Русский
Русский
English
Статистика
Реклама

Общественно полезное поведение

Пандемия время, когда люди должны проявлять максимум сознательности и следовать санитарным предписаниям: носить маски, соблюдать социальную дистанцию, а при необходимости и режим самоизоляции. Чтобы стимулировать людей соблюдать все эти указания, разные страны применяли разные меры: от ударов палками1 за нарушение режима самоизоляции в Индии до штрафов в России. Насколько необходимы подобные методы социального контроля? И есть ли альтернативные способы подтолкнуть людей к общественно полезному поведению? Экономист Алексей Белянин рассказал ПостНауке о том, какие факторы влияют на поведенческие мотивы людей.
От чего зависит общественно полезное поведениеПроявление общественно полезного поведения, которое в условиях пандемии заключается в следовании правилам социальной дистанции, ношении масок или, в случае жесткого карантина, в соблюдении самоизоляции, зависит от того, до какой степени люди в принципе верят в наличие проблемы. Пока они не поверили в ее существование, бессмысленно убеждать их отказываться от своих свобод, потому что это будет восприниматься как покушение на законные права. В такой ситуации люди вряд ли будут сознательно придерживаться карантинных мер, рекомендованных властями.Так, в начале пандемии многие люди были против введения официальных мер по борьбе с распространением коронавируса:они не верили в опасность COVID-19 и говорили, что все это придумали враги, шпионы, ЦРУ, КГБ, а сам вирус якобы не страшнее обычного гриппа, от которого тоже каждый год2 умирают люди. Некоторые страны, напримерШвеция или Белоруссия, поначалу делали ставку на выработку коллективного иммунитета и принимали менее радикальные карантинные меры.Однако официальные данные по количеству зараженных вполне способны убедить людей: если бездействовать, нарушать режим самоизоляции и пренебрегать средствами индивидуальной защиты, то в любой стране число заболевших будет неуклонно расти. Так, в то время, когда в Италии больницы были переполнены и медицинская система чуть не обрушилась, люди оставались дома, но, когда ситуация стабилизировалась, вновь проявились коронавирусные диссиденты. В России по карте Яндекса, отображающей так называемый индекс3 самоизоляции, можно было отследить, что в конце марта, еще до введения штрафов и строгих карантинных мер, люди стали проводить меньше времени на улице. Это косвенный, но довольно отчетливый знак, свидетельствующий о том, что люди активно и адекватно отреагировали на сигнал реальной опасности.Управление стимуламиС точки зрения экономической науки человек делает то, что хочет делать, реагирует на стимулы. Если вы голодны, вы купите поесть. Если вы хотите спать, вы ляжете спать. Менее насущная, но тоже вполне ощутимая человеческая потребность заключается в общении с друзьями и природой. Люди привыкли к удовлетворению своих потребностей, хотят их реализовать, и поэтому, чтобы добиться общественно полезного поведения в условиях пандемии (то есть соблюдения режима самоизоляции), необходимо эти потребности перебить. Нужно создать у людей другую потребность, более сильную, чем необходимость выйти на улицу и пообщаться с друзьями, потребность воздержаться от этого.Чтобы воздействовать на сознание людей и внедрить им мысль, что сейчас надо изолироваться, можно использовать метод кнута:припугнуть штрафами, санкциями, административными правонарушениями, вплоть до уголовной ответственности. Но есть и метод пряника: объявить, что все, кто не выйдет на улицу в течение какого-то времени и это будет доказано, скажем, видеофиксацией, получат денежный приз. Но эта мера трудноконтролируемая и дорогая, и поэтому ее никто не применял.Кнут эффективнее, когда нужны краткосрочные и простые стимулы. Если же необходимо, чтобы человек отнесся к просьбе или требованию проникновенно, интериоризировал бы, как говорят психологи, эту идею, то желательно использовать пряник. Такой метод имеет более пролонгированный эффект. Ведь когда кнут отменят, какое-то время люди еще продолжат бояться, а потом все равно вернутся к привычной жизни.Есть и альтернативный метод, зародившийся в рамках поведенческой экономики, поведенческое подталкивание, или наджинг (от англ. nudge подталкивать). Этот термин в его современном понимании ввел Ричард Талер, нобелевский лауреат 2017 года. Согласно его концепции, можно влиять на процесс принятия решений, подталкивая человека к правильному поведению в его интересах. Механизм наджинга применяется в политической практике многих стран например, в Великобритании работает Behavioural Insights Limited4 (или Nudge Unit) организация, разрабатывающая поведенческие технологии убеждения на государственном уровне.Уровни кооперативности в разных странахВ разных культурах по-разному распределена склонность людей к общественно полезному поведению. На протестантском севере Европы, в скандинавских странах, Германии, Великобритании, Нидерландах и частично Франции альтруизм иготовность заботиться о природе и ближнем достаточно плотно вшиты в поведенческие привычки. Терпение и готовность ждать в Северной Европе гораздо выше, чем в Южной, где ситуация немного другая. В Италии, Греции, Испании и Португалии у людей больше бесшабашности, беззаботности, стремления к сиюминутным выгодам. Хотя внутри страны тоже могут быть различия. Например, север Италии по привычкам и уровню экономического развития схож с Германией.Чтобы изучить, насколько уровень кооперативности отличается в зависимости от культурных особенностей, экономисты проводят эксперименты. Основным инструментом измерения уровня кооперативности являются игры на создание общественного блага. Типичными примерами таких благ могутслужить личное освещение или дороги общего пользования.В каноническом эксперименте Гэхтера и Херрманна5 участники из более чем 15 стран получали определенную сумму 20 условных денежных единиц, часть из нее вносили в общественный фонд, полезность от которого получали все люди независимо от их взносов, а другую часть оставляли себе. Аналогичные решения участники принимали в течение 10 периодов, причем после каждого из них они видели, сколько денег в общественном фонде, а сколько у них на личном счету.Как правило, люди начинали примерно с половины суммы:50% клали в фонд, 50% забирали себе. Хотя соотношение зависело от страны. Например, в Дании (Копенгаген) в начале игры люди в среднем вносили 11,5 единиц, а в Австралии (Мельбурн) всего 5. Однако от периода к периоду взносы в общественное благо уменьшались, хотя также в разной степени.Все дело в знаменитой проблеме (или эффекте) безбилетника. Если соседи собирают деньги на общественно полезные вещи озеленение двора, очистку улиц от снега, то из пользования этими общественными благами нельзя исключить человека только потому, что он не профинансировал их. Невозможно каждый раз, когда сосед, не сдавший деньги, заходит в подъезд, выключать лампочку. Более глобальный пример налоги. Человек может их не платить, а благами, которые предоставляет ему государство дорогами, уличным освещением, бесплатной медицинской помощью, все равно будет располагать. Общая тенденция игры показала: люди понимают, что все пользуются общественным благом за их счет, и начинают делать меньше взносов.Как можно поддержать кооперативность? Есть разные способы, но один из самых известных и понятных наказания. Участникам показывали, сколько внес каждый из них, и давали возможность потратить какую-то сумму, чтобы уменьшить доход ближнего, то есть наказать его. Как оказалось, это очень неплохая дисциплинирующая мера: сама возможность наказания стабилизировала взносы, а где-то даже привела к их росту.Другими примерами общественных благ может служить устранение общих угроз,напримерпандемии или глобальных изменений климата, поскольку решение этих проблем также зависит от скоординированных усилий всех членов общества. Международная лаборатория экспериментальной и поведенческой экономики НИУ ВШЭ в 2018 году провела аналогичный эксперимент на пороговое общественное благо, в котором участвовали жители России и Германии. Участники этого эксперимента совместными усилиями могли предотвратить наступление глобальной катастрофы, если вносили достаточное количество средств в общий фонд страховки от такой катастрофы.Как видно из графиков, в различных условиях данного эксперимента взносы оказались гораздо выше от 60 до 90% от требуемой суммы, то есть люди вели себя гораздо более кооперативно, чему в немалой степени способствовало понимание общей угрозы. Некоторое снижение взносов в конце связано с наполнением фонда страховки и не отменяет общей картины. Любопытно заметить, что россияне исходно демонстрировали более низкий уровень кооперативности, чем немцы (примерно на треть), однако в международных группах, где участвовали как россияне, так и немцы, наши соотечественники подтягивались к уровню своих германских партнеров, особенно когда были возможны наказания (санкции) от партнеров по группе.Как карантин отразился на российском обществеНа выходе из карантина и самоизоляции в обществе прослеживались две тенденции. Первая тенденция привычки. Если в марте никто не знал, что такое социальная дистанция, то в июне люди на улицах уже старались лишний раз друг к другу не подходить, потому что у них выработалась некоторая привычка. Противоположная тенденция реакция рутины: коронавирус стал обыденностью. Обычно люди ярко реагируют на изменение ситуации. Например, если человек выиграл в лотерею миллион долларов, то его самоощущение сильно поменяется, но на короткий срок, а потом вновь вернется в прежнее состояние. По аналогии с этой ситуацией, когда ощущение коронавируса и опасности рутинизируется, люди стремятся к возвращению в свое привычное самоощущение. При этом ощущение уровня опасности будет притупляться, и нужны будут новые подкрепления и введение новых ограничительных мер.В то же время введение большого количества ограничений, контроля, слежки за обычными людьми излишнее проявление власти, авторитета, которое, впрочем, является достаточно ценным благом для некоторого количества жителей России. В связи с этим опасность ситуации с карантином и локдауном заключается в том, что практика применения наказаний, штрафов, контроля за тем, что граждане делают в условиях коронавируса, чревата соблазном ее применить за пределами чрезвычайной эпидемиологической ситуации и закрепить в том числе на законодательном уровне.Дополнительные материалы1. Канеман Д. Думай медленно... решай быстро. М.: АСТ, 2014.2. Талер Р., Санстейн К. Nudge. Архитектура выбора. Как улучшить наши решения о здоровье, благосостоянии и счастье. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017.3. Ариэли Д. Позитивная иррациональность. Как извлекать выгоду из своих нелогичных поступков. М.: Альпина Паблишер, 2020.
Источник: postnauka.ru
К списку статей
Опубликовано: 27.10.2020 16:05:50
0

Сейчас читают

Комментариев (0)
Имя
Электронная почта

Общее

Категории

Последние комментарии

© 2006-2020, umnikizdes.ru