистов, проходила документация удинского говора села Зинобиани. В настоящее время в Грузии исследования по удинскому языку проводит Роман Лолуа, который также является и специалистом по кавказско-албанскому. Кроме того, с начала 2000-х годов удинский язык, преимущественно ниджский диалект, изучается в Москве участниками проекта Удиланг (Д. С. Ганенков, Ю. А. Ландер, Т. А. Майсак).Можно сказать, что удинский язык, прежде всего в связи с его особым положением в нахско-дагестанской семье, в последние десятилетия вызывал повышенный интерес со стороны лингвистов. Тем не менее, работы по его научному исследованию еще много. Как и в случае других малых языков, важнейшее значение имеет документация современной живой речи удин аудиозапись естественных спонтанных текстов, их перевод и расшифровка. Что касается диалектов, то особенную озабоченность вызывает варташенский хотя именно он был изучен лучше ниджского в первой половине XX века, в последнее время новых исследований по собственно варташенскому диалекту не появлялось, а сами варташенцы рассеяны по постсоветскому пространству.В области лингвистической агванистики необходима публикация отсканированных страниц синайского палимпсеста в высоком разрешении и, в целом, стоит критически пересмотреть его расшифровки 2008 года. Из-за плохой сохранности текста и слабой читаемости нижнего слоя многие места рукописи едва поддаются прочтению, но и читаемые, по всей видимости, могут допускать различные интерпретации.Кроме того, важно подготовить молодых специалистов-кавказоведов, имеющих представление как о языках нахско-дагестанской семьи, так и, желательно, об иранских и тюркских языках ареала, а также об армянском. Ключевую роль в ближайшее время будут играть меры по поддержке удинского языка в России, в том числе преподавание его детям (например, в кружках), а также издание литературы на удинском языке для российских удин.Список источников:1Гукасян В. Л. К трехъязычию удин // Проблемы двуязычия и многоязычия. М., 1972.Дирр А. Грамматика удинского языка // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. XXXIII. Тифлис, 1904.Коряков Ю. Б. Атлас кавказских языков. М.: Пилигрим, 2006.Касьян А. С. К формальной генеалогической классификации лезгинских языков // Вопросы языкового родства. 2014. 11. С. 6380.Краткий русско-удинский разговорник (ниджский диалект) / Составил Тимур Майсак, перевод Влада Дабакова (2006 г.)Майсак Т. А. Варианты удинской орфографии и транскрипции (краткий обзор) // Удинский сборник: грамматика, лексика, история языка. М.: Academia, 2008. С. 443460.Майсак Т. А. К публикации кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря // Вопросы языкознания. 2010. 6. С. 88107.Майсак Т. А. Позиция личных клитик в удинском языке по корпусным данным // Типология морфосинтаксических параметров. Материалы международной конференции Типология морфосинтаксических параметров 2015. Вып. 2. М.: МПГУ, 2015. С. 243265.Удинский язык в проекте Малые языки России (Лаборатория исследования и сохранения малых языков Института языкознания РАН)Clifton, John M., Deborah A. Clifton, Peter Kirk & Roar Ljkjell. The sociolinguistic situation of the Udi in Azerbaijan // Studies in languages of Azerbaijan, vol. 1. Baku: Academy of Sciences of Azerbaijan & St. Petersburg, Russia: SIL International, 2005. P. 107123.Gippert, Jost, Wolfgang Schulze, Zaza Aleksidze & Jean-Pierre Mah. The Caucasian Albanian palimpsests of Mount Sinai. Edition and interpretation. 2 vols. Turnhout: Brepols, 2008.Harris, Alice C. Endoclitics and the origins of Udi morphosyntax. Oxford: Oxford University Press, 2002.Что читать, смотреть и слушать:Удинский язык в проекте TITUS (Институт эмпирической лингвистики при Франкфуртском университете имени Гёте). В разделе представлены оцифрованные удинские тексты из различных источников XIXXX веков: Четвероевангелие в переводе братьев Бежановых конца XIX века, букварь 1934 года Первый урок, тексты из грамматик А. Шифнера, А. Дирра, Е. Ф. Джейранишвили и других. Представлены аудиозаписи нескольких удинских сказок.Удинский язык в проекте ECLING (Институт эмпирической лингвистики при Франкфуртском университете имени Гёте). В рамках проекта, посвященного малым языкам Грузии, представлены аудио- и видеозаписи на удинском языке (зинобианский говор).На сайте московского проекта Удиланг (поддерживался в 20042013 гг.) представлены работы по удинскому языку, тексты на удинском языке, фотографииВ. Л. Гукасян. Удинско-азербайджанско-русский словарь. Баку: Элм, 1974. Первый и пока сути единственный большой словарь удинского языка, включающий лексику обоих диалектов (ниджского и варташенского), а также краткий грамматический очерк. Всего в словарь вошло около 6 тысяч слов и тысяча словосочетаний и фразеологизмов. Использована кириллическая графика.R. Mobili. Udi-azerbaycanin-urusin yitlu. Bak: Qrifli nr, 2010. Новое издание удинско-азербайджанско-русского словаря, дополнено более чем 2,5 тысячами удинских слов. Слова приводятся в новой графике на латинской основе. При этом словарь включает только азербайджанский и русский переводы лексем и не включает примеры. В приложении приведены грамматический очерк В. Л. Гукасяна, предисловие из удинской грамматики А. Дирра, очерк истории удинского языка и словаря Р. Мобили.Удины: история одного народа небольшой сюжет об удинах Ниджа из украинской программы Ранок з нтером (2020), на русском языкеУдиния. Несуществующая земля (Udinia. The non-existent land) короткометражный документальный фильм Анны Пачиковой (2016), фильм-размышление об удинах и их истории глазами современного европейца. В фильме звучат английский и удинский языки (есть русские субтитры).Короткометражный документальный фильм Таты Капианидзе (2019) об удинах, проживающих в Грузии, прежде всего в селе Зинобиани. В фильме звучат грузинский и удинский языки, в том числе песни на зинобианском говоре в исполнении Ольги Кумсиашвили.Языки народов России: Удинский язык. Представитель Ивановской общины удин Эмиль Манджари рассказывает об удинах и удинском языке по-удински (на ниджском диалекте, с русскими субтитрами)Аудиозаписи с чтением современного перевода Библии на удинский язык (ниджский диалект)Песни на удинском языке в исполнении Ольги Кумсиашвили (с. Зинобиани)Удинская песня Удин балазу (Я удинский парень), исполняет Алекс Везири, слова Виктора Атогой (ниджский диалект)Произведения саратовского писателя, уроженца Ниджа Яши Удина (Яша Геранович Манджиян) лирические рассказы и повести о сельской жизни в Нидже, преимущественно в советский период.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 21.01.2021 14:19:56
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru