Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Чувашский язык

Прежде чем признать чувашский последним живым наследником булгарских языков, исследователи относили чувашей, лесных жителей, к языческому финно-угорскому миру. Чувашский развивался в тесном союзе с другими поволжскими языками влиял на них и попадал под их влияние. Он сохранил замысловатую родовую терминологию и суффикс для всех родных и близких, а иностранцу для того, чтобы правильно читать по-чувашски, надо знать русский. Что такое ротацизм, ламбдаизм, прохибитив и чувашский ренессанс, рассказывает лингвист Александр Савельев.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Кстати, если выхотите увековечить ваш язык висторииприсылайте намаудиозаписи систориями отрадиционном национальном блюде, ремесле или вашем городе.Чувашский язык единственный живой представитель булгарской ветви, одной из двух крупных ветвей тюркской языковой семьи. Его близкие родственники вымерли еще в Средние века, и остались лишь дальние все прочие тюркские языки, которые формируют так называемую общетюркскую ветвь. Различия между двумя ветвями тюркской семьи, накопившиеся за две тысячи лет раздельного существования, таковы, что ни с одним другим живым тюркским языком чувашский не является взаимопонятным.К признанию тюркских корней чувашского языка лингвистическая наука пришла не сразу. Это вызвано не только своеобразием чувашского языка: вероятно, ранних исследователей смущало и то, что сами чуваши как этническая общность не вписывались в бытовавшие стереотипы о тюрках. Чуваши народ с основополагающим земледельческим компонентом в хозяйстве, в обозримом прошлом населявший скорее лесную зону, а не степи, и не принадлежавший ни к мусульманскому миру, ни к христианскому. Они исповедовали собственную народную религию, схожую с религиями соседей по Среднему Поволжью марийцев и удмуртов. Из-за этих характерных черт первые этнографы и лингвисты, работавшие в XVIII веке, считали чувашей и чувашский язык частью лесного и языческого мира финно-угров. Предположение о тюркском происхождении чувашского языка было впервые высказано только в 1828 году немецким востоковедом Юлиусом Клапротом и убедительно доказано в 1841 году в диссертации его соотечественника Вильгельма Шотта.В 1860-х годах татарский ученый Хусаин Фаизханов сумел прочесть c помощью чувашского несколько эпиграфических текстов с территории Волжской Булгарии средневекового государства, которое в течение нескольких веков контролировало Волжско-Камский регион. Со временем концепция прямой преемственности чувашского языка по отношению к волжско-булгарскому языку VIIIXIV веков получила общее признание в мировой лингвистике.Предок чувашского языка оказался оторван от пратюркской общности незадолго до рубежа эр, когда булгары покинули тюркскую прародину в Монголии и Южной Сибири и отправились на запад. Несколькими столетиями позже они добрались до Европы и стали, по всей видимости, первыми тюрками в этой части света. Вся дальнейшая история диалектов булгарской ветви связана уже с Южной и Восточной Европой. В узком смысле булгарские диалекты происходят с территории Великой Болгарии политического образования, существовавшего в VII веке на Северном Кавказе в бассейне Кубани и в степях Причерноморья. После смерти основателя государства, хана Кубрата, булгары разделились на несколько групп; две из них оставили наиболее яркий след в дальнейшей лингвистической истории Европы.Одна ветвь булгар переселилась на Дунай и создала здесь Первое болгарское царство. Другая направилась на север и достигла территории Волго-Камья. В X веке здесь появилось независимое государство волжских булгар. Их язык был источником торговых заимствований во многих языках Восточной Европы, включая древнерусский (ковьръ ковер, жьнчугъ жемчуг). В 1236 году Волжская Булгария пала под натиском монгольских войск, а вслед за этим почти исчез и волжско-булгарский язык. Значительная часть волжско-булгарского населения была уничтожена в войнах и иных катаклизмах XIIIXIV веков, другая часть перешла на кыпчакский тюркский язык прибывших переселенцев. Однако небольшие группы булгар спаслись в лесных землях Волго-Камья, где они тесно взаимодействовали с местным финно-угорским населением. Именно эти группы стали вскоре известны под именем чуваши, и с этих пор начинается история собственно чувашского языка.1
Чувашский язык в тюркской семьеВо многих своих проявлениях чувашский это типичный тюркский язык, и тем интереснее взглянуть на черты, отличающие его от родственников. На фонетическом уровне самые известные особенности такого рода ротацизм и ламбдаизм. Ротацизм это появление в чувашском звука [р] в соответствии с [з] в общем предке всех остальных тюркских языков. Скажем, чувашское числительное восемь имеет вид сак(к)р, а его соответствия в других тюркских восходят к прототипу секиз. Ламбдаизм это появление в чувашском звука [л] на месте предкового [ш] в остальных тюркских языках. К примеру, слово зима во всех языках тюркской семьи восходит к одной праязыковой форме, но в языках общетюркской ветви это къыш (c возможными вариациями), а в чувашском хл.В чувашской именной морфологии бросается в глаза использование показателя множественного числа -сем, который развился из послелога со значением каждый. Другие тюркские языки используют в этой функции аффикс -лар, но чувашскому он вовсе не известен. Показатель множественного числа и это уже неуникальная особенность на фоне родственных языков может употребляться и для выражения так называемой ассоциативной множественности. Если в одной словоформе мы хотим сослаться на человека по имени Атнер и его близких, достаточно прибавить -сем к имени: Атнерсем Атнер и его семья/близкие.Тюркские языки различают дательный и винительный падежи, но в чувашском эти показатели совпали. Например, в предложении Эп ку ырлана ачана патм (Я дал эту ягоду ребенку) одним и тем же показателем -на обозначается и объект действия (ырла ягода), и его адресат (ача ребенок).
Яркая особенность спряжения чувашского глагола состоит в том, что прохибитив (запретительная форма) образуется при помощи предшествующей глаголу частицы ан: ан тыт! (не держи!). Другие тюркские языки используют аффикс -ма, как в татарском тотма! (не держи!). Долгое время считалось, что чувашский язык заменил тюркский запретительный аффикс на частицу, заимствованную из финно-угорских языков, но это маловероятно. По-видимому, в чувашском сохраняется древняя модель образования прохибитива, утерянная в других тюркских языках.Когда речь идет о владении некоторым объектом, тюркские языки маркируют обладаемое так называемыми аффиксами принадлежности 1-го, 2-го или 3-го лица. В чувашском сфера использования этих аффиксов в 1-м и 2-м лице сильно ограничена. Там, где другие тюрки скажут аты (твой конь, букв. конь-твой), чуваши чаще всего воспользуются аналитической конструкцией по типу индоевропейской: санн ут (твой конь).Наконец, чувашский чаще, чем языки общетюркской ветви, использует послелоги вместо аффиксов это видно при сравнении чувашского ман пата кил! (приходи ко мне!) и турецкого bana gel! с тем же значением. В турецком примере bana форма местоимения я в дательном падеже; в чувашском использована местоименная основа в сочетании с послелогом пата (к).Чувашская лексика в значительной части восходит к пратюркскому состоянию, однако расхождение семантики в сочетании с фонетическими расхождениями порой мешает распознать слова чувашского и других тюркских языков как родственные. Между тем исторически к одним и тем же основам восходят, например, чувашское вар (рот) и татарское йз (лицо); чувашское шур (белый) и татарское сары (желтый); чувашское шл (зуб) и татарское шеш (вертел); чувашское ул (лист) и татарское яшелч (овощи, зелень).Диалекты: верх, низ и село Малое КарачкиноВ традиционной классификации выделяются два основных диалекта чувашского языка: верховой (вирьял) в северо-западной четверти Чувашии и низовой (анатри) на юго-востоке республики. Низовыми являются и большинство говоров за пределами Чувашии. Кроме того, нередко в отдельный средненизовой (анат енчи) диалект группируются говоры северо-востока Чувашии.Наконец, чрезвычайно своеобразное наречие остаточно сохраняется в говоре всего одного села Малое Карачкино на крайнем северо-западе Чувашии, у границы с Горномарийским районом республики Марий Эл. Одно и то же слово со значением дерево в большинстве чувашских говоров имеет облик йыв, а в малокарачкинском наречии й. Слово близкий (по-чувашски ывх) в этом селе произносят как ук. Чувашские личные местоимения эпир (мы) и эсир (вы) представлены здесь в виде пэр и сэр.С начала истории изучения малокарачкинского наречия считалось, что его своеобразие обусловлено только смешением с соседними марийскими говорами. Однако исследования последнего времени показали, что, по-видимому, речь идет об особом реликтовом варианте чувашского языка, который раньше всех отделился от общего диалектного древа.3Различия между прочими чувашскими говорами в целом незначительны, и их носители поймут друг друга без особых трудностей.Волго-Камский языковой союз: между тюрками и финно-уграмиВ течение столетий чуваши поддерживали теснейшие связи с соседями по Поволжью. В историческое время для региона была обычна ситуация многоязычия, когда люди в той или иной степени владели по крайней мере двумя-тремя языками. В 1852 году писатель Спиридон Михайлов-Яндуш задокументировал такой любопытный образец чувашской народной социолингвистики: Благоразумнейшие из чуваш насчитывают в мире 77 языков, в числе сих 77 почитают главными 6: татарский1, чувашский, черемисский2, мордовский, калмыцкий и русский. Прочие же языки считают либо отдаленными, либо не стоящими внимания.Чувашский занимает центральное положение в так называемом Волго-Камском языковом союзе. Этот термин обозначает феномен долговременных интенсивных контактов и вследствие этого вторичного сближения между языками Среднего Поволжья: финно-угорскими (марийскими, пермскими, мордовскими) и тюркскими (помимо чувашского, это поволжско-кыпчакские татарский и башкирский). В тюркских языках Поволжья присутствует финно-угорский субстрат2; в случае чувашского речь идет прежде всего о древнемарийском субстрате, хотя в целом его вклад в формирование современного чувашского языка достаточно ограничен. В то же время чувашский, будучи некогда языком престижа, оказал огромное влияние на соседние финно-угорские языки. Особенно сильно это влияние ощущается в марийских, несколько меньше в удмуртском, еще меньше в коми и мордовских.4Взаимовлияние языков Волго-Камья проявляется на всех структурных уровнях. Одна из характерных черт чувашского консонантизма отсутствие фонологического противопоставления между глухими и звонкими шумными согласными. Есть только позиционные варианты: звонкие (вернее, полузвонкие) в позиции между гласными или после сонанта перед гласным и глухие во всех прочих позициях. Например, в слове хурчка (ястреб) начальный [х] произносится глухо, а [ч] и [к] озвончаются. По-видимому, эта особенность возникла в чувашском именно под влиянием древнемарийского субстрата.Как и во многих других языках и диалектах Волго-Камского региона, гласные в чувашском подлежат гармонии. В слове чаще всего представлены гласные либо только заднего ряда (хнтр бобр, Шупашкарта в Чебоксарах), либо только переднего (кпе рубашка, Чмпрте в Ульяновске). В пределах языкового союза находит параллели и важная для чувашского языка оппозиция гласных полного образования и редуцированных (кратких) гласных; в частности, этим противопоставлением определяются правила ударения. В стандартном чувашском ударение падает на последний слог (арслан лев, пултран борщевик), но смещается влево, если в последних слогах есть краткие гласные (тимр железо, авнчк изогнутый), а в словах, содержащих только краткие гласные, ударение падает на первый слог (крк шуба, вршн стриж).Заимствованная лексика чувашского языка отражает его положение на северо-западном фронтире тюркского мира, у ворот мира финно-угорского. Предки чувашей обосновались в лесах умеренной зоны после столетий, проведенных в более южных широтах; они были вынуждены адаптироваться к новым природным условиям и обращаться к опыту северных соседей финно-угров. Поэтому наибольшее количество субстратных заимствований наблюдается в лексике, связанной с природным окружением и ведением хозяйства в этом окружении. Марийское происхождение имеют чувашские названия некоторых насекомых (ктк муравей, шк жук-короед), а также приспособления для жизни в холодном климате (йлтр лыжи). Заимствования, связанные с природой, проникали в чувашский и из пермских языков (пши лось, ктмл брусника, лс хвоя).Если не учитывать недавнее русское влияние, больше всего в чувашском заимствований из татарского языка: пит (лицо), чечек (цветок), йысна (зять). Татарские слова проникали в чувашский в основном в период Золотой Орды и Казанского ханства, но этот лексический поток оставался ощутимым и в более позднее время.Письменность: от чумы до контрреволюционной пропагандыПервые памятники письменности на близкородственных чувашскому языку булгарских диалектах датируются второй половиной I тысячелетия нашей эры. Непосредственный предок чувашского языка волжско-булгарский письменно зафиксирован в надгробных надписях, выполненных арабской графикой. Эти надписи создавались в конце XIII XIV веке, уже после падения Волжской Булгарии, но в них отражен булгарский язык, который существовал на этих землях и в домонгольское время. Традиция булгарских эпитафий просуществовала всего около восьмидесяти лет. Предполагается, что конец ей положила печально известная пандемия чумы в середине XIV века2. Сообщество образованных носителей письменной традиции концентрировалось в городах и было, по-видимому, уничтожено чумой.В русских источниках отдельные чувашские слова стали попадаться в XVIXVII веках, во времена колонизации Среднего Поволжья. Например, при описании военных походов упоминаются Ирыхов остров и Ирыхова заводь на Волге недалеко от Казани. В этом слове безошибочно распознается йрх дух, согласно чувашским мифологическим представлениям, населяющий сокровенные места.В XVIII веке чувашская письменность частично пользовалась латинской графикой. Именно на ней был записанпервый словарик чувашского языка, опубликованный в 1728 году шведским офицером Филиппом Иоганном Таббертом фон Страленбергом, а такжепервый перевод молитвы Отче наш. Кроме того, с середины XVIII века и вплоть до последней четверти XIX века существовала старочувашская письменность, основанная на кириллической графике и фонетическом принципе орфографии.В 1870-х годах новую чувашскую письменность разработал миссионер Иван Яковлев. Основанная на фонологическом принципе, она оказалась значительно экономнее и удобнее предыдущих систем. Прежде всего, это касается способов записи глухих и полузвонких вариантов шумных согласных раньше эти варианты записывались теми же буквами, которыми обозначаются глухие и звонкие согласные в русском языке. Яковлев обоснованно решил не вводить в алфавит ненужные буквы для звонких, ведь можно всегда использовать буквы для глухих, а случаи озвончения будут ясны из контекста.Яковлевский алфавит заслужил общее признание и был положен в основу дальнейшей традиции чувашской письменности. Поначалу заложенный в нем фонологический принцип соблюдался неукоснительно. Когда в чувашский через русское посредство проникали новые интернационализмы, их фонетика адаптировалась к фонетике исконных слов, а запись следовала установленным правилам орфографии. Например, в одном из орфографических словарей раннесоветского времени слово психология было рекомендовано записывать как пиххолоки, эмиграция емикратси, анархизм анарххисм.3В 1930-е годы с этой практикой было покончено, и русские заимствования стали внедрять в чувашский без адаптации. Доходило до трагических казусов: так, в обвинительном заключении чувашского лингвиста Тимофея Матвеева, приговоренного в 1936 году к десяти годам лагерей за контрреволюционную деятельность, содержалось обвинение в пропаганде принципа малограмотного произношения в чувашском языке заимствованных иноязычных слов (иными словами,принципа адаптации заимствований к чувашской фонетике и, следовательно, орфографии).Современный чувашский алфавит содержит 37 букв: все буквы русского алфавита и четыре особые буквы , , и . Одиннадцать букв используются только в русских заимствованиях. Единой орфографии не существует, поскольку русизмы яковлевской орфографии не подчиняются их следует читать в соответствии с русской орфографией. Таким образом, если иностранец решит выучить чувашский, не зная русского, он не сможет правильно прочесть, например, чувашское слово атака (атака), ведь по стандартным правилам чувашской орфографии [т] и [к] в этом контексте должны озвончаться. Как отмечают социолингвисты, такое положение дел в чувашской орфографии стало результатом осознанной языковой политики советского времени, целью которой было закрепление за чувашским языком подчиненного статуса.2Термины родства: семь деверей и принцессаВ чувашской терминологии родства сохраняются осколки старой социально-родовой организации со сложными внутренними связями. Эта терминология основана, во-первых, на строгом лексическом противопоставлении старших родственников младшим. Например, мой младший брат шллм, а мой старший брат пичче (при этом термином для старшего брата обозначаются и братья отца). Также различие между старшими и младшими родственниками выражается грамматически: если речь идет о младшем родственнике некоторого третьего лица, то основа присоединяет обычный показатель принадлежности -/-и (шлл его младший брат), а старшие родственники в таком контексте часто кодируются особым аффиксом -ш/-ш (пиччш его старший брат).Во-вторых, лексически различаются родственники по отцовской и материнской линии. Например, моя бабушка по отцу это асанне (сложение слов ас(л) старшая и анне мать). А моя бабушка по матери это кукамай, исторически обращение к матери (ама) брата матери (кукка). В-третьих, как видно из последних примеров, чувашский язык может использовать разные основы в зависимости от того, чей родственник имеется в виду:мой, твой или третьего лица. Например, моя мать анне, его мать амш, мой отец атте, его отец ашш.Некоторые фрагменты системы родства, бытовавшей в традиционном чувашском обществе, демонстрируют удивительную детализацию. В начале XX века лингвист Николай Ашмарин задокументировал в одном из чувашских селений целый список обозначений для каждого из младших братьев мужа. Первый из них по старшинству носил название ывлсем (форма множественного числа от ывл сын; деверь, младший брат мужа), второй чипер ывл (букв. пригожий деверь), далее следовали вталх ывл (средний деверь), сар ывл (желтый деверь, возможно, в значении русоволосый или красивый), хура ывл (черный деверь), шур ывл (белый деверь) и, наконец, кн ывл (младший деверь).Нередко в чувашских терминах родства отражены причудливые семантические переходы. Так, соответствие чувашского шллм (мой младший брат) в других тюркских языках имеет значение младшая сестра, а чувашская младшая сестра (ймк), по-видимому, соответствует общетюркскому младшему брату. Старший брат (пичче) заимствование из кыпчакских языков, где похожее слово имеет значение принцесса. В этом случае наблюдается не только гендерное несоответствие, но и семантическая утилизация иноязычного титула для наименования старшего родственника.Чувашская поэзия: народная лирика и футуризмПервые дошедшие до нас произведения оригинальной чувашской литературы принадлежат к одическому жанру и датируются серединой XVIII века, а непрерывная литературная традиция возникает на столетие позже. В конце XIX начале XX века (период, который называют иногда чувашским ренессансом) увидели свет основополагающие произведения чувашской литературы. Шедевр этого периода трагическая поэма Нарспи, которую в 1908 году опубликовал 17-летний уроженец Уфимской губернии Константин Иванов. Поэма повествует о чувашской девушке Нарспи, неспособной управлять собственной судьбой в традиционном чувашском обществе. Поэтика Нарспи, с одной стороны, наследует традициям чувашской народной лирики, а с другой вполне укладывается в русло современной ей модернистской литературы.Следующая крупнейшая фигура в чувашской поэзии Сеспель Мишши, в творчестве которого соединились техники и мотивы футуризма и экспрессионизма. Его поэзия отражает религиозную веру в коммунизм, который Сеспель отождествлял с идеями национального освобождения, и глубокое разочарование коммунистической реальностью. Стихи Сеспеля бывают похожи на апокалиптические видения отчасти это отпечаток картин массового голода в Поволжье и Украине, свидетелем которых был поэт.Наиболее значительные поэты середины XX века это Петр Хузангай (19071970) и Васьлей Митта (19081957). В философской лирике Хузангая, вершиной которой является цикл Песни Тилли, представлены лучшие образцы чувашского поэтического языка. Хузангай много работал и над введением чувашской культуры в мировой контекст например, переводил на чувашский карело-финский эпос Калевала. Поэт Васьлей Митта, узник ГУЛАГа, провел в заключении 17 лет и отразил этот опыт в своих пронзительных стихах.Наконец, ключевой чувашский поэт второй половины XX века Геннадий Айги (19342006). Он учился в московском Литинституте и был исключен за публикацию враждебной и подрывающей основы соцреализма книги стихов. Был младшим другом Бориса Пастернака и по его совету стал писать в том числе по-русски. Со временем Айги стал ведущей фигурой в русском и мировом поэтическом авангарде. Его стихи переведены на десятки языков, а его имя не раз звучало в списках вероятных претендентов на Нобелевскую премию по литературе. Чувашеязычным читателям остались его ранние и более традиционные, но оттого не менее замечательныестихотворения.Двойственное положение чувашского языкаС одной стороны, современный чувашский язык это язык, которым владеют сотни тысяч людей, язык, звучащийпусть и ограниченно, но на радио и телевидении и имеющий статус государственного в целом субъекте РФ. С другой стороны, законодательный статус чувашского языка имеет слабое отношение к его реальному положению в обществе. Язык преподается в школах, но в совершенно недостаточном объеме; к тому же этот процесс во многом обессмысливает преподавание почти исключительно на русском языке.Представленность чувашского языка в общественном пространстве практически ограничивается символическим уровнем. Чувашский это язык праздников, национальной культуры и формальных приветствий в официальных речах (с последующим переключением на русский). Это также язык семейного общения; однако в неблагоприятном лингвистическом ландшафте Чувашии многие семьи уже предпочитают не обучать детей чувашскому. До недавнего времени можно было говорить о том, что он хорошо сохраняется хотя бы в сельской местности, но сейчас и это едва ли верно. В условиях стремительного языкового сдвига был бы необходим комплекс разносторонних мер по ревитализации чувашского языка, которые подразумевают серьезные усилия со стороны и государства, и общества.Библиография:Als i Font, H. (2016). The Chuvash Language in the Chuvash Republic: An Example of the Rapid Decline of One of Russias Major Languages. In: Sloboda, M., Laihonen, P., Zabrodskaja, A. (Eds.), Sociolinguistic Transition in Former Eastern Bloc Countries: Two Decades after the Regime Change (Prague Papers on Language, Society and Interaction / Prager Arbeiten Zur Sprache, Gesellschaft Und Interaktion). Frankfurt am Main: Peter Lang, 5173.Savelyev, A. Chuvash and the Bulgharic languages. In Robbeets, M., & Savelyev, A. (Eds.), The Oxford Guide to the Transeurasian Languages. Oxford: Oxford University Press, 446464.Savelyev, A., & Jeong, C. (2020). Early nomads of the Eastern Steppe and their tentative connections in the West. Evolutionary Human Sciences, 2, E20.Schamiloglu, U. (1991). The End of Volga Bulgarian // Varia Eurasiatica. Festschrift fr Professor Andrs Rna-Tas. Szeged: Dep. of Altaic Studies, 157163.Алос-и-Фонт Э. Орфография русских заимствований как кодификация подчинённого положения чувашского языка и проблема нормы произношения // Чваш орфографийн иртни, хальхи, пуласси: регионсен сллхпа лх конференцийн материалсем. Шупашкар, 2015 . мартн 12-мш. Шупашкар: Чваш патшалх гуманитари сллхсен институч, 2015. С. 113128.Ванеркке Н. Чвашла ырасси (правлсемпе орфокрафи словар). Шупашкар: Чваш кнеки уйрм, 1929.Мудрак О. А. Заметки о языке и культуре дунайских булгар // Аспекты компаративистики. Вып. I. М.: РГГУ, 2005. С. 83106.Мудрак О. А. Исторические соответствия чувашских и тюркских гласных: Опыт реконструкции и интерпретации. М.: Институт востоковедения РАН, 1993.Что читать и слушать:Чувашская электронная библиотека (более тысячи писателей и свыше семи тысяч произведений)Электронные словари чувашского языкаЧувашская энциклопедия (около 12 тысяч статей)Пополняемая библиотека научной литературы, содержащая в том числе исследования по чувашскому языкуЯнра, чваш члхи! группа ВКонтакте с пополняемой коллекцией аудио- и видеоконтента на чувашском языкеПост-фолк группа Тарай, исполняющая песни на стихи чувашских поэтов
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 30.12.2020 12:04:53
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru