Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Тофаларский язык

Тофаларский язык вымирающий язык бывших саянских кочевников спрятался от исследователей в непроходимой горной тайге. В нем сохранились древнеуйгурские архаизмы и отдельные слова, чтобы описать открытое безлесное место на южном склоне горы и мелких певчих птичек, остающихся на зиму. Тофаларский глагол можно поставить в учащенную ритмичную форму, а прошедшим временем выразить то, что вот-вот случится. Рассказываем о языке, который вот-вот исчезнет.Впроекте Языки России мырассказываем оязыках, накоторых говорят или говорили народы, проживающие натерритории современной Российской Федерации. Проект создан сиспользованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов.Горцы, лесные люди, черные гусиТофалары немногочисленный тюркоязычный народ оленеводов-охотников, издревле кочевавших по горной Саянской тайге. Историческими предками тофаларов были кетоязычные племена, жившие в Восточных Саянах, и оленеводы-самодийцы. Члены Российского Императорского географического общества, до революции изредка посещавшие кочевья тофаларов и писавшие о них заметки, называли их карагасами. Считалось, что на тюркском это значит черные гуси, но, очевидно, экзоним произошел от названия одного из тофаларских родов кара-hааш.Русское название карагасы продержалось как официальное до 1930-х годов, когда советская власть решила, что оленеводы-кочевники должны стать оседлыми жителями. С переводом на оседлость тофалары получили право использовать этническое самоназвание тофа в качестве официального. Оно свидетельствует о принадлежности тофаларов к древнему племенному союзу дубо, который упоминается в китайских исторических хрониках начиная с V века нашей эры и восходит к этнониму дубо/туба, лежащему в основе самоназваний и других народов,напримертувинцев.Несмотря на то что язык тофаларов близок другим языкам саянской подгруппы языку тувинцев, бурятских сойотов и монгольских уйгуров, он является самым архаичным среди них. Дело в том, что носители тофаларского много веков живут в относительной территориальной изоляции от других тюркоязычных народов,в живописном обособленном горном регионе Тофаларии,куда можно добраться только по воздуху или на внедорожниках. Здесь, в таежных дебрях Восточных Саян, будучи оторван от общетюркского языка, тофаларский сохранил наибольшее количество древних языковых элементов и со временем приобрел присущие только ему черты.При этом малочисленность тофаларов и давно начавшееся смешение представителей разных родов привели к постепенному выравниванию диалектных различий. В речи тофаларов из Верхней Гутары (этническая группа ааш) и Алыгджера (этническая группа чоду) остались незначительные фонетические и лексические расхождения.Например, гутаринцы во многих словах с конечным согласным -произносят вместо него -й: дай вместо да (гора), суй вместо су (вода) и так далее. Кроме того, различается тип губной гармонии гласных: в Верхней Гутаре скажут олым (моя рука), а в Алыгджере и Нерхе олум. Поселок Нерха примыкает к Алыгджеру, и нерхинский говор когда-то являлся промежуточным. Так как сейчас различия между алыгджерским и гутаринским говорами сгладились, язык современных тофаларов достаточно однообразен на всей территории их расселения.
Письменность и литература: один в поле воинДо конца 1980-х годов тофаларский язык существовал исключительно в устной форме.Историки, этнографы и лингвисты не баловали тофаларов вниманием, а при передаче тофаларского языкового материала пользовались произвольно выбранными способами записи. В 1960-х годах изучением тофаларского языка занялся филолог и лингвист Валентин Иванович Рассадин к тому моменту на тофаларском говорило уже только старшее поколение. Рассадин стал ездить в экспедиции в Тофаларию и исследовать звуковой строй, грамматику и лексику языка, еще не подозревая, как сильно вскоре пригодятся его полевые записи.Тофалары давно обращались к советским властям с просьбой ввести преподавание родного языка в их школах, но вопрос стал решаться только после принятия в 1980 году постановления О мерах по дальнейшему экономическому и социальному развитию районов проживания народностей Севера. Постановление обязывало создавать письменности для малых коренных народов, составлять для них словари и учебные пособия, что в случае с тофаларским оказалось крайне проблематичным: он просто не был достаточно изучен.За помощью власти Иркутской области обратились к Рассадину,единственному на тот момент исследователю, обладавшему достаточными знаниями, чтобы разработать систему письма для тофаларов. Рассадин создал правила орфографии, букварь и, самое главное, алфавит с учетом всех недостатков других знакомых ему тюркских алфавитов. Графической базой новописьменного тофаларского языка стала кириллица; к ней Рассадин добавил несколько букв, необходимых для передачи произношения: , , , , , , , , i. В 1989 году тофаларскую письменность утвердили, и для первых учителей тофаларского языка в начальных школах стали проводить краткосрочные языковые курсы.
Рассадин занимался и изданием тофаларского фольклора. Хотя первые записи песен, сказок и племенных преданий тофаларов сделал в 1890 году известный российский этнограф и языковед-тюрколог Н. Ф. Катанов. Они были изданы в 1907 году академиком В. В. Радловым в его известной серии Образцы народной литературы тюркских племен. Спустя 70 лет, в 1980 году, Рассадин опубликовал Легенды, сказки и песни седого Саяна собранные к тому времени образцы устного народного творчества тофаларов: мифы, сказки, песни, обрядовые тексты, загадки и пословицы. В 2007 году вышла антология тофаларского фольклора Саян-Мерген, где народная и шаманская поэзия не просто расшифрована в прозе, а переведена на русский язык в стихотворной форме.Фонетика: возглас начинающего мерзнутьГласные фонемы в тофаларском бывают твердого ряда (а, о, у, ы) и мягкого ряда (э, , , и, , i) деление, типичное для тюркских языков. Их противопоставление имеет смыслоразличительную функцию: а (зверь) э (самый), таъhа (подкова) тэъhе (горный козел). Такие гласные участвуют в палатальном, или небном, сингармонизме, согласно которому все гласные в слове должны относиться к одному из двух рядов. Например, в состав слова дырба (ноготь) входят только гласные твердого ряда, а в состав слова илбек (крюк) только мягкого. В русских заимствованиях этот закон может нарушаться, как в слове бригада.Тофаларские гласные можно также противопоставить по краткости (а, о, у, ы, э, , , и, i, ),долготе (аа, оо, уу, ыы, ээ, , , ии, ii, )ифарингализованности (аъ, оъ, уъ, ыъ, эъ, ъ, ъ, иъ, iъ, ъ). Фарингализованные гласные произносятся кратко, отрывисто и с придыханием, как будто сдавленным голосом, и отражаются на письме твердым знаком: аъстаар (закинуть поводья за луку седла стоящей лошади). Это редкое для тюркских языков явление, которое считается спецификой тувинского и тофаларского языков. Фарингализация позволяет различать такие пары слов, как оът (трава) и от (огонь), уъш (лети) и уш (конец), ыът (собака) и ыт (отправь), эъттр (ехать за убитым зверем, оставленным в тайге) и эттр (бить, избивать). Долгота гласных тоже привносит смысл, и получаются уже такие противопоставления: аът (лошадь) ат (имя) аат (укачивай ребенка).Также для тофаларского характерна активная работа небной занавески. К примеру, долгие гласные часто приобретают носовой тембр, как в словах ыыт (голос), сээк (муха). Рассадин отмечает, что тофаларскому произношению вообще свойственна некая гнусавость. Кроме того, зачастую гласный в начале тофаларского слова произносится напряженно, что хорошо слышно, например, в междометиях [эh] (возглас человека, начинающего мерзнуть при сильном морозе) или [аа] (возглас при поддакивании).Что касается согласных, в тофаларском они противопоставлены не по глухости и звонкости, как в русском, а по силе и слабости. Сильные согласные всегда глухие, а слабые могут быть как звонкими, так и глухими: паш (котел) баш (болячка); та (нет, не знаю) да (утренняя заря). Любопытно, что в тофаларском встречается сочетание согласного hc другими согласными: мh, нh, h, лh, йh, рh, как в словах маъйhян(палатка), аънhай(олененок), иърhек (самец медведя или соболя), дhр(бык дикого северного оленя).Грамматика: категоричность, ритмичность и объективная необходимостьПо типу грамматического строя тофаларский язык относится к агглютинативно-аналитическим языкам. Морфологическая структура тофаларского слова носит общетюркский характер: к корню присоединяются словообразовательные, формообразовательные и словоизменительные суффиксы. Новые слова образуются с помощью аффиксов (аны охота < а зверь; ибилершi оленевод < иби домашний олень; араhачы пьяница < араhа водка; кишилер люди < киши человек) и с помощью сложения основ:чер-су (страна, родина) < чер(земля) + су (вода).Кстати, в тофаларском сохранился архаичный словообразовательный аффикс -ны, который совпадает с древнетюркским -n. Синтаксический строй тоже сохранил древнетюркский тип: в нем почти нет союзов, а вместо придаточных предложений используются деепричастные и причастные обороты. Также в тофаларском есть немало присущих лишь ему грамматических архаизмов, схожих с древнеуйгурскими формами.В падежной системе тофаларского есть привычные нам основной, родительный, винительный и дательно-направительный падежи: аът (конь), аъта (коню), аътты (коня). Есть непривычные местно-временной и исходный падежи. Местно-временной описывает местонахождение предмета или время совершения действия: айда (на Луне), hамда (у шамана), ол hиредэ дэ ум та йо болан (в то время в доме никого не было). Исходный падеж указывает на точку, из которой начинается действие, на место отрыва предмета от чего-либо, на удаление или требование предмета от кого-либо: эштэн (от друга), аптан (из мешка). Еще два падежа отличают тофаларский от остальных тюркских языков частный и продольный. Частный падеж есть и в русском, он описывает неполноту охвата действием: шэйда ишивит (выпей чаю), кктэ аъ (накоси травы). Продольный падеж указывает на распространение действия или движения по поверхности предмета: бо уша (в этом направлении), исше (по следу).Категория акциональности, выражающая характер протекания действия, в тофаларском представлена множеством аналитических форм со вспомогательными глаголами они привносят различные видовые оттенки, напримеринтенсивности или кратности действия. Среди этих форм есть несколько, не имеющих аналогов в тюркских языках Саяно-Алтая, кроме тувинского. Это моментально-однократная форма глагола (ылас ын- сверкнуть), раздельно-краткая (ылас-ылас ын- несколько раз быстро сверкнуть), ритмичная (ыла-ыла ын- посверкивать) и учащенная ритмичная (ыла айын- часто сверкать в разных местах). Специфика этих тофаларских форм вероятно, монгольского происхождения еще и в том, что они употребляются не только с образными глаголами, но и с глаголами действия-состояния: грс ынды (взглянул), удус ынды (вздремнул), чорус ынды (сходил), чаас-чаас ынды (часто идут кратковременные дожди). В русском языке похожие оттенки выражаются в основном приставками. Например, глаголы закричать, залаять имеют значение начинательного способа глагольного действия, глаголы поспать, почитать ограничительного способа действия.Завершенность действия в тофаларском выражается аффиксами -ывыт/-ивит, -увут/-вт, а незавершенность вспомогательными глаголами тур- (стоять), чору- (идти), олыр- (сидеть), чыът- (лежать) в сочетании с деепричастием основного глагола. Кроме того, у тофаларов есть своеобразные формы модальности глагола. Например, субъективная модальность намерения или желания (барыса- хотеть пойти, удуса- хотеть спать), которая из всех современных тюркских языков представлена только в тофаларском итувинском. Модальность объективной необходимости (бары дэ надо пойти) не имеет аналогий ни в тувинском, ни в хакасском языках. А у имитативной формы (барысы бол- сделать вид, что уходишь) вообще нет аналогий в тюркских языках; есть вероятность, что это заимствование из бурятского.Интерес представляет тофаларское предупредительное, или опасительное, наклонение, выражающие предостережение, опасение, как бы чего не случилось. Эту форму часто сопровождают междометия hй! или hала! Например: аынды hала (как бы он не рассердился),hй hала, чуулду (смотри, упадешь). Еще у тофаларских глаголов бывает совместно-взаимный залог он выражает действие, совершаемое взаимно или совместно. К примеру, амнаш- означает вместе что-либо беречь или беречь друг друга, а арлаш- переводится как стряхивать друг с друга снег.Понятие определенности/неопределенности имеет колоссальное значение в тофаларской грамматике и пронизывает всю систему времен, начиная с настоящего. Настоящее обычное не относится к конкретному моменту речи: действие происходит вообще, в некий широкий отрезок настоящего времени: бардыры (идет),грдр (смотрит),hдлдiрi (надрывается непосильным трудом). Кроме того, этой формой выражают действие, которое совершается не на наших глазах, это заглазное время. Например, говорящий фразу бо киши завоодта иштэндiрi (этот человек работает на заводе) или уру ылаэдыры(ребенок плачет) не является очевидцем происходящего. Настоящее конкретное, наоборот, описывает действие, совершаемое в момент речи в присутствии говорящего; оно связано с определенностью: ыс ылап туру (девочка плачет, на наших глазах в данный момент).То же с прошедшими временами. Прошедшее категорическое передает только что совершившееся однократное действие, в достоверности которого говорящий не сомневается (билдiм я понял); зачастую еще можно наблюдать результат этого действия (буламы булады пыль поднялась). Рассадин отмечает, что тофалары употребляют эту форму даже тогда, когда действие вот-вот совершится, но еще даже не началось. Например, рассматривая какой-либо товар и решив его купить, покупатель говорит продавцу: Че, мен алдым (букв. Ну, я купил). Прошедшее результативное делает акцент на результате действия и не требует, чтобы говорящий был его очевидцем: о баран (он ушел); о келiр мен дн (он обещал прийти).Тофаларское будущее тоже может быть вневременным, а может относиться к моменту речи. Используя будущее предположительное, говорящий обычно не уверен, что действие совершится, но в то же время хотел бы, чтобы оно произошло: мен алай мен (я возьму); мен чоруваай мен (я не поеду); барай ла мен турай (я, наверное, поеду завтра). Будущее категорическое выражает действие, которое определенно свершится после момента речи, и говорящий в этом уверен: мен бо келiр мен (я сейчас приду); о ээлгiрi киши, туътар (он проворный человек, поймает).Лексика: вечнозеленая трава в вершине ключаКеты и самодийцы оставили след в словарном фонде потомков-тофаларов в виде, например, гидронимов Боранчага, Ий, Кариир, Решет, Элгашет, Агул, Тагул и таких енисейских по происхождению слов, как шииек (маленькая птичка), кспер (корова), шегер (сани). Монгольские группы приняли значительное участие в формировании родо-племенного состава саянских оленеводов, что отразилось в языке в виде большого количества заимствований из средневекового монгольского (ытат китаец,чыраа иноходец,сериин прохлада,насын возраст, прожитая жизнь,лом религиозная книга). Поскольку Нижнеудинский район Иркутской области граничит с Бурятией, тофалары много заимствовали и из бурятского языка:галзуура (сходить с ума), р (трехлетний конь), hазаар (конская узда), hуули (закон).В целом основу словарного состава тофаларского языка составляет общетюркская лексика с большим количеством архаичных словоформ, восходящих к древнеуйгурскому языку. В современном тофаларском сохранились уйгурские слова вроде оор (ступа), чода (голень), сылтыс (корень), ээш (самка медведя или соболя). Они свидетельствуют о том, что тюркизация населения Саян произошла еще в древнетюркское время. Кроме того, в тофаларском языке некоторые слова сохранили облик более архаичный, чем, например, в тувинском языке, где они претерпели некоторые упрощения. Для сравнения:в тофаларском восемь пишется сеъhес, а в тувинском сес; борода саъhал (тоф.) / сал (тув.); кузнечик чеъhерге (тоф.) / шерги (тув.); горный козел тэъhе (тоф.) / те (тув.).Заимствования из русского языка приходили в тофаларский в разные эпохи и до революции, и в советское время. На месте русских ударных гласных в тофаларском языке закономерно появлялись долгие гласные: виилэ (вилы), шиилэ (шило), лаампа (лампа), сааыр (сахар), караваатти (кровать). Звук [в] в словах веэник (веник), вермишээль (вермишель) или видроо (ведро) могли произнести только тофалары, достаточно владевшие русским языком, остальные заменяли его либо на [б], либо на [м]: меэник, мермишээль, бидроо.Помимо лексем, имеющих прозрачное происхождение, в тофаларском есть и такие, которые не имеют параллелей в тюркских языках или имеют мало известных параллелей в тюркских и монгольских языках. Эти редкие слова неизвестного происхождения описывают очень специфичные реалии жизни тофаларов. Например, чaъpпы слегка подтаявший наст снега, оълhу сруб на пнях для захоронения, саласа наземная петля для ловли за ногу оленей и лошадей. Большинство таких слов описывают характерный для Тофаларии мир природы: мээс (открытое безлесное место на южном склоне горы), уулы (высохшее на корню дерево), чээphен (высохшие нижние ветви кедра). Некоторые звучат чрезвычайно поэтично: hамзыл мелкие певчие птички, остающиеся на зиму или сысты вечнозеленая трава в вершине ключа. А для перевода некоторых потребуется целое предложение: кълтс это место в тайге, где под мхом имеется рыхлый слой, состоящий из корешков и перегноя, под которым есть глубокая расщелина, наполненная водой.В каких ситуациях используются эти тофаларские междометия?Фразеология: табу и эвфемизмыСборники тофаларского фольклора содержат народные песни, частушки, пословицы (Хозяйку, которая любит поспать, по дыму из чума легко узнать), загадки, шаманские песнопения перед камланием, моления охотников перед охотой на лося, моления после добычи медведя в берлоге. Охотничий промысел был и остается одним из основных занятий тофаларов, и таежные животные всегда играли важную роль в их жизни, что привело к возникновению языковых табу. В тофаларском можно найти немало иносказательных и описательных имен для промысловых животных, которые возникли вместо табуированных названий.Например, до нас дошли некоторые тофаларские эвфемизмы для упоминания медведя: иреза (ире дедушка + а зверь), чер л а (букв. зверь с земляным домом), ире (букв. предок, прадед) и энэ (букв. прабабка), узутаар (букв. шишкующий, от глагола узута добывать кедровые шишки, шишковать). Части тела медведя тоже принято называть иносказательно: его шкура это чоорhан (букв. теплое одеяло), сердце дiсiлш (от глагола дiсiл биться) и так далее. Действия, связанные с медвежьей охотой, также табуированы и носят эвфемистические названия: например, булут тыърт (букв. тянуть облака) означает собирать народ, чтобы идти совместно добывать медведя; слтне (букв. выжить из ума от старости) значит найти медвежью берлогу.Челер а (букв. рысящий зверь), удуруту (букв. хвостатый) и да ыдыы (букв. горная собака) все это эвфемизмы для запрещенного наименования волка бр. Соболя называли чараа (букв. маленький зверь) или алды (букв. добыча). Кабарга один из основных промысловых зверей для коренного населения Тофаларии получила прозвища азылы (букв. клыкастый) и шубараш (букв. пестрая пища). Змею называли да балыы (букв. горная рыба), изюбря сары-а (букв. желтый зверь), а лося улу-а (букв. большой зверь).Все можно этим языком сказатьСейчас тофаларский язык не используется в повседневной жизни. Даже самое пожилое поколение, способное говорить по-тофаларски, предпочитает общаться исключительно на русском языке, и в разговоре можно встретить только вставки из тофаларского. У тех, кто в состоянии говорить на тофаларском, полевые лингвисты отмечают упрощение грамматических структур, а большинство тех, кто хорошо понимает язык, сами могут сказать всего с десяток бытовых фраз. Среди молодежи единицы понимают стандартный набор императивных и вопросительных фраз.В тофаларских школах ведутся факультативные занятия по родному языку. Кроме того, исследователи отмечают сознательное желание тофаларов возродить свой язык. В 2006 году были переизданы тофаларский букварь и прописи; в 2016 году,за год до кончины,Валентин Иванович Рассадин выпустил академический тофаларско-русский словарь на 16 тысячслов, максимально избежав заимствований. Работы Рассадина по фонетике, лексике и морфологии остаются единственным полноценным описанием языка тофаларов.Тофаларский язык не избежал стигматизации, которой подверглись многие другие языки коренных народов СССР во второй половине XX века. По рассказам самих тофаларов, сначала им запрещали говорить на тофаларском в школе, а потом и вовсе учителя стали просить родителей общаться дома с детьми на русском. Тофаларов высмеивали за ношение традиционной одежды, ругали, когда они общались между собой на родном языке на улице или, например, в больнице. Но, судя по материалу, собранному лингвистами в поселке Нерха в 2007 году, угасание языка началось раньше.Носители тофаларского считают, что современное состояние языка это последствие того, что традиционный кочевой образ жизни тофаларов сменился на оседлый. Старики говорили, что тофалары не могут жить без оленей, вспоминает один из информантов. Сейчас оленеводство у тофаларов носит отгонный характер, а хозяйственный уклад ничем не отличается от уклада соседних поселков. Зачем надо было нас вообще трогать? Кочевали бы и кочевали. А то кто-то влился в эту систему, а кто-то до сих пор между небом и землей, как говорится, сетует один информант, а другой с грустью заключает: Россия испортила нас переводом на оседлый образ жизни.Жители Тофаларии, рассуждая о родном языке, называют его красивым, звучным, растягивающим, плавным, экзотичным, давнишним, устаревшим, уникальным, единственным. Такой красивый язык в общении, говорит информант 1945 года рождения. Все можно этим языком сказать, так не скажешь по-русски, как на нашем языке. Никогда так не скажешь.Дополнительная литератураБурыкин А.А. Тофаларская лексика на общеалтайском фоне. Проблемы этимологических исследований лексики одного тюркского языка на фоне генетических и ареальных связей алтайских языков // Проблемы монголоведных и алтаистических исследований. Международная научная конференция. Элиста, 2009.Муслимов М.З., Сюрюн А.А. Тофаларско-русское смешение кодов в пос. Нерха // Проблемы монголоведных и алтаистических исследований. Материалы международной конференции, посвященной 70-летию профессора В.И. Рассадина. Элиста: Изд-во КалмГУ, 2009.Преловский А.В. Саян-Мерген: антология тофаларского фольклора XIXXX вв. / пер., стихотвор. перелож., реконструкции эпоса, сост., вступ. ст. М.: Новый ключ, 2007.Рассадин В. И. История создания тофаларской письменности // Проблемы монголоведных и алтаистических исследований: Материалы международ. конф., посвящ. юбилею проф. В. И. Рассадина. Элиста: Калмыцкий государственный университет, 2009.Рассадин В.И. Морфология тофаларского языка в сравнительном освещении. М.: Наука. 1978.Рассадин В. И. Тофаларский язык и его место в системе тюркских языков: монография - Москва|Берлин: Директ-Медиа, 2015.Рассадин В.И. Тофаларско-русский словарь. Тоъфа-орус сооттары. М.: Издательский дом ЯСК, 2016.Рассадин В.И. Фонетика и лексика тофаларского языка. Улан-Удэ, 1971.Сюрюн А. А. Современная языковая ситуация в Тофаларии // Материалы международной конференции Актуальные проблемы современного монголоведения и алтаистики, посвященной 75-летию со дня рождения и 55-летию научно-педагогической деятельности профессора В. И. Рассадина. 1013 ноября 2014 г. Элиста: Изд-во КалмГУ, 2014Сюрюн А. А. Тофаларский язык // Язык и общество. Энциклопедия. М.: Азбуковник, 2016.Трофимова С.М. Профессор В.И. Рассадин и тофаларский язык // Материалы IIIМеждународной конференции Актуальные проблемы современного монголоведения и алтаистики, посвященной 80-летию академика РАЕН, профессора В. И. Рассадина, 30-летия создания тофаларской письменности, 20-летию создания сойотской письменности. 1114 ноября 2019 г. Элиста: Изд-во Калм. ун-та, 2019
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 10.12.2020 12:07:14
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2021, umnikizdes.ru